DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

«Тогда мы идём к вам», или Записки из сумасшедшего огорода

День триффидов / The Day of the Triffids (роман)

Автор: Джон Уиндем

Жанр: хоррор, постапокалиптика

Год первого издания: 1966 (оригинал — 1951)

Перевод: С. Бережков

Похожие произведения:

  • Саймон Кларк «Ночь триффидов» (роман)

  • Мария Галина «И все деревья в садах...» (рассказ)

  • Жозе Сарамаго «Слепота» (роман)

  • «Явление» (фильм)

...Но кто скажет, как далеко может зайти дурацкая беспечность?

Джон Уиндем «День триффидов»

 

И была ночь, и открылся глазам человечества ослепительный звездный фейерверк.

И наступил день, но открытые глаза не увидели ничего, кроме тьмы.

Так начался конец света.

Многие не захотели узнать, есть ли жизнь после конца света. Покидали этот мир поодиночке и семьями, в объятиях любимых.

Немногие оставшиеся цеплялись за жизнь. И тогда пришли Они...

Мы привыкли, что в фантастических романах пришельцы являются в облике человеко- или звероподобных существ, на худой конец в виде роботов или сложных металлоконструкций. По Уиндему, «чужие» — выходцы из царства растений. Они и похожи на всех своих земных собратьев, и не похожи ни на одного из них. Мастер слова, Уиндем придумал для них практически идеальное имя — легко запоминающееся и содержащее указание на наличие трех нижних конечностей. В то же время слово «триффид» было навеяно автору искаженным английским «terrified» (запуганный).

Вот так на протяжении романа зеленые незнакомцы вначале просто обращают на себя внимание необычным внешним видом и удивительной для растений способностью передвигаться (причем достаточно быстро, со средней скоростью человека). Подойдя слишком близко к такому треножнику, люди почти сразу же и без помощи пифии узнавали свою судьбу — как правило, плачевную: взрослые особи триффидов вырастали выше человеческого роста и ловко выбрасывали смертоносное жало; забавные растения, как выяснилось, были плотоядными... Но любопытство, научный интерес, простая беспечность (дополните список по своему усмотрению) — и триффидов продолжили выращивать в питомниках, на экспериментальных полях и даже — внимание! — в собственных садах и огородах, просто укоротив им жало. Пока не настал «День Т», когда зеленые пришельцы стали воплощением беспощадного террора, умело используя внезапную беспомощность жителей Земли.

«День триффидов» — первый из шедевров признанного классика фантастической литературы, написанных в 50-х годах прошлого столетия, и в нем уже проявились узнаваемые черты авторского стиля: образцовый литературный язык, сдержанная манера повествования, детальные описания мест, где происходят драматические события, и поведения участников указанных событий. Рассказчик у Уиндема — как правило, достаточно молодой человек, оказывающийся одновременно и в эпицентре происходящего, и как будто немного «над» ним — благодаря большей осведомленности (как в романе «Кракен пробуждается») или счастливому стечению обстоятельств (как в «Кукушках Мидвича»). В случае Уильяма Мейсена, повествователя о войне с кровожадными растениями, — благодаря и тому, и другому: главный герой — биолог, специалист по этим самым триффидам, а производственная травма, нанесенная ему одним из экземпляров хищной породы, в итоге позволила Биллу избежать участи подавляющего большинства соотечественников, сохранить единственное преимущество перед коварным врагом и создать правдивую, беспристрастную хронику угасания цивилизации.

С помощью точно расставленных акцентов, ювелирно подобранных деталей, «воспоминаний о будущем» любимого Лондона Джон Уиндем устами своего героя поведает читателю, как в результате глобального бедствия катастрофически быстро стирается налёт цивилизованности, становятся нелепостью условности и нормы поведения, принятые в обществе. Обреченные люди сбиваются в группы, каждая из которых упорствует именно в своей идеологии. Кто-то пытается выжить, организуя банды, хитростью и угрозами заставляя зрячих заниматься поисками продовольствия, — пытается просто продлить своё существование, которое очень скоро обрывают шальная пуля, безжалостная эпидемия или смертоносное жало. Другие призывают создавать замкнутые общины, построенные на принципах христианской религии и проповедующие полный отказ от достижений цивилизации, погибшей из-за своей «распущенности». Третьи вынашивают планы возвращения крепостного права, считая, что слепые должны служить зрячим под страхом голодной смерти, и лелеют мечты — ни много ни мало — о господстве над уцелевшим миром...

Практически все эти люди, сохранившие способность видеть глазами, не способны «зрить в корень»: они не понимают, что остаются по сути жалкими, беспомощными, разобщенными перед лицом настоящего коварного и безжалостного врага. Ведь почти никто поначалу не воспринимает всерьез угрозу со стороны триффидов. Однако между представителями этого вида нет абсолютно никаких разногласий; растения выступают сплоченным фронтом, день ото дня наращивают свою мощь и учатся разгадывать военные хитрости противника.

Гениальное свойство классических произведений, словно в зеркале показывающих, как люди раз за разом наступают на один и те же грабли, — умение высветить универсальность проблем и предостеречь от их повторения.

Поразительное свойство людей — уверенность, что это «не про них». Это было не с ними. С ними такого не произойдет.

А кое-где уже вновь пробивается молодая поросль зелёной чумы. И знаете, некоторые считают это по меньшей мере оригинальным и забавным...

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)