ДЕМОН ВНУТРИ

Мрачные тени / Dark shadows

США, 2012

Жанр: фентези, мелодрама, комедия

Режиссер: Тим Бёртон

Сценаристы: Сет Грэм-Смит, Дэн Кертис, Джон Огаст

В ролях: Джонни Депп, Мишель Пфайффер, Хелена Бонем Картер, Ева Грин, Джеки Эрл Хейли, Джонни Ли Миллер, Белла Хиткот, Хлоя Грейс Морец, Гулливер МакГрат и др.

Похожие проекты: «Мрачные тени» (сериал), «Семейка Аддамс», «Смерть ей к лицу».

При жизни Барнабас Коллинс был знатным господином и ярым сердцеедом. Именно жажда плоти, связавшая Барнби с ведьмой, сгубила его возлюбленную, а после и его самого обрекла на 2 века страданий в гробу, превратив в кровопийцу. После длительного отдыха волею случая вампир возвращается в мир живых – в родной Коллинвуд. Познакомившись с остатками своего славного рода и обнаружив любимое поместье, как и фамильный бизнес, в упадке, дядя Барнабас спешит восстановить имя своей семьи. Но цикличность жизни берет свое – старые друзья возвращаются, особенно если это ведьма, чье сердце было некогда тобой разбито…

Произнося имя Тима Бёртона, уже невольно подразумеваешь Джонни Деппа и Хелену Бонем Картер, а также Дэни Элфмана и тонкое макраме фантазии, будоражащее ваше воображение. И в этот раз вся команда была в сборе. За сценарий же взялись Дэн Кертис (автор оригинального сериала, его ремейка и нескольких полнометражных фильмов), Джон Огаст (ранее уже неоднократно работавший с Бёртоном) и Сет Грэм-Смит (автор романа «Президент Линкольн: Охотник на вампиров» и сценария к одноименному фильму, а также человек, замахнувшийся на сиквел «Битлджуса»). Комбинация из закадровых мастеров и поистине звездного актерского состава, сразу поставила фильм в список одной из самых ожидаемых премьер года и позволяла надеяться на новый шедевр большого режиссера. Но что же получил зритель в итоге?

В новой адаптации «Мрачных теней» Элизабет Коллинс-Стоддарт сыграла блистательная Мишель Пфайффер. Ее благородная красота как нельзя точно передала характер хозяйки особняка – мудрой женщины, воспитывающей несносного подростка Кэролин, которую воплотило на экране юное дарование Хлоя Морец. Но, несмотря на все свое великолепие, звезда «Иствикских ведьм» выглядела на фоне картины довольно серо и безжизненно. Вулкан, готовый вот-вот взорваться, но извержения так и не произошло, увы. Морец же, обладающая явным потенциалом, была наделена всего несколькими связными, но абсолютно глупыми репликами (и это на протяжении 113 минут киноленты!) и в короткие мгновения появления на экране, 15-летняя звездочка явно переигрывала. В роли мстительной ведьмы Анжелики Бошар перед зрителем предстала обворожительная Ева Грин – изюминка «Мечтателей», раскрытая миру Бертолуччи. Яркая и властная. Роковая женщина, валькирия. Самая настоящая ведьма. И чуть бы меньше ничем необъяснимых манипуляций мышцами лица – колдунья была бы неотразимой. Воистину «отвратительное существо». Роль Виктории Винтерс/Жозетты Дюпре досталась малоизвестной Белле Хиткот. Ко второй половине фильма режиссер со сценаристами вспомнили о том, что у них есть главная героиня, история которой абсолютно не рассказана. Посему ее персонажу все же уделили некоторое время, но сделали это весьма сумбурно и поспешно.

Неподражаемая Хелена Бонем Картер, к сожалению, стала заложницей образа Марлы Зингер с мейкапом Красной Королевы. Картер вновь предстает перед зрителем в виде хамоватой лгуньи-алкоголички – на сей раз в амплуа семейного психиатра, доктора Джулии Хоффман. В очередной раз тускло и безрадостно, вновь мало времени и абсолютный ноль смысла. А нужен ли был этот персонаж в новых «Тенях», как и призрак матери самого младшего из Коллинсов? Раз уж сценаристы решили несколько изменить сюжет, почему было не избавить его от лишних звеньев, беспомощно болтающихся на основной цепи? Таким же довеском выглядел и Роджер Коллинс (Джонни Ли Миллер), весьма непорядочная и мерзкая личность, отец Дэйвида (Гуливер МакГрат) – младшего члена семьи. К слову, юный актер сделал свой персонаж весьма искренним и цепляющим за душу.

Сверхвездный Джонни Депп. Завсегдатай картин Бёртона. Старожил искусства готического фрика. Отменный грим, мастерски воссозданный герой, великолепная игра. Иногда проворно в образе Барнабаса проскальзывали ноты симфонии Джека Воробья – персонажа, ставшего золотой клеткой Деппа. Тем не менее, актеру удалось создать романтически-драматический образ. На фоне общей картины он выглядит обособленно, его герой заставляет не на шутку сопереживать, проникнуться серьезностью ситуации, в то время как вокруг сценаристы создают вакханалию. Он страдает, произносит глубокие фразы, иногда лишь подернув бровью заставляет улыбнуться. Но все же можно вычленить некоторые моменты, где Барнабас Деппа сливается с «Тенями». Его неподражаемые манерность и грация, пластика движений и выразительная мимика захватывают, делают образ вампира гротескным с его жестами а-ля Бела Лугоши и длинными пальцами, напоминающими графа Орлока. Нельзя не отметить тот факт, что первые минуты фильма изображают новоявленного вампира довольно устрашающим и задают тон серьезной истории ужасов. Но вместо могущественного создания, вполне способного тягаться с сильной ведьмой, на экране заявлено нелепое в своей идее существо. Стоит проявить благодарность уже тому, что вопреки опасениям увидеть в роли Барнабаса Коллинса славного капитана Джека Воробья, зритель был удостоен новым образом, пополнившим копилку любимчика Хантера Томпсона.

Несмотря на то, что тени мрачные, фильм вышел по-бёртоновски ярким. Это снова готически утонченные декорации, неряшливо разбавленные излюбленной цветовой гаммой режиссера. Снова делается акцентирование цветом на деталях – на фоне блеклого видеоряда в духе 80-х, красный ядовитый цвет губ героини Евы Грин кричит именно об их ядовитости наряду с характером ведьмы. В то же время поведение персонажей застает врасплох: атмосфера фильма довольно непонятна. Герои то серьезны, то комичны. И перед зрителем то новая сказка, наивно добрая и волшебно пестрая, то пошлый ситком.

Говоря о цепи и о звеньях, стоит уточнить, что металл, из которого они сделаны, ржавый и хлипкий, местами и вовсе отсутствует. А те одинокие звенья и существуют разве что для утяжеления того, что должно называть фабулой. Наряду с красивой картинкой, доставляющей подетальное удовольствие, сказочной нарочитостью и грациозностью, лента пугает своим смысловым вакуумом. Одно непонятно: как мог готический идол кинематографа допускать такое сценарное непотребство? Начиная с неведомо как выстроенной событийной линии, в которой персонажи просто теряются из виду и с течением времени вовсе забывается их предназначение, заканчивая неприятной вульгарностью, в которую перерос когда-то саркастический тонкий юмор. Трех пальцев будет достаточно, чтобы посчитать те шутки, которые действительно заставили улыбнуться. Все остальные попытки лишь отдавали неловкостью, повисали в воздухе и раздражали. Нелепая и местами непристойная сцена секса – нет даже смысла ее комментировать, все увидите сами. До безумия глупые диалоги, отдающие идиотизмом – этот запах, подобно запаху рыбы, въедался в одежду, руки и не отмывался долгое время после окончания фильма. Лишь в конце на разговор между Барнабасом и Энджи была сделана серьезная ставка – он вышел лиричным и серьезным, но в силу контраста с общей тенденцией, оказался выстрелом в упор. Несколько раз Барнабас приходит к Анжелике и задает один и тот же вопрос, и получает один и тот же ответ. Но зачем?! Статичная и размеренная картина за 10 минут до своего конца набирает обороты. Создатели внезапно вспомнили о том, что сумели показать лишь четверть того, что было необходимо, и за безысходностью устроили настоящий кавардак, в котором участвовали и ожившие статуи, и кровоточащие картины (как в «Призраке дома на холме»), внезапно появившийся оборотень и также неожиданный призрак погибшей матери Дейва, фарфоровая кожа, кукольная механика («Смерть ей к лицу»). Ни один из персонажей не был достаточно (!) раскрыт. Сценаристы не закончили ни единой начатой истории, в том числе, и сам финальный эпизод намекает на продолжение. Даже камео Элиса Купера не спасло тонущее судно сюжета. У зрителя возникнет большое количество вопросов, которых не должно было бы существовать в природе, будь у фильма вразумительный сценарий.

Но есть все же и абсолютно великолепная сторона: музыкальное сопровождение! Один лишь саундтрек группы The Moody Blues «Nights in White Satin» заставляет душу ностальгировать, следуя за поездом, несущимся навстречу новым приключениям и страстной любви. Помимо песен Элиса Купера, Carpenters, T –Rex, Барри Уайта, Игги Попа и других, видеоряд дополняют сочинения Дэни Элфмана, чья музыка уже стала авторским росчерком бёртоновской эстетики.

Показать старые комментарии

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх