БОЙСЯ СВОИХ ЖЕЛАНИЙ

Проклятый Остров. Готические Рассказы (антология)

Жанр: готика, мистика, хоррор

Издательство: Азбука.

Серия: Азбука-классика (pocket-book).

Год: 2011.

Похожие произведения: антологии "Корабль призраков", "Глаза мертвецов. Антология ирландских рассказов о призраках", "Страх. Французская готическая проза" и др.

Новый сборник англо-американских "готических" рассказов предлагает читателям захватывающие истории о привидениях и о многом другом, непонятном, страшном и сверхъестественном от таких корифеев жанра, как Дж.Ш.Ле Фаню, Монтегю Р.Джеймс, Э.Ф.Бенсон, Элджернон Блэквуд и др. Почти все переводы выполнены специально для этого издания и публикуются впервые.

Проклятый остров. Обложка

Все мы помним, что основной поток готики сформировался именно в британской и отчасти в американской (правда американская отличалась куда как большим своеобразием) литературных традициях, что наложило на него заметный отпечаток. Отсюда размеренность и неторопливость большинства подобных историй, уходящих корнями либо в сельский пасторальный быт, либо же в таинственные «дома с прошлым». Впрочем, отнюдь не вся готика так однообразна, как может показаться на первый взгляд. И здесь найдётся, чем полакомиться жадному воображению читателя, не боящегося условностей литературного канона и традиционного, немного детского наива готического рассказа.

Открывается сборник рассказом Шеридана Ле Фаню. Его «Лора-Колокольчик» переложение шотландского предания, одна из самых сильных вещей сборника. Это скорее страшная сказка, основанная на фольклорных мотивах, нежели именно готический рассказ. Речь здесь пойдёт об эльфах в их исконном облике – облике нечистой силы из страшных шотландских сказок.

Несколько менее удачный пример использования фольклорных мотивов, на сей раз германских, «Башня Замка Кропфсберг» Ральфа Адамса Крэма. Автор обладал хорошим даром рисовать страшные картины, но вот предание своё, в отличие от Ле Фаню, выдумал сам. Оттого оно и вышло плоским и лишённым того обаяния, каким всегда обладают рождённые в народе, а не сочинённые баллады. Зато другой рассказ Крама «Мёртвая Долина» куда более интересен и тяготеет уже скорее к жанру ужасов в современном его понимании. С готикой его роднит только наличие той самой «рамки», пересказа из вторых уст.

«Рокарий» Эдмонда Суэйна и «История Медханс-Ли» Э. и Х. Херон самые обычные, ничем не примечательные страшилки с очень слабым замыслом и, как следствие, почти полным отсутствием развития сюжета. Тем не менее, «История Медханс-Ли», отдадим ей должное, выдержана в довольно напряженной атмосфере и не то чтобы очень уж пугает, но как следует понервничать заставит.

Однако не страхом единым жив готический жанр. Ошибочно представлять его исключительно как угрюмые, мрачные рассказы без доли юмора. Были в нём и свои шутники, и один из самых ярких таких шутников – Джон Кендрик Бангз. Литературной специализацией Бангза были ироничные истории о духах, где нет ни капли ужаса, зато немало добродушного подтрунивания. Его «Кухарка-призрак из Банглтопа» остроумная милая юмореска, высмеивающая скаредность людей и духов.

Редкая антология, посвящённая готике, обходится без Монтегю Родса Джеймса.

Джеймс был одним из столпов этого литературного направления. Его произведения образуют побочную ветвь жанра – «антикварный» рассказ, где действие развивается вокруг некоего раритета, дошедшего до героев из прошлого. Признавая вклад мудрого антиквария, всё же заметим: рассказы Джеймса сильно отличаются по качеству. Есть самые настоящие шедевры, способные нагнать жути даже на матёрых знатоков, но немало и довольно скучных плоских страшилок. «Ты свистни – тебя я не заставлю ждать» увы, относится ко второй категории.

А вот «Тайное Поклонение» Элджернона Блэквуда вызовет самый настоящий, совсем не поддельный ужас. Блэквуд, будучи не только писателем, но и оккультистом, знал предмет своих писаний до мельчайших тонкостей. Потому и ужас у него никогда не выглядит наивным или наигранным, но всегда удивительно реален и ощутим. Ещё один небольшой рассказ Блэквуда «Проклятый Остров» возвращает нас в дебри дикой, почти первозданной природы, общение с которой пробуждает у его героя скрытые способности к предвидению. Читателям, хорошо знакомым с творчеством Блэквуда, в этой связи вспомнятся и «Ивы», и великолепный «Вендиго». Заметим, что приёмы, использованные Блэквудом для нагнетания обстановки и создания предчувствия грядущего ужаса в двух этих рассказах, он с успехом применил и в «Проклятом Острове». Кстати, в данном издании рассказ вышел на русском впервые.

Схожий с задумкой «Проклятого Острова» сюжетный ход задействовал и Эймиас Норткотт в «Мистер Кершо и Мистер Уилкокс». Его герои, в отличие от героя Блэквуда, живут в респектабельном городском районе, где нет никаких тайн. Однако рассказ всё равно вышёл очень таинственный. Гость из потустороннего мира также в наличии.

«Наследство астролога» Роджера Патера – характерная «антикварная» зарисовка в духе всё того же Джеймса. Сверхъестественного в «Наследстве…» не так уж много, зато имеется занятный исторический экскурс, делающий его много более интересным, чем упомянутый выше рассказ Джеймса.

Кроме Элджернона Блэквуда неплохие практические познания в оккультных науках демонстрирует и Эдвард Фредерик Бенсон в «У Могилы Абдула Али». Такая авторская осведомлённость даже пугает. Благодаря детальному описанию арабского ритуала некромантии рассказ получился настолько реалистичным, что это не может не устрашать.

Немного разочаровывает «Ночь Творения» Джона Бересфорда. И причиной тому даже не сюжетная путаница и маниакальная склонность детально передавать смену цвета луны и молочно-туманной дымки (каковая на протяжении рассказа случилась раз двадцать, не меньше), а в раздражающей многоречивости автора.

«Дух Дольмена» и «Добытчик Душ» Джаспера Джонса отличает специфическая, «репортажная» стилистика, и относятся они больше к «weird fiction» («странной фантастике»), чем к готике. Наиболее близкая аналогия – Уильям Хоуп Ходжсон с циклом о Карнакки.

Рассказы «Проклятого Острова» очень отличаются друг от друга, да и сам по себе термин «готика» скорее собирательный и обобщающий, так что конкретные признаки жанра существуют только в самом общем виде. Поэтому, несмотря на вроде бы тесные рамки направления, внутри него уживаются самые разные подвиды и поджанры, и антология «Проклятый Остров» ещё одно тому подтверждение. Конечно, не все они одинаково хороши, некоторые могут вызвать скорее усмешку, чем страх, однако не стоит упускать из виду тот факт, что это классика, а классике мелкие изъяны вполне простительны.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх