Зона ужаса

Без имени (Безымянные) / Los Sin Nombre (The Nameless)

Испания, 1999

Жанр: триллер, ужасы, драма, детектив

Режиссер: Жауме Балагуэро

Сценаристы: Жауме Балагуэро, Рэмси Кэмпбелл (роман)

В ролях: Эмма Виларасау, Карра Элехальде

Похожие произведения:

  • «Семь» (1995)
  • «Багровые реки» (2000)

Без имени 

К Жауме Балагуэро можно (и нужно) относиться по-разному. Он попал в Голливуд как раз тогда, когда «Фабрика Грез» срочно искала иностранных режиссеров-визионеров, дабы победить креативный застой в начале XXI века. Так, в Америку перебирались французы (Питоф, Матье Кассовиц), японцы (Рюхей Китамура, Такаси Миике), да и про Бекмамбетова забывать не стоит. В результате закрепиться и стать новой звездой ни у одного из них не получилось – Голливуд пережевал их и выплюнул. Балагуэро исключением не стал. В США Жауме снял 2 фильма – «Тьму» и «Хрупкость», в которых грамотная визуальная часть и несколько любопытных находок на корню были загублены вызывающей вторичностью. Ему потребовалось вернуться к корням, в Барселону, и снять «Репортаж» – фильм, который способен напугать даже искушенного ценителя хоррора чуть ли не до икоты. Так кто же Жауме Балагуэро? Непризнанный мастер ужаса или халтурщик с парой удачных наработок? Давайте разберемся, взглянув на его первую крупную режиссерскую работу, снятую по роману Рэмси Кэмпбелла.

Клаудия теряет дочь. Обезображенный труп девочки находят на дне колодца в таком ужасном состоянии, что опознать ее удается только по браслету, найденному рядом с местом преступления, и дефекту костей. Не в силах смириться с трагедией, Клаудия и ее муж Марк отдаляются друг от друга и разводятся. Пять лет спустя женщина получает телефонный звонок. На другом конце провода – ее дочь, которая говорит «Мама, я не умерла! Спаси меня!». Вместе с отставным детективом Массарой и журналистом Кирогой, Клаудия должна расшифровать улики из далекого прошлого, разгадать тайну «безымянных» и спасти дочь.

Без имени

Сразу нужно учесть главное – перед нами не развлекательный «ужастик». Это старорежимный детективный хоррор, серый, муторный и тягучий, словно гриппозное ноябрьское воскресенье. Атмосфера нагнетается не скримерами и тошнотворными подробностями, а сюжетом, операторской работой и игрой актеров. Атмосфера фильма настолько густая, что ее можно черпать ложкой. Фильм пронизан эстетикой коррозии и разложения. Даже в дневных сценах все яркие цвета словно бы вытравлены, оставляя нам только оттенки серого, черного и коричневого. Кругом ржавчина, грязь, мусор и мухи. В квартире одного из подозреваемых – шприцы, банки и склянки с непонятной жижей и мутью. В заброшенном санатории на пляже – разлагающиеся останки певчей птицы в клетке и атмосфера разрухи. За исключением сцен в офисе Клаудии и тюрьме, почти все сцены, действие которых происходит в помещениях, пусть даже жилых, сочатся атмосферой запустения и разрухи.

Большую часть времени Балагуэро удается эффектно (и эффективно) «напустить туману» так, что неизвестность начинает пугать зрителя. Ведь то, чего мы не видим, пугает нас гораздо больше – нужно только подстегнуть воображение. Наиболее явно это демонстрирует сцена ближе к финалу, когда Клаудия и Массара находятся у нее в квартире. Героиня в ванной, собирает вещи в дорогу и внезапно слышит: «Не ходи сюда!». Нам показывают коридор и спину детектива. Клаудия медленно выходит из ванной и приближается к Массаре, пытаясь разглядеть, что же его так напугало. Мы следуем за ней – благо, сцена снята ручной камерой, поэтому эффект присутствия (словно мы ступаем за Клаудией след в след) работает на полную катушку. Мы, в отличие от нее, уже представляем, что она может увидеть в комнате, но нам все равно интересно и, одновременно, жутко. Да что же там такое?! Клаудия (а вместе с ней и мы) подходит ближе, заглядывает за плечо (напряжение достигает своего пика), и… Нам показывают труп. Да, окровавленный, мерзкий и неприятный, да, в труселях, но вместо чудовищ, рожденных сном разума, мы получаем просто очередного покойника (а уж на что фанаты фильмов ужасов насмотрелись, так это на разнообразные трупы). И весь, столь активно нагнетаемый, ужас – коту под хвост! И так весь фильм.

Без имени

Сценарий увлекает – здесь и пропавшие дети, и тайные общества, и деформированные ангелы, и прочий, несколько тяжеловесный, религиозный символизм. Вспомнили даже нацистов и концлагеря (тема вообще тотемная для евротриллеров, особенно испанских и французских). Перед нами проходит галерея колоритных персонажей второго плана – тут и священник-иезуит, исследующий тайные общества, и полубезумный основатель одного из таких, спившийся старый репортер. Все они появляются на одну-две сцены, дабы выдать еще один важный кусочек сюжета и запомниться своей колоритностью. Действие неспешно, неторопливо течет от диалога к диалогу, от одной улики к другой. Мы привыкаем к этому темпу и начинаем привязываться к двум основным персонажам – Клаудии и Массаре (репортеру Кироге уделено не так уж много экранного времени). Актеры отлично справляются со своими ролями, позволяя проникнуться маленькими трагедиями этих героев. У них есть четкие и понятные мотивы докопаться до правды. И когда мы окончательно прониклись рассказываемой историей, привыкли к тягучему ритму, «поймали волну» напряжения, которая незаметно нарастает на заднем плане, фильм делает финт ушами и в последние 20 минут сбивается на скороговорку.

Проблемы со сценарием, как понимаешь потом, копились постепенно. Элементы сюжета, подкинутые для большей интриги, но никак не «сыгравшие» в результате, сцены, которые никуда не ведут, персонажи, которые нужны только для того, чтобы двигать сюжет вперед или не нужны вовсе. Самый яркий пример – линия Тони, бывшего любовника Клаудии и незадачливого сталкера. Его присутствие в фильме не влияет ни на что: персонаж, за исключением одной сцены, бесполезен, да и без нее можно было обойтись (заменив его на героя, присутствие которого на экране хоть что-то бы значило). С учетом того, сколько всего создатели попытались впихнуть в последние 20 минут фильма, «Безымянным» жизненно, критично необходим больший хронометраж, чтобы увязать все логические нестыковки и дать выстрелить всем висящим на стене ружьям. Тогда и не надо было бы героев заставлять изображать из себя отличников курса «Как гарантированно убиться в фильме ужасов», не надо было бы всю смысловую экспозицию вкладывать в уста кошмарно переигрывающему злодею, который выпрыгивает в конце фильма как чертик из табакерки.

Без имени

Балагуэро – это чистый «визуальщик», человек, для которого форма важнее содержания. Именно поэтому лучший его фильм – все тот же «Репортаж», в котором сюжета, как такового, нет – только кучка героев, пытающихся выбраться из объятого безумием здания. Следующие выпуски, развивающие мифологию серии, начисто лишают франшизу того безумного, животного ужаса первой части. Также и с его первым фильмом – «Без имени» восхитительно нагнетает атмосферу (так, что после просмотра хочется пойти под душ и долго намыливаться), но в самый ответственный момент теряет нужный тон. Развязка, которая, по идее, должна начисто вынести мозг зрителю, словно пуля из крупнокалиберного револьвера, в результате оставляет нас в ленивых раздумьях на тему: «Хм, а что же это все-таки было?». Ответ на этот вопрос посмотревшим «Без имени» предстоит искать самим.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх