ЗАКЛЯТЬЕ. НАШИ ДНИ

Николай Валуев перепутал военкомат с банкоматом, но деньги все равно снял. Почему-то именно эта шутка приходит на ум при упоминании Ежегодной Российской Кинопремии в жанре хоррор «Капля». Нет-нет, никто не собирается подсчитывать барыши или размышлять, куда ушли восемь миллионов бюджета — сравнение чистой воды метафоричное. Ведь какие в России могут быть хоррор-премии? Если литературная отрасль страшных жанров худо-бедно развивается (но именно что худо и бедно), то киношная часть отечественного искусства ужаса в последние годы показывает лишь условные признаки жизни. Западные хоррор фильмы делают в стране неплохую кассу, а вот российского продукта в кинотеатрах днем с огнем не сыщешь. Те редкие смельчаки, что решаются работать в жанре, либо проваливаются в прокате под оглушительное улюлюканье зрителя, либо на веки вечные оседают в квазилегальных торрент-раздачах. Тем удивительней стал факт зарождения на исходном пепелище целой кинопремии ужасов — идея сразу казалась не вполне адекватной. Однако нашлись люди, которые так не думали. Именно они и «сняли денег в военкомате», то есть создали масштабное мероприятие по вручению наград в области киноужасов там, где даже половина бумажной прессы пишет слово «хоррор» с ошибкой. Первый блин вышел комом, но наш «Валуев» не сдался. Вторая «Капля» должна была показать, в какую сторону двигается премия, нужна ли она вообще, и какие выводы сделали для себя организаторы по итогам прошлогодних вручений статуэток.

Началось все с пятничной пресс-конференции 27 января в галерее «Хендай». Москва встретила гостей премии морозами и озябшими с улицы журналистами в довольно уютном конференц-зале. Вообще беда большинства подобных мероприятий — угрюмая официальность. Подняли ручки, задали вопросы, сделали снимки и разошлись. Но пресс-конференция «Капли» с первых минут выскочила за рамки сухой отчетности, атмосфера в помещении царила приятная и больше неформальная, хотя в балаган мероприятие никто не превращал. Шутили и гости, и представители прессы, и организаторы; залезающие друг другу в кадр фотокоры вовремя вспоминали о совести и не тыкали объективами в лица западных визитеров. Главным разочарованием вечера стало отсутствие именитого американского режиссера Стюарта Гордона, который, будучи заядлым фанатом Лавкрафта, перенес на киноэкраны многие вещи «Мечтателя из Провиденса». Заготовленные заранее тонны вопросов Гордону улетели в мусорное ведро, как только в зал вошла Джодель Ферланд. К этой милой девушке прочно приклеился ярлык «семнадцатилетний ветеран хоррора», и конечно же приклеился неспроста. Звезда фильмов «Сайлент Хилл», «Дело №39», «Страна приливов» и многих других с голливудской улыбкой выдержала пятиминутку молчания, во время которой раздавались лишь бесчисленные щелчки затворов фотокамер. Вскоре за столом собрались все приглашенные, и посыпались вопросы.

Директор «Капли» Виктор Буланкин поведал о том, что кинопремия должна дать толчок к развитию жанра в России, ведь пока действительно дела с ним обстоят весьма плачевно. Да и о чем можно говорить, когда в номинацию «Лучший отечественный хоррор года» с трудом можно и кандидатов собрать. Сидевшие рядом создатели фильма «Звено» рассказывали о своей ленте, которая должна появиться в прокате ближе к осени 2012 года, о съемках, о мистических событиях в собственной жизни: продюсер Дмитрий Гусев натерпелся страха, когда записываемая для друга «болванка» застопорилась ровно на 666-ом мегабайте; режиссер Роман Романовский вспомнил о страшной аварии, которая унесла жизни двух осветителей из съемочной бригады, а сценарист Роман Волков посетовал на то, что зря наши киношники пытаются перенести на российскую землю американские зомби-муви, ведь прижиться в русских палестинах ходячие мертвецы едва ли смогут.

Актер-загадка Энтон Трой загадочно дожидался вопросов себе любимому, а финский режиссер AJ Аннила, снявший фильм «Сауна», юморил напропалую. Как показали следующие дни, Анти-Юсси любит не только мрачность, но и является обладателем отменного чувства юмора.

Нетрудно догадаться, что львиная доля вопросов досталась Джодель Ферланд. Из беседы присутствующие узнали, что актриса всегда серьезно относится к роли и штудирует первоисточники, на которых основан фильм; друзья считают вампиршу Бри из «Сумерек» лучшей ролью Джодель, а сама Ферланд не смогла пройти ни одного уровня игры «Сайлент Хилл». Кроме того, все лично имели удовольствие узреть и маму Джодель, которая прибыла в столицу вслед за дочкой. Дэниел Лихт, создавший музыку к суперпопулярному сериалу «Декстер», в основном отмалчивался, но уже после конференции в личной беседе признался, что очень уважает Чайковского и Шостаковича, а из своих коллег особо отмечает покойного ныне Джерри Голдсмита и его саундтреки к «Омену» и «Чужому». Шведская парочка из прекрасного фильма Томаса Альфредсона «Впусти меня» — Коре Хедебрант и Лина Леандерссон — попали, что называется, с корабля на бал: в конференц-зал они прибыли сразу из аэропорта, отяжеленные собственными чемоданами. Несмотря на усталость, повзрослевшие актеры были улыбчивы и приветливы, в охотку отвечали на вопросы и позировали для фото. Оба юных дарования сознались, что до сей поры не только не прочитали книгу Линдквиста, из которой и вырос их фильм, но даже не ознакомились с американским ремейком, где их заменили Коди Смит-МакФи и Хлоя Морец.

Приятная дружеская атмосфера общения оставила о конференции исключительно положительные впечатления. Расстроила только недоработка организаторов в том, что касается перевода мероприятия для заморских гостей. Переводчик для русских журналистов был заготовлен заранее, а вот о чужеземцах никто не позаботился. В результате половина беседы осталась для гостей тайной, и они были вынуждены отстраненно ловить непонятную русскую речь (переводились лишь прямые вопросы кому бы то ни было), оживляясь только при упоминании своего имени или названий фильмов, к которым приложили талант. Несмотря на эту досадную промашку, вели себя гости премии на редкость дружелюбно и профессионально, без намека на недовольство и «звездность». Уже после пресс-конференции можно было свободно пообщаться и с Дэниелом Лихтом, и даже с мамой Джодель Ферланд. Любители фотографий со знаменитостями тоже остались довольны: никто в совместных снимках отказывать не стал, так что любой коллекционер легко мог заполучить, к примеру, фото со шведскими героями одного из лучших вампирских фильмов последних лет. Разве что сверхвостребованная Джодель быстро попала в лапы телевизионщиков и отправилась вести беседы уже на камеру. В остальном же организаторы никак не ограничивали общение с гостями премии, так что перекинуться несколькими фразами со знаменитостями мог практически любой англоговорящий зевака.

На следующий день грянула Церемония награждения, которая на этот раз состоялась в Центральном Доме журналиста. По сравнению с прошлогодней площадкой (кинотеатр «Художественный») тут было куда уютнее — в первую очередь из-за полного зала. Год назад гигантские проплешины из рядов пустых сидений вызывали лишь уныние, а вот куда меньший размерами зал ДомЖура вместил всех желающих очень компактно. Замечательное настроение, царившее сутки назад, можно было прочувствовать и на церемонии, когда уже в гардеробе встретились Коре Хедебрант и Лина Леандерссон. Никаких огороженных ковровых дорожек, на диванчиках у стойки регистрации прессы вперемешку сидели представители различных СМИ, обычные фанаты с купленными в кассах билетами и иностранные гости «Капли». Действительно чувствовалось какое-то единение всего этого люда от мира хоррора, приглашенные знаменитости продолжали радовать неформальным общением, а аборигены не проявляли никакой навязчивости и гостям не докучали. Складывалось ощущение, что все эти люди давно знакомы. О статусе звезды не давала забыть лишь Джодель Ферланд. Вернее не сама актриса, а приклеенный на период премии секьюрити, который неотступно следовал за девушкой в эти дни и не спешил покидать кадр во время интервью для телеканалов. Телохранитель, по агентурным сведениям ранее охранявший Януковича, даже премию получать вышел вместе с Джодель. За всем этим, с многочисленных постеров фильма «Одержимая», пристально следили мертвые глазницы старухи-монахини.

Когда в зале потух свет, и зрители перестали ворчать, на экране возник расширенный трейлер все той же «Одержимой» — рекламную кампанию отработали на все сто. Был еще и длинный список партнеров премии, логотипы которых по одному выводили на экран в абсолютной тишине. Но главным сюрпризом стал танцевальный номер на тему бессмертного "Thriller" Майкла Джексона. Те, кто посещал премию год назад, сразу узнали и танцовщиц, и декорации. Легкое недоумение появилось чуть позже, когда по завершении «видеоповтора» весьма симпатичного номера, церемония по итогам 2010 года продолжилась. На экране мелькали номинанты, объявлялись победители, на сцену поднимались Ллойд Кауфман и Костас Мандилор… Минут пятнадцать спустя в зале стали рождаться нервные смешки, а запись прошлогодней премии все не прекращалась. Наконец технические неполадки были устранены (все же хочется верить, что двадцатиминутная трансляция мероприятия из «Художественного» не значилась в программе) и на сцене появилась полуголая девушка с крыльями и лазерными лучами на голове. Вслед за ней «лазерное шоу», без которого вечер ничего бы не потерял, устроила и леди Терминатор. Оба номера вчистую проигрывали танцу мертвецов под «Триллер» Джексона, пусть последний и шел в записи. Позже заполнять паузы под развеселую музыку отправятся две дамы с попугаями и маленькой собачкой на игрушечной машине. Не хватало только медведей на велосипеде. Вот таков он, русский хоррор. Бессмысленный и беспощадный.

Виктору Буланкину на этот раз помогала юная актриса Дарья Балабанова и, несмотря на мелкие погрешности, справились они достойно. Серьезный шаг вперед был сделан и в направлении интереса к появляющимся на сцене персонажам. Если на первой «Капле» никому неизвестные спонсоры вручали награды малоизвестным же представителям прокатных компаний, и куда увлекательнее было наблюдать за нарезками фильмов во время представления номинантов, то теперь зрители увидели и представителей сетевого хоррор-движения, и спортсменов, и звезд эстрады. Все это благотворным образом сказалось на динамике мероприятия, не давая заскучать от обилия неведомых фамилий во время протокольной части. Что еще порадовало, так это внушительная делегация отечественных деятелей кинохоррора. Многие фильмы еще не вышли на большие экраны (а насчет перспектив некоторых из них имеются большие сомнения), но уже тот факт, что фильмы эти хотя бы стали снимать, говорит о некотором сдвиге с мертвой точки. Новая награда «Надежда на спасение» как раз и была призвана поддержать молодых российских кинематографистов. Ее получили фильмы «Звено», «Споры», «Проклятая» и «Билет в один конец», параллельно награждали и за вклад в развитие жанра. Если по поводу хоррора «С.С.Д.» еще могут возникнуть вопросы, то насчет культового «Вия» никаких сомнений и быть не могло. Поэтому когда на сцену, чтобы получить награды из рук фигуристки Анастасии Гребенкиной, поднимались знаменитый Хома Брут — Леонид Куравлев с Георгием Кропачевым, режиссером этого советского фильма ужасов сорокапятилетней давности, зал единодушно встретил ветеранов овацией. В своей речи Куравлев отметил, что хотел бы верить в благословение Николая Васильевича Гоголя, без коего этому фильму не суждено было появиться на свет. К слову, о самой награде. Год назад она походила на стеклянную каплю, и думалось, что именно отсюда выросло названии премии, которое появилось несколько позже. На второй раз фигурки решено было изменить, видимо вручать капли на «Капле» — это слишком просто. Новая награда представляла собой милое улыбчивое привидение, что, надо сказать, весьма оригинально. И самое главное — симпатично. По крайней мере, все победители остались довольны трофеем, а сильнее других радовалась Джодель Ферланд. Помимо нее премии за международный вклад в развитие жанра получили все до единого иностранные гости. В самом деле, не зря же их привозили. Приятно было увидеть с «русскими призраками» в руках уже знакомых Коре с Линой, Энтона Троя и Дэниела Лихта без тени пафоса, а с искренней радостью от этой приятной мелочи. AJ Аннила не упустил возможность в очередной раз насмешить зал, а потом долго позировал фотокорам.

Что касается основных номинаций, то главной неожиданностью стал полный провал любимого многими «Астрала» Джеймса Вана. Зато удивил пятый «Пункт назначения», взявший награды за лучший зарубежный хоррор года, лучшие визуальные эффекты и лучший звук. Если до команды «Черного лебедя» когда-нибудь дойдет весточка из холодной России о победителях «Капли», то они наверняка порадуются, ведь фильм не имел конкуренции в номинациях «Лучший психологический триллер», «Лучшая актриса» (Натали Портман) и «Лучшая режиссура» (Даррен Аронофски). Лучшим актером стал Колин Фарелл («Ночь страха»), а лучшим комедийным ужастиком признали «Убойные каникулы». Отечественную номинацию было решено разделить, и награды ушли «Закрытой школе» как лучшему сериалу, а также «Проекту Панацея» — как лучшему российскому фильму ужасов. Анти-приз за «Худший хоррор года» заграбастал представитель страны восходящего солнца «Паранормальное явление: Ночь в Токио», за наградой естественно никто не явился. Кроме того, специальную премию от журнала «Total DVD» заработал фильм «Земля вампиров». Надо сказать, что вручение проходило бодро, без нелепых заминок. Речи победителей в основном хоть и были похожи как близнецы-сестры, но воспринимались весьма позитивно. Основное отличие от первой премии: на самом деле присутствовало ощущение праздника, а не вымученной постановки на скорую руку. Организаторы не забыли порадовать и полюбившимися еще в прошлый раз видеообращениями звезд западного хоррора, где в очередной раз отжег Ллойд Кауфман — на видеоряд его ролика то и дело накладывались специально заготовленные слова и фразочки, которые будто прилепили в последний момент на обращение совсем другим людям и совсем по другому поводу. И все эти вставленные «Маскау», «Виктор Бюланькин» запомнились куда сильнее стандартных приветов от Тима Салливана и Ко. Стюарт Гордон на экране встретил зрителей с рюмкой неизвестного напитка, который и выпил после классического «На здоровье» (а его произношение в этот момент напомнило о Шварценеггере в «Красной жаре»).

Под занавес церемонии, ведущие неожиданно вышли из-за своей тумбы и исполнили знаменитую песню «Остров невезения», а директор «Капли» Виктор Буланкин при этом еще и плясал как матерый танцор. Номер был веселым и заслуживающим аплодисментов, но вновь напрашивался вопрос: а при чем тут хоррор? В купе с «лазерными» артистками и цирковым представлением с участием разнообразной живности, шоу-программу можно признать никак не соответствующей мероприятию. Зато практически во всем остальном прогресс по сравнению с первой премией был очевиден.

Третий день обещал загадочный мастер-класс от приглашенных звезд в VIP-кинотеатре «Времена года». Никто толком не мог объяснить, что же это за диковинное для русского человека мероприятие, тем более в отсутствии Стюарта Гордона, отдуваться, по предварительным данным, предполагалось лишь Джодель Ферланд. Но как рассказал на церемонии пиар-директор премии Александр Попенсков, мастер-класс посетят все знаменитые гости столицы. Москва вообще такое место, что куда не плюнь — везде висит ярлык VIP. Кинотеатр «Времена года» славен огромными сверхудобными креслами, уютными залами и высокими ценами. Но при этом технические накладки со светом и звуком точно такие же, как, например, в «Художественном», а высоких гостей посадили за такие столы, что слои пыли на них (не на гостях) были видны едва ли не с верхнего ряда. Выдержке и воспитанию приезжих хоррор-мейкеров можно только позавидовать, ибо они не выказывали никаких претензий и с профессиональной улыбкой терпели все невзгоды. Страшно представить, как бы повели себя на их месте отечественные деятели шоу-бизнеса. Рассыпаться в комплиментах перед именитыми гостями можно бесконечно, ведь по итогам «Капли» хочется сказать, что именно они и сделали эту премию. Своим поведением, своим юмором, своей простотой в общении и своей искренностью. Они будто отказывались замечать организационные косяки, а просто дарили людям отличное настроение. Те, кто был на премии все три дня, не дадут соврать: к вечеру воскресенья фино-шведо-канадо-американский десант стал практически родным. Когда вдруг еще вы смогли бы встретиться в фойе кинотеатра с мамой Джодель Ферланд или шведской неразлучной парочкой и обменяться с ними приветствиями, как со старыми добрыми знакомыми?

Народу в последний день собралось существенно меньше, виной тому и недействительность аккредитаций на мастер-класс, и не самая низкая стоимость билета (3000 рублей). Были еще и бесплатные приглашения, но достались они немногим. Одним из счастливчиков стал автор этих строк, в связи с чем хочется выразить глубокую признательность за билет основателю дружественного Клуб-Крика и постоянному автору журнала «DARKER» Дмитрию Витеру.

Джодель и компания сидели прямо в зрительном зале, покуда не наступила суровая российская реальность, и их не прогнали с насиженных мест. Как выяснилось, билеты на эти места были уже проданы, так что гостям пришлось убираться восвояси. Но долго блуждать им не пришлось, ибо вскоре начался сам мастер-класс. Мероприятие включило в себя вступительную часть с подробным самопредставлением каждого участника и последующими вопросами зала. По сути же, это было продолжение пресс-конференции, только на этот раз не повезло с переводчиком. Девушка не только пропускала мимо ушей целые предложения, но и абсолютно не ориентировалась в «матчасти». В результате, сложилось впечатление, что она озвучивала лишь то, что смогла разобрать, а когда пыталась залезть в незнакомые дебри хоррора, на свет рождались уродцы вроде «отличного актера Тима Альфредса, с которым приятно работать» (хотя в этот момент шведские ребята говорили о режиссере «Впусти меня» Томасе Альфредсоне). Среди стандартных однообразных вопросов запомнилась просьба к Дэниелу Лихту, которую композитор без раздумий исполнил. Лихт знаменит тем, что может добывать музыку из любых подручных средств, в его саундтреках звучат скальпели, пилы, мензурки с ядом и человеческие кости. Поэтому когда один из журналистов попросил сыграть что-то «онлайн», автор музыки к фильмам «Дети кукурузы», «Худеющий», игре "Silent Hill. Downpour" в один момент открутил крышки у пары ближайших бутылок с минералкой, схватил стакан и стал рождать очень странную мелодию на глазах изумленной публики. Композитор не без энтузиазма дул в горлышки бутылок и стучал по стакану, поглядывая на зрителей, которые встретили сей необычный музыкальный этюд аплодисментами.

Весельчак Аннила, к которому следом перешел микрофон, даже не выслушав вопроса, с улыбкой предупредил, что бренчать на бутылках он не будет. Потом режиссер рассказал о реакции троицы подростков после просмотра его первого полнометражного фильма «Воин севера». Разговор ребят удалось случайно подслушать кому-то из друзей Анти-Юсси. Молодежь сетовала на то, что в фильме «так ни разу и не показали сиськи», в результате чего кино сразу перешло в разряд безнадежных. Джодель Ферланд рассказала о том, как сжигала рукопись новой книги Стефани Майер о своем персонаже из вампирской саги, чтобы текст не уплыл в Интернет. А Коре Хедебрант признался, что теперь ему не страшны фильмы ужасов, потому как известна магия кино и в любой, даже самый напряженный момент, трудно забыть о съемочной бригаде, которая прячется за кадром. Ну а о главном страхе актеров в жанре хоррор поведал Энтон Трой, весьма лаконично ответив на вопрос: самое страшное — это когда твой телефон не звонит.

По завершении мастер-класса, все желающие могли набрать автографов про запас, отловить тех, с кем еще не успели сфотографироваться, или просто поболтать с гостями, развалившись на удобных диванчиках. Опять же, особых трудностей с «доступом к телу» не возникало. Этим прежде всего и запомнится «Капля» — неожиданно душевной, в чем-то даже домашней атмосферой происходящего. По итогам трех дней хочется выразить благодарность за труды создателям премии, которые не побоялись затеять столь рискованное мероприятие. Все же в России пока нет мощного фундамента для подобных событий. Да что там, до появления «Капли» невозможно было и предположить, что у нас возникнет своя кинопремия в жанре хоррор, ведь жанр этот практически скрыт в отечественном подполье. И если вслед за первыми вручениями наград лишь поднялась новая волна скептиков, то после второй премии все чаще звучит лозунг «Верной дорогой идете, товарищи!». Это не значит, что больше не над чем работать — как раз наоборот. Но теперь уже затея не кажется такой безумной. Нынешняя «Капля» привлекла внимание многих телеканалов и радиостанций, тогда как дебютная премия освещалась очень скудно, погрешностей все еще хватает, но их становится меньше, и так сильно в глаза они не бросаются. Если вектор развития сохранится, то у «Капли» могут сложиться очень неплохие перспективы. А это значит, что российских фанатов хоррора ждут новые интересные встречи с миром «ужасного» кино и теми людьми, кто знает об этом мире не понаслышке. И новый повод встретиться с единомышленниками очередным унылым и холодным январем не заставит себя долго ждать.

Показать старые комментарии

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх