ССК 2018

А я приду к тебе, когда ты будешь спать.

Не станем мы родителей будить.

Тебя раздену я, начну ласкать —

и поцелую крепко, прежде чем убить…

Вряд ли среди читателей DARKER есть те, кто ни разу не слышал о Джоне Уэйне Гейси. Ведь этот товарищ, равно как и Эд Гейн, и Чарльз Мэнсон, и Тед Банди, и Джеффри Дамер, и Генри Ли Лукас — один из самых популярных американских маньяков. Он — своеобразная маргинальная икона, видный общественный деятель, озабоченный педофил, клоун-убийца Пого и ранимый художник в одном лице. Его преступления шокировали бы любого пожизненно осужденного из «Черного дельфина». Гейси мучил, насиловал и расчленял похищенных детей, а потом закапывал их в непристойных позах, предварительно запихнув им в глотки их собственные оттяпанные гениталии.

Благодаря ему, недобрая репутация клоунов буквально взлетела до небес. Они стали все чаще ассоциироваться с маньяками, психопатами и злодеями, нежели с добродушными весельчаками. Стивена Кинга вдохновило настолько, что он сделал заглавное чудовище из романа «Оно» — кем бы вы думали? Клоуном. А уж какой наряд стал весьма востребован на Хеллоуин, наряду с постылыми привидениями, вампирами и зомби — тут и так все ясно. Что касается фильмов — в жанре ужасов произошел настоящий переворот. Львиная доля слэшеров вовсю эксплуатирует клоунов. Таков сомнительный вклад Пого в культуру. Да и сам он не раз появлялся на экране — от дешевых подделок вроде «Дамер против Гейси» до великолепной «Американской истории ужасов». Чего уж там — он даже в одной из серий «Южного парка» засветился. Есть у него и биографические фильмы — «Поймать убийцу» и «Могильщик Гейси». А уж количество посвященных ему песен и вовсе близится к астрономическим числам. Не говоря уже о книгах.

Джон Уэйн Гейси во многом схож со скромным учителем Андреем Романовичем — ну тем, который Чикатило. Он так же умело скрывал свою подлинную сущность кровожадного зверя под личиной мягкотелого интеллигента, слегка изнеженного и манерного. Ну кто заподозрил бы в подобном субъекте отъявленного садиста и головореза? Хотя после деяний Гейси образ растлителя малолетних — некогда представляемого бритоголовым верзилой с наколками — дал сильный крен в сторону обходительного толстячка.

Гейси родился в неспокойном 1942 году, в Чикаго — криминальном раю, разделенном между мафией и коррупционерами. Его отец не принадлежал ни к тем, ни к другим — всего лишь пьяница и домашний тиран. Всю злобу он вымещал не только на бессловесной жене Мэрион, но и на детях — больше всего из троицы несчастных ребятишек доставалось маленькому Джону. Чего уж там — папаша бил Мэрион, когда та еще была беременна Джоном. Так что Гейси познал тумаки еще в материнской утробе.

Постоянные побои не прошли для психики Джона бесследно. Он рос болезненным и сонливым ребенком — и вдобавок врачи диагностировали у него опухоль мозга. Уже тогда она могла отправить будущего маньяка в могилу — но злой рок распорядился иначе и Гейси был удачно прооперирован. Безумная ирония заключается в том, что Джон был одним из немногих счастливчиков, кому в ту пору удалось остаться в живых после рискованного хирургического вмешательства. Мало того, у Гейси появилось рьяное желание поскорее вырасти и поквитаться со всеми, кто когда-либо причинял ему вред. Это был не только отец-неудачник, но и умалишенная соседская девочка, помешанная на сексе, и еще один развратник, «друг семьи» — внешне ничем не примечательный человек, чья голова была забита отменной похабщиной. Дошло до того, что он совратил маленького Гейси и стал его первым любовником, — но к ужасу родных и близких, когда правда всплыла наружу, отец Джона лишь махнул рукой: мол, пусть хоть до смерти друг друга затрахают.

В Лас-Вегас тогда еще совсем юный Гейси приехал с багажом психологических проблем и детских травм. С первой же работы его с позором выгнали: владелец морга, куда Гейси устроился санитаром, поймал нового подчиненного лежащим голым на трупе. Возмущенный работодатель заявил на Гейси в полицию — но тем хватало проблем с нелегальными казино и разборками гангстеров, так что те просто погрозили Джону пальцем и отпустили восвояси.

Лишь спустя несколько лет Гейси вновь привлек внимание правоохранительных органов. К тому моменту он был уже преуспевающим ресторатором в Айове и женился на очаровательной девушке Мэрилин. Ее отчим, восхищенный трудолюбием зятя, назначил его своим преемником и отдал ему в распоряжение самый прибыльный из своих бизнесов — ресторан быстрого питания «KFC». Гейси был несказанно рад такому повороту событий. Он часто оставался в ночную смену и приглашал детвору из неблагополучных семей на бесплатные ужины. А Мэрилин просто не могла нарадоваться мужем — каким хорошим отцом и семьянином станет человек с таким большим сердцем! Это же надо — бесплатно кормить бедных! Не человек — золото!

Первым заявил в полицию мальчик Дональд, с весьма знакомой фанатам ужасов фамилией Вурхиз. Сквозь всхлипы он поведал следователям, что такой обходительный и добрый мистер Гейси на самом деле — жестокий педофил. К чему он только ни принуждал несчастных мальчишек, подкупленных щедростью «доброхота»! За одно лишь перечисление можно угодить в реестр запрещенных сайтов по обвинению в пропаганде детского порно.

Естественно, после такого откровения Джону не удалось бы откупиться от мальчишек сладостями или дармовыми жареными цыплятами. Один за другим запуганные дети рассказывали о пристрастиях владельца ресторана — и каждое новое свидетельство все больше и больше сдирало маску добропорядочности с лица Гейси. Его немедля потащили в суд — общественность бурлила и требовала наказать мерзавца. Но и здесь Джон умудрился выкарабкаться практически невредимым. Чистосердечное признание, раскаяние, виртуозное умение выставить себя жертвой и выклянчить жалость к своей лицемерной персоне — Гейси сделал все, чтобы не сесть на электрический стул и не угодить за решетку пожизненно. Всего десять лет тюрьмы, с возможностью досрочного освобождения — таким был приговор. Должно быть, судья потом не раз кусал локти, вспоминая, как дал второй шанс детоубийце. Ведь меньше, чем через два года, Гейси выпустили на волю за хорошее поведение. О да, он всегда умело маскировал свою подлинную натуру за ширмой благопристойности…

Конечно, в Айове он бы уже нормально жить не смог. Мэрилин развелась с ним еще перед заключением под стражу — о примирении с ней и ее семьей не могло быть и речи. Так что Гейси собрал нехилые пожитки и переехал в родное Чикаго, в пригородный Норвуд-Парк. Там за короткое время Джон, с его незаурядными способностями к лицедейству, быстро приобрел хорошую репутацию, сколотил капитал и занялся строительным бизнесом. Его единогласно избрали казначеем благотворительного общества и даже приняли в Демократическую партию на правах почетного гражданина. Гейси даже умудрился сфотографироваться с Розалин Картер — первой леди, женой тогдашнего президента! Это ли не карьерный рост для некогда скромного санитара?..

Казалось бы, у Гейси были все шансы, чтобы начать новую жизнь. Избавиться от алкогольной и наркотической зависимости, приобретенной еще в «городе пороков» Лас-Вегасе, подавить нездоровое влечение к малолетним, преспокойно жить со своей новой женой Кэрролл… но Гейси мечтал совсем не о семейном счастье.

Первой жертвой Джона стал его молодой любовник Тимоти МакКой. После бурной ночи Гейси проснулся на измятой постели и увидел, что Тим склонился над ним с кухонным ножом. Испуганный Гейси вырвал у любовника нож и расправился с обезоруженным Тимоти. Обескураженный, лишь после убийства он понял, что МакКой просто готовил для него завтрак и без задних мыслей притащил с собой нож в спальню — просто чтобы напугать Джона и поскорее поднять его с кровати. Череда случайностей или неотвратимая судьба — но в тот миг, когда Гейси возвышался над бездыханным телом МакКоя, он осознал, что хочет убивать еще…

Вскоре Гейси расстался с Кэрролл — его совершенно перестали возбуждать женщины. Да и не хотелось ему попасться с поличным — ведь большинство убийств Гейси совершил на дому. А жизней он отнял немало.

Подобно другому «почетному гражданину» — охотнику на людей Роберту Хансену, Гейси был на хорошем счету у полиции. Он не раз спонсировал ее из вверенной ему казны, принимал участие в общественных мероприятиях вроде парадов и концертов и вдобавок навещал больных детей. В образе клоуна Пого он дарил малолетним пациентам инфекционных и ожоговых отделений много радости, его приглашали и на дни рождения, и на праздники…

В общем, когда на Гейси дважды заявляли в полицию — все было тщетно. И пускай оба истца лишь чудом спаслись от маньяка — в глазах законников они казались мерзкими шантажистами, да еще и гомиками. В ту пору Америка не отличалась особой толерантностью по отношению к сексуальным и расовым меньшинствам: потому и Джеффри Дамер отправил на тот свет немало азиатов и чернокожих — преимущественно геев. Предрассудки полицейских заставляли их больше верить успешным, интеллигентным и финансово обеспеченным белым мужчинам, нежели «гребаным говномесам и ниггерам». Да-да, все эти стереотипы о невежественных копах-расистах появились не просто так…

Пока до полицейских дошло, что с мистером Гейси не все чисто, он замучил до смерти более тридцати человек. Каких только ужасов не таил его подвал! Гейси, как настоящий садист, обставлял каждую пытку, словно театральное представление: декларировал строчки из Библии, пританцовывал, шутил… Вряд ли все то, что он проделывал с жертвами, помимо изнасилований, избиений и прочих «шалостей Джонни», когда-нибудь всплывет на свет. После своих кошмарных забав Гейси либо закапывал тела в подвале, либо заливал их бетоном в недостроенном гараже, либо — когда мест для новых трупов на личном кладбище Гейси уже не оставалось, — топил их в ближайшей речке. Возможно, Гейси и дальше опустошал бы школы, пачками убивая доверчивых подростков, но однажды судьба сыграла с ним злую шутку.

Обеспокоенная мать пятнадцатилетнего мальчика Робби Писта пожаловалась полицейским, что ее сын ушел устраиваться на работу в строительную компанию — и не вернулся. Множество свидетелей видело, что последний раз Роберта видели вместе с мистером Гейси. Школьник, да еще из благополучной семьи — это не очередной заезжий «негритос». Полиция немедленно взялась за дело. Гейси доставили в участок, и он целую ночь пробыл на допросе. Казалось, еще немного — и он вновь уйдет от правосудия. Если бы не один опрометчивый шаг.

Гейси пригласил полицейских к себе домой, «на чашечку кофе».

Неизвестно, о чем он думал. Возможно, хотел показать, что ему нечего скрывать, и надеялся на вежливый отказ. Но едва полицейские переступили порог его квартиры, как им в носы, точно кастетом, ударил запах разложения. Бегло проведя осмотр его жилища, следователи вызвали более профессиональных коллег, и те гурьбой нагрянули с обыском. И тут все тайное, наконец, стало явным.

Окровавленные фаллоимитаторы, наручники и плетки, разбросанные по всей квартире. Пакетики с марихуаной, небрежно заныканные в упаковки от презервативов. Кассеты с детской порнографией. И — вишенка на торте — кое-как захороненные в подвале трупы.

Что было дальше, предугадать не сложно.

О, Гейси изворачивался до последнего: притворялся сумасшедшим, списывал все убийства на проблемы с алкоголем и наркотой, клялся в собственной непричастности, уверяя, что у него есть «вторая личность» по имени Джек Хенли, которая и совершала преступления. Он даже на полном серьезе утверждал, что «случайно» удушил тридцать с лишним человек во время сексуальных игр. Более того — пробовал шутить, что его вина лишь в содержании кладбища без лицензии! В общем, все перепробовал Джон — а от справедливого возмездия уйти не смог. Подвела его собственная вежливость — некогда его главное оружие в деле заманивания жертв на убой. Лишь благодаря своей обходительности он раз за разом умудрялся захлопывать капканы — и кто же знал, что и сам попадется в один из них.

Суд присяжных приговорил его к двадцати одному (!) пожизненному заключению и двенадцати (!!) смертным казням. За те четырнадцать лет, что Гейси пробыл в тюрьме, ожидая казни, он подал множество апелляций и даже написал книгу, где уповал на божественное вмешательство и выставлял себя несчастной жертвой обстоятельств. Но в 1994 году пришел его час — кровавый цирк Пого закрылся навсегда.

Гейси накормили до отвала клубникой, креветками и жареной курочкой из его любимого «KFC» (привет, Эрик Картман) и усыпили навечно с помощью смертельной инъекции. Последнее, что сказал Гейси, после очередной попытки подавить на жалость — это адресованное конвоиру: «Поцелуй меня в задницу».

День смерти Джона Уэйна Гейси стал значимым событием для простых граждан. Множество людей собралось возле тюрьмы — как в Средние века, когда народ собирался поглазеть на очередную казнь. Настроение у всех было приподнятое, спиртное лилось рекой, любой желающий мог приобрести майку с физиономией Гейси или один из его рисунков — тогда они еще не оценивались в десятки тысяч долларов и за ними не охотились голливудские знаменитости. В общем, день удался на славу. А Пого дал последнее представление — и отправился в небытие.

Но нетронутым тело Гейси оставалось недолго. Его мозг забрали на изучение, чтобы в дальнейшем выявлять психопатов и серийных убийц с помощью простого рентгена. Тщетно. По данным исследования, Гейси ничем не отличался от обычных людей. И его злоба крылась не в мозгу, а где-то еще. Возможно, в душе?..

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх