DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Сергей Непрозванов «Тату»

07.06.06

Интересно, наверное, на каждого человека, решившего сделать татуировку, найдется два десятка людей, которые будут его отговаривать. Я не собирался разукрашивать свое тело. Нет, ну, думал иногда, конечно… Наверное, большинство из нас рано или поздно задумывается на эту тему. Но все это было несерьезно. Меня даже на понт пытались брать smile Устоял. (Дурацкая привычка – оставлять смайлики там, где нужно показать это интонацией. А еще говорят, Интернет помогает общаться с людьми). В общем, не хотел я делать татуировку. Тем не менее, она у меня есть. Появилась она вчера, пьяный был, так что в дневнике ничего не написал. Не до него было. Совсем не помню, как и зачем ее набивал. Тату заметил сегодня утром, потому что спина болела. Посмотрелся в зеркало, а между лопаток круглое пятно. Сперва и не разобрал, что за херня. Круг, а изнутри три хвостика торчат, словно рога. Мерзость - одним словом. Ни красоты, да и качество – словно школьник струной работал. Спросил про эту бодягу у парней на работе. Нет, сказали, мол, не знают. Говорят, я совсем никакой был, на такси посадили, и до хаты…

Так получилось, сегодня от самой конторы до дома пешком шел. У Макса чё-то там полетело, подвезти не смог, сам на маршрутках добирался. В переулке, на Каштановой заметил вывеску. Новый тату-салон. ХЗ, может, там и сделал. Жаль, времени зайти не было. Домой спешил. Переодеться надо было. Сегодня в ресторан, у прораба день рождения, юбилей, етить его за ногу. Думал, времени не хватит, а вон - прилетел пулей, уже и переодеться успел. Сижу, вытянул ноги, чтоб стрелки не помять. Полчаса свободных получилось, решил за дневник взяться, все-таки вчера не писал. А тут еще эта татуировка…

Все, полетел.

И… В гробу я видал все эти праздники!

 

08.06.06

Ох, говорила мне мама «Не пей!». smile Проснулся с жуткой мигренью. Даже таблетки не спасают. Башка болит. Пошел в душ, пока мылся, заметил на плече черную полосу. Сразу не понял что это. В зеркале увидел – татуировка «пустила корни». Из круга расходятся линии, изображающие впивающиеся в плечи когтистые лапы. Как такое может быть???  Кожа под татуировкой ужасно болит. Даже сильней чем голова. Чёрт/Господи. Интересно, почему одни говорят «от чёрт», а другие «о, Господи»? или «Дьявол» и «Боже мой», причем в одной и той же ситуации. Пальнут в кого с ружья, ну в фильме например, да еще своего привалят, скажет «Чёрт возьми…» или «О, Боже…», а по сути то все едино. Так может и между Богом и Дьяволом не больно то много разницы? СТОП! Нельзя такое писать, а то рогатый над костром за яйца подвесит…А товарищ с нимбом, будет советовать, как вертел крутить, чтоб лучше прожарился smile) Не верю я во все эти дела, а все-таки неприятно. Вот написал эту фигню, и словно на могилу поссал. Не, к чер smile На фиг).  

…Может это такая новая краска, проявляющаяся со временем? Бред…

Неужели опять в салон ходил? Да не может быть! Вот дерьмо. Самое интересное – денег то с собой не брал, что они там в кредит что ли рисуют?  После работы схожу в салон и все узнаю. А сейчас, на остановку, а после  – ПАХАТЬ!

-//-

В салон зайти не получилось. Прораб подвезти взялся. Черт с ним, завтра зайду.

Из бытовки выходил последним, успел в зеркало глянуть - мне кажется, лапы стали больше.

 

09.06.06

Сходил в салон.  То ли плакать, то ли смеяться… Мастер признался, что татуировка – его работа, но сказал, что не рисовал лапы. А я дурак возьми да ляпни,  что они из его татуировки появились. Ясный хер, он рассмеялся. Да еще показал такую же у себя на запястье. «У меня же ничего не растет» - сказал. Еще сказал, что я, видно, надрался и сам не помню, как сходил в другой салон и набил лапы. Говнюк, а не человек. Мало того что на вид противный – с бородкой такой козлиной, и глазки точно «козьи шарики», лицо блестит, потом обливается. Кондиционер бы купил, осёл, или косуху свою стянул. Так еще и голос гадкий. Даже описать не могу. То ли подлизывается, то ли с ехидцей говорит. А иногда надменность такая проскакивает, как будто не с человеком разговаривает,  а ботинок от блевотины обтирает.

Да будь я хоть в дрова, никогда бы не сделал ТАКУЮ ЖЕ татуировку как у этого козла.

Пришел домой. На конях. Сразу пошел смотреть тату. Сижу вот теперь, пишу. Пытаюсь пивом злость залить. Надо купить компьютер, игруху какую взять, хоть мозги кому повышибать. Полезно иногда. Игротерапия, так сказать.

 

Лапы удлинились: перебрались через плечи  и тянутся к сердцу.

Вот.

Написал.

 

Я боюсь.

Реально боюсь.

 

Может я свихнулся?

 Но ведь художник из салона их тоже видел. Да и Макс тоже. Я сегодня после работы ему рассказал, перед тем как в салон идти. Он тоже посмеялся, выдал одну из любимых фраз мамани – «пить меньше надо». Эх, да если б не вы, пил бы я, как же. Надо мне это, как собаке билеты в космос.

Голова болит адски. Ничего не соображаю.

Все – спать!

 

10.06.06

Три часа утра. До сих пор не уснул. Кожа горит. В голову лезут всякие гадости. Все время встаю и смотрюсь в зеркало. На работе буду клевать носом, пойду, постараюсь уснуть. А то на стройке спать – проще сразу помереть.

 

Так и не уснул. Все же решил идти на работу, хотя жуть как не хотелось. Чистил зубы и смотрел на лапы. Вроде ничего не изменилось. Но все-таки, кажется, лапы выросли еще. Решил перестраховаться, чтоб уж наверняка узнать. Взял фломастер (зеленый) и обвел контуры. На работу не пошел. Потом что-нибудь придумаю. С прорабом договоримся.

-//-

Спал до пяти часов. У наших рабочий день закончился, а я только проснулся…Опять смотрелся в зеркало. Черт меня дери, но я не ошибся. Татуировка меняется.

Вот лапы. А вот зеленый контур, словно пустая бабочкина куколка.

Там, где на шее висит крестик, линии прогнулись  и обошли  его стороной!

 Лапы стали еще ближе к сердцу, и когти удлинились. Не знаю, что делать? Кому показать? Позвоню Максу, заодно узнаю, как там Семёныч. Матерился небось.

 

Макс умер.

В окно выбросился.

Света, жена его сказала.

Может шутка? Да нет, таким не шутят.  Вот черт. Голос её до сих пор в голове, словно наждак черепушку изнутри протирает.

Макс.

Да не может этого быть. Вчера же еще разговаривали. Дочку все собирался заделать. «Ни хрена вы не понимаете», - говорил, - «не пацана надо первого, а девчонку, чтоб потом за младшим смотреть помогала».

Макс из окна выбросился. Макс. Который на стройке ближе чем на десять метров к краю крыши не подходил, да и то если за что схватиться можно было. Да уж он скорее б башку по обоям размазал, чем в окно.

Только незачем ему это было делать.

 

Лапы.

Родилась дурная мысль – пойти  в салон и набить крест на сердце. Клин клином вышибают. Может, поможет.

 

Помянуть Макса надо. Заодно и храбрости наберусь. Потом в салон.

 

!МАКС! МАКСИМ, ЗАЧЕМ?!!!

 

11.06.06

ПРОКЛЯТЬЕ!!! Встал поздно, работу проспал… Но главное – на груди красуется ПЕРЕВЕРНУТЫЙ крест!!! Оденусь, пойду в салон к мастеру. Что за дела такие?!?!?!...

-//-

Такая дребедень творится, а я междустрочья рисую!

Я НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЮ! Мастер сказал, что я САМ !САМ! попросил нарисовать перевернутый крест! А я ни черта не помню!

 

12.06.06

Вчера опять пил…

Плохо. Разбудил телефон. Звонили с работы. Послал их. Меня тоже послали…Сидел, смотрел на телефон. Попозже позвоню Маринке. Ну и что, что бросила, выслушать-то сможет. Я её два года слушал.

 Спал в свитере. Жарко. Обливаюсь потом, как тот стручок из салона. Козлина! Наверное, надел вчера вечером. Надо проверить, но не могу себя заставить. Боюсь того, что увижу…

Так и есть.

Задрал свитер и все стало ясно. Она изменилась. Одна лапа сжимает крест, вторая поддерживает его, словно ребенка.

Я в ярости!!!

Проклятый мастер, убью тварь!

 

…Боже, я действительно собирался это сделать. До меня дошло, только когда я стоял на кухне и выбирал нож…

Ничего не соображаю.

Позвоню Марише.

 

Позвонил. (Здесь должен быть циничный, исполненный мрачного настроения голос)

Не поверила конечно. Спросила, я что, раскодировался?

ДА! Раскодировался. При чем тут это. Не зря её бросил. Или она меня? Мальчик, девочка – какая в жопу разница.

Все же схожу в салон и добьюсь ответа. Убить не убью, но если и дальше будет отпираться – по морде дам. Хотя, по морде – по-любому.

 

Чертовщина какая-то. Салона нет. Дверь заперта. Окна в пыли, словно год немытые. Внутри хлам строительный.  Еще вчера там чистота была стерильная…Место я не мог перепутать.

 

13.06.06

Всю ночь спина горела так, что думал, сойду с ума. Хотя, мне это уже не грозит. В одну реку дважды не войти. Новые линии на спине пересекаются, образуя непонятную мне криптограмму, и тянутся к ногам. На груди ничего не изменилось.

Перестал выходить из дома. Никому не могу рассказать о том, что со мной происходит. Боюсь.

Чего боюсь? Утро начал как обычно (с тех пор, как перестал ходить на работу): с просмотра всякой гадости. Чрезвычайные происшествия. Показывали репортаж.

Девушка сбросилась с восьмого этажа прямо на железный забор, что отгораживал полисадник. Её переломало как

как спичку

Ког да когда её поднимали,            показали лицо.

 

Больше никому не расскажу. Никого не хочу видеть. Мой дневник – последняя связь с миром. Теперь пишу в блокноте, чтобы всегда был под рукой. Вклеил в него старые листы, начиная с проклятого шестого числа. Буду записывать все.

Сижу и пишу…

 

Марина.

Исписал два листа её именем, пока понял что делаю. Вырвал. Будто из жизни…

 

 Весь день тупо смотрел телевизор и пил пиво. А перед глазами стояло ее лицо. Улыбающееся, как в наш медовый,  только в крови.

Иду спать.

 

14.06.06

онйачулс литемаз юинил ясюущунят оп уклытаз ьрепет  атэ янгиф у янем ан еволог одан ьтирбс сыолов и ьтертомсоп

Сел писать и не поверил глазам. В дневнике – новая запись. Перечитал написанное. Неужели это написал я? Не помню. С трудом заставил себя писать нормально. Хотел переписать. Зачем?

На голове – ужас. Сначала коротко остриг волосы ножницами, остальное сбрил. Несколько раз порезался, кровь так и не остановилась. Умру от потери крови. После увиденного – нестрашно.  На голве Щупальца впиваются в голову.

Все, больше не могу. Оденусь, натяну кепку, схожу в магазин. Куплю водки. Много водки. Чтобы на дольше хватило.

Сегодня вряд ли что-нибудь запишу.

 

Пишу прямо у магазина. Прохожие смотрят как на психа. А я и есть псих: продавщица, услышав мой заказ, пожелала «приятно повеселиться»! Чуть не разбил бутылку об ее голову. Пишу, и опять хочется это сделать. В конце концов, она сама просила повеселиться. Вот уж было бы смеху. А что, спецназ вон и кирпичи ломает, так что от одного удара не помрет.

Пора домой.

 

15.06.06

Пью

 

16.06.06

Ночью чуть не обделался. Открыл глаза, а у кровати кто-то стоит. Смотрит, статуя проклятая. Свет из окна падает, луна ярко светила, а он, оно, черное, что уголь. Словно даже не знаю что. Не бывает такой насыщенной всепоглощающей тьмы. Подскочил – никого нет.

Показалось?

Шизофрения?

Бред?

Белая?

До сих пор дрожу.

-//-

Начались провалы в памяти. Словно меня выдергивают из тела. Как прихожу в себя – так ничего не помню. Вот так весь день по квартире пробастялся, что делал – не помню. Только мерзко как-то стало в комнате. Вроде не изменилось ничего, а мерзко и холодно, как зимой. Не даром хотел европакеты ставить.

 Горит лицо. Убрал все зеркала. В ванную не захожу, специально, чтоб не смотреть в зерк

 

Был провал. Причем обрубило внезапно, прямо во время письма, как я понял.

Очухался возле магнитофона. Включен приемник. Помехи из динамиков – словно шепчет кто-то. Раздолбал к чертовой матери. На частоту даже не посмотрел.

Все-таки зашел в ван

 

17.06.06

Татуировка уже на ногах. После лица думал, ничего хуже не будет. Но эТО.

 

НА НОГЕ

 

Снова был в «яме беспамятства».

Очнулся – точу нож. Увидел в блокноте «НА НОГЕ», не могу себя заставить посмотреть.

НЕ буду! НЕТ!

 

18.06.06

Провал

 

19.06.06

Провал

 

20.06.06

Проснулся, на ноге бинт. По будильнику понял, что уже двадцатое. Включил телевизор и сверил с программой. Все верно – двадцатое. 18 и 19 написал «провал». Бинт чистый, значит ничего себе не резал.

Надо.

Надо  посмотреть.

 

НА НОГЕ ГЛАЗ!

 

Он движетсяНе      могу  пис

 

Долго бил по нему, стало чуть лучше. Но все равно не могу писать, когда он пялится на меня.

Я знаю!

Он лезет мне в голову, хочет увидеть мои мысли!

Вспомнил, зачем точил нож.

 

21.06.06

Ночью под кроватью кто-то зашевелился. Сначала воздух пыль из-под кровати поднял, тихо так, словно шептуна пустили. А потом кровать задрожала!

Вскочил.

Заперся в сортире.

Проблевался.

Сижу на унитазе, пишу, да аккуратно так,  даже в школе так не писал. Я заметил, что когда сосредотачиваюсь на дневнике, становиться чуть легче. Вывожу буковки, а сам все жду, когда свет погаснет, и дверь заколотится.

Крышку на унитазе тоже закрыл. Вдруг рука за яйца схватит.

Не смешно.

Эта сволочь мне подмигнула. Бинт слетел. А эта сволочь подмигнула!

 

Под глазом намечается рот.

Больше откладывать нельзя!

 

Выпил, но руки все равно дрожат. Обложил голень льдом. Жду, пока онемеет. Включил паяльник, потом прижгу рану.

Неужели я серьезно?

 

22.06.06

Умираю. Больно!

 

23.06.06

Впервые поел за последние двое суток. Кончились продукты. Никогда не смогу есть кетчуп и макароны.

 

24.06.06

Днем сделал засов на двери в шкафу.

Внутри.

Буду в нем спать, ибо из-под кровати

Надо повесить внутри лампочку. Обязательно.                         NB!!!

 

25.06.06

Шкаф оказался отличной идеей. Ночью снаружи кто-то ходил. Шлеп-шлеп…Как утопленник по мосту.

Утром кровать валялась перевернутой.

Каждый день начинаю с прочтения дневника. Многое забываю.  Прошлая жизнь, какая она? Зря выкинул старый дневник.

Сегодня думал, что совсем крыша съехала. Зазвонил телефон. Поднял трубку, а там какая-то бабка хрипатая. До сих пор отойти не могу. Как начала нараспев читать, сразу в пот кинуло. Хотел трубку бросить, только рука онемела. Сидел и слушал. Шесть раз повторила, так что успел запомнить.

 «В наш мир тварям нет свободных путей. Печать на теле открывает им дверь. Где был человек – остается сосуд. Мертвые мертвых для рождения жрут».

Как отошел, начал кричать в трубку, требовал объяснений. Что со мной творится? Она словно и не слышала.  «Гнилое нутро примет семя его» пробормотала быстро, скороговоркой, что чуть разобрал,  и все… Трубку не повесила, но больше не отвечала.

Вот и сейчас. Тишина в трубке, молчит, стерва.

Почему я!

 Хотел положить трубку на рычаги и не могу. Не могу и все! Смотрю на этот динамик чертов, и невидимая улыбка беззубая представляется.

Повесить не могу, так хоть заставлю чем-нибудь.

Температура поднимается с самого утра. Тело горит изнутри. Провалы стали почти постоянными, но короткими. Целый день делаю всякий бред и только к вечеру узнаю об этом.

Мне становится жутко, когда смотрю, во что превратилась квартира…

 

26.06.06

Ночью намаялся. Все тело горело жаром. Тот-из-под-кровати пытался вломиться ко мне в шкаф... Но я предусмотрительно сделал внутри ручки. Полночи тянул их на себя.

-//-

День. Все тело в татуировке. Она дышит. Шевелится. Похоже на мышцы. Я весь красный, словно с меня содрали кожу. Убрал все зеркала. Пару разбилось. К черту, все равно семь лет не проживу.

Зачем я это пишу? Если кто и прочитает, все равно не поверит. С ужасом жду ночи.

Зачем я живу? Может проще в окно?

 

27.06.06

Что было ночью – не помню. Жар наконец прошел. Стало чуть легче. Целый день просидел в туалете. Тянет тошнить. Но нечем. Живот надулся. Наверное, так пухнут от голода. Есть очень хочется. В холодильнике пусто. На улицу не выйти.

Что делать? Есть, конечно, и Чернышевский, только бумагу жевать как-то не хочется. Да и не поможет.

Вспомнил про отрезанную лодыжку.

Нет!

Никогда!

Ура! Придумал!

Был провал

Вспоминаю, что придумал.

А!

Нашел толстый телефонный справочник. На обложке следы зубов. Видимо мои…

Нашел пиццерию. Записал номер на тумбе у телефона, чтоб не забыть.  Вспоминаю свой адрес.

 

Ха-ха! Есть же паспорт! Прописка! Осталось найти. Пойду пошарю, главное алтарь не развалить.

 

28.06.06

Я – убийца!

Проснулся, побродил туда-сюда. Случайно открыл холодильник, а там… Бедный парень, неужели это я сделал??? Свечи, надписи кровью, кишки, словно гирлянды развешены!

плачу

Убью себя.

 

29.06.06

Спал в зале.

Проснулся и ничего не помнил.

Не имени, ничего — А-Б-С-О-Л-Ю-Т-Н-О  Н-И-Ч-Е-Г-О! Зомби.  С трудом начал читать дневник. Все равно что заново алфавит учил…

Вся одежда в крови. Я понял, чего хочет Тот-из-под-кровати! Ему нужен мой дневник! Это же единственное доказательство его существования!

 

Стук?

Стук.

СТУК!

Стучат! в дверь!  

 

Если это ОН, я его убью! Вот только возьму нож.

И надо спрятать дневник.

Хорошенько спрят…

 

 

***

На площадке двое милиционеров стучали в дверь.

Соседка – жуткая, древняя, как зомби из черно-белых фильмов, бабка стояла рядом.  Она уже  рассказала, что парень из доставки действительно вчера вошел в квартиру и предупредила, что хозяин не в своем уме. За дверь не выходит. Напивается и орет благим матом.

- А в последнее время, девка  у него кака-то по ночам визжит, словно ее вдесятером оприходвают.

Милиционеры устало переглянулись. Старший кивнул:

- Ладно, Коля, ломай дверь.

Милиционер достал пистолет.

- Мерзкому созданью – мерзкое создание, -  пробормотала бабка.

- Простите, что вы сказали? – не расслышал милиционер.

Бабка жутко хрипела, видно простудилась. Или курила, как паровоз.

- Осторожней там, сынки. Ежели что, так стреляйте. Хлопчик тот, с доставки-то, точно внутри. Со вчерася еще…

Николай ударил в дверь плечом.

Потом еще раз ногой.

Опять плечом…

- От черт. Как ты только с бабами будешь, - сказал старший. – Дай я.

Наконец дверь не выдержала напора. Милиционер по инерции влетел внутрь и распластался на полу. В нос ударил гнилостный запах. Из-за поворота на кухню буквально вывалился человек с ножом в руках. Перемазанный грязью и засохшей кровью, он неуклюже повалился. Ободрал руки о прибитые к полу столовые приборы. Человек пополз на милиционера. Нож в его руке, казалось, жил собственной жизнью. Он рассекал спертый воздух, дрожал и вибрировал, предвкушая новую холодную любовь с живым телом. Нож взлетел вверх, и казалось, что этот подъем не остановится и потащит за собой грязную руку.

Милиционер ничего этого не видел. Его взгляд все еще был там, где и мгновения назад. Олег смотрел на извивающиеся тела вилок и ложек, в бесчисленном количестве прибитые к полу. В прихожей было темно как в пещере. И когда свет с лестничной клетки упал на уложенные в спиралевидные круги столовые приборы, Олег попятился назад. Ему показалось, что железные змеи поползли к нему. Он даже услышал свист их раздвоенных на конце языков. Ослепленный ужасом, Олег отползал назад, но нож приближался слишком быстро.

ТАХ!

Голова нападающего откинулась назад, оросив обои багровыми брызгами.

- О, Господи… - прошептал Николай. Пистолет дрожал в его руках. - Я убил его?

Олег сидел на полу. Выстрел и голос напарника освободили его от видения. Он проморгался, как делал это всякий раз, выныривая на поверхность. Хотелось быстрее свалить отсюда, но нужно было работать. Тем более его напарничек уже наработал одного холодного. Будучи не до конца уверенным, он проверил пульс распластавшегося на полу тела.

 - Да, Коля, ты убил его.

Олег вдруг замолчал. Склонился над трупом.

 - Её, -  поправился милиционер.

 - Что?

 - Это женщина.

 - Шутишь?

Олег, поморщившись, оттянул штаны на трупе.

 - Уверен

Николай тяжело задышал. Он согнулся, борясь с приступом рвоты, облокотился о стену. Но тут же отдернул руку. Исцарапанные тонкой иглой вдоль и поперек обои на ощупь казались шкурой огромного, холодного, как камень, животного.

 - Тише, Коля - попытался успокоить его Олег, - ты все сделал правильно.

Хоть и мог выстрелить куда-нибудь еще, кроме головы, уже про себя добавил он.

Олег достал пистолет и напомнил напарнику:

 - Хозяин.

Они разделились. Николай – на кухню. Олег – в зал.

Олег шел, аккуратно переступая через затаившиеся на полу приборы. Все вокруг выглядело нереально. Олега не покидало странное чувство,  какое, должно быть, испытывал Нил Армстронг, делая свой знаменитый первый шаг. Олег попал в другой мир. Мир дисгармонии и абсурда. Вещи валялись, висели на дверях, на люстре, лежали под ногами. В зале среди собранной горой кучи книг стояла табуретка. К одной из ножек толстым шнурком была привязана ручка. Вся эта композиция напоминала святилище языческого бога. Солнце почти не проникало через замазанные непонятной бурой дрянью и зашторенные окна. Олег попробовал включить свет. Маленькая молния хлопнула под потолком, заставив мужчину чертыхнуться. Устало умолк рябивший в углу телевизор.

Олег зашел в спальню –  опрокинутая кровать, разбитый шкаф, обои содраны, на полу выцарапаны странные знаки, на потолке – похожие, только нарисованы копотью. Вокруг все тот же бардак: вещи, одежда, книги. Только хозяина не видно.

- Безумие, - прошептал он.

На кухне его напарника громко вырвало.

- Коля? – позвал он.

- Доставщик в холодильнике… -  услышал Олег.

Милиционер зачехлил пистолет и потянулся к спящей на поясе рации. Ему предстояло объявить хозяина квартиры в розыск.

И чем быстрее, тем лучше, подумал он.

 

 

 

Эпилог

Патологоанатому никогда не приходилось видеть столько непонятных, необъяснимых для его ума вещей.

Во-первых, эмбрион. Почти сформировавшийся. Такой гадости и в фильмах ужасов не показывают. Петр Афанасьевич через месяц собирался на пенсию, и за свою практику повидал всякого. Но сегодня его вырвало, как на первом опытном вскрытии в мединституте. Он долго еще не мог приступить к обследованию неродившегося урода. А когда все же пересилил себя, то обнаружил неимоверное количество отклонений. Начиная с вывернутых в обратную сторону суставов и кончая деталями, которые никак не увязывались с анатомией человека. Вместо рудиментарного копчика болтается вполне полноценный хвост, кожа покрыта черным пушком, нос гротескно задран кверху, как у свиньи. Но самое загадочное было в глазах. Точнее  в отсутствии одного из них. Его не просто не было. Его удалили. Вырезали! О чем  свидетельствовал грубый шрам на его месте. И это притом, что зародыш находился в утробе. А на теле матери отсутствовали следы какого-либо хирургического вмешательства, если не считать ампутированной лодыжки.

Во-вторых, сама мать. При обследовании тела женщины он обнаружил татуировку чуть ниже затылка в форме орнаментного круга. Хотя, когда пять минут назад Петр Афанасьевич вместе со своим помощником перекладывал тело на хирургический стол, он мог бы поклясться, что из круга выходят черные линии, подобно солнечной короне.

Нужно было сразу включить диктофон, подумал патологоанатом.

Но не татуировка ввела его в состояние легкого ступора – могло и показаться. Внутри тело сгнило. Как если бы лежавший перед ним человек умер около трех-четырех месяцев назад. При обследовании гортани патологоанатом обнаружил кадык - prominentia laryngea, или «адамово яблоко», как его еще называют. Кадык состоит из жаберных дуг, у людей эти дуги склеиваются и образуют две четырехугольные пластины. У женщин эти пластины срастаются под тупым углом, а вот у мужчин образуется угловой выступ, который не раз помогал Петру Афанасьевичу с определением пола жертв различных отморозков.

Но вот ведь закавыка. Лежавшее перед ним существо наполовину было мужчиной, наполовину – женщиной. И это не являлось результатом  пластической операции.

Нужно обязательно это кому-нибудь показать, собираясь домой, ошарашенный Петр Афанасьевич вспоминал номера телефонов друзей и коллег по университету, он должен был им это показать... Просто обязан.

Через пятнадцать минут его собьет автобус, а морг к утру сгорит со всеми телами, но он ничего этого не знал, а потому с легким чувством тревоги провернул ключ, запирая за собой дверь.

 

 

И только человек с необъяснимой отталкивающей внешностью знал обо всем. Он пригладил бородку, вытер стекающий со лба пот, закинул косуху на верхнюю полку. 

Настроение было поганое. Еще бы. Опять сорвалось. Ох уж эти ведьмы, вечно суют нос, куда не следует.

Стоял самый сезон. Народ толпами валил на юг, ближе к морю. Но, несмотря на это, в купе он ехал один. Он ехал туда, где, еще не зная о том, что в скором времени сделает себе татуировку, жил человек, способный дать ему сына.

 

 

сентябрь 2005-го, июнь 2006-го, август 2007-го.

Комментариев: 1 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Пётр Перминов 23-06-2013 09:55

    Хороший рассказ - с большим удовольствием прочитал! Конечно, идея не нова (сразу вспомнился новозеландский фильм "Татуировщик"), но развитие идеи весьма достойное.

    Учитываю...