ДЕМОН ВНУТРИ

Ночь на хуторе близ Диканьки (роман)

Автор: Андрей Белянин

Жанр: темное фэнтези, юмор, хронофантастика, пастиш, мэшап

Издательство: Альфа-книга

Год издания: 2016

Серия: Фантастический боевик

Похожие произведения:

  • «Третья книга джунглей» Памелы Джекел (сборник рассказов)

Писатель Андрей Белянин — один из знаменосцев издательства «Армада». Многие читатели знают его как приверженца юмористической фантастики. Конечно, его не называют «русским Пратчеттом», но и графоманом, несмотря на обилие работ, никто окрестить не спешит. Но виданное ли дело — Белянин сделал пастиш на классику, на «Вечера на хуторе близ Диканьки» и «Вия» — произведения хоть и содержащие в себе элементы юмора, но в основе своей являющиеся мрачной прозой, отражением страшного фольклора Малороссии. Автор, будучи большим поклонником Николая Васильевича, лелеял идею создать стилизацию уже давно. И вот, в 2016 году, в своей «домашней» серии «Фантастический боевик» Белянин выпустил «Ночь на хуторе близ Диканьки». И прочитав этот роман, испытываешь противоречивые чувства.

Перейдем к краткому изложению. Повествователю романа попадает в руки рукопись самого Гоголя, в котором изложена «истинная» история, взятая за основу произведений классика. Подобный прием, естественно, не является новаторским, и давно используется писателями. Жанры произведения так называемые пастиш и мэшап.

Нечто подобное появилось бы рано или поздно, не у Белянина, так у кого другого. Все-таки интересно читать роман, в котором автор своих собственных произведений (то есть Гоголь) является непосредственным участником действий. «Ночь на хуторе близ Диканьки» по структуре является переложением мотивов «Вечеров на хуторе близ Диканьки» и частично «Вия», но, как и говорилось, сюжетно представляет собой нечто совсем другое. Разберем его на составляющие и рассмотрим.

Перво-наперво сюжет обрамлен историей и героями «Ночи перед Рождеством». Тут вам и Вакула со своей матерью-ведьмой Солохой, его любовь Оксана, Чуб, диакон, черт, казак-характерник Пацюк и так далее. История «Ночи перед Рождеством» растянута на все произведение: с нее она начинается, ею же и заканчивается. Почти ею. К концовке примазана завязка из «Вия». Кузнец Вакула здесь никто иной, как лучший друг Гоголя, которого в романе все зовут на французский манер «НиколЯ». Собственно, с приезда в Диканьку Николя и начинаются злоключения друзей, наполненные столкновениями с разнообразной местной нечистью. Вакула и сам порой недоумевает, как это вышло, что приезд гимназиста Гоголя так сильно встряхнул тихую жизнь села, катализировав цепь злокозненных событий.

Короткая повесть о русалках «Майская ночь или утопленница» вставлена в повествование без каких-либо серьезных изменений. Все то же самое, что в рассказе Гоголя: русалка-утопленница просит героя помочь ей вычислить среди других русалок свою мачеху-злодейку.

Самая пугающая история из сборника «Вечеров... » «Вечер накануне Ивана Купала» за каким-то чертом отсутствует. На самом деле нет! Инфернальный образ Басаврюка переделан в Байстрюка, личность хоть не столь пугающую, но не менее лукавую. Более того, Белянин по своему отыграл главного черта Гоголя, сделав из него не то чтобы шута горохового, но антагониста, не лишенного чувства юмора, отчего он и становится одним из самых интересных персонажей романа. История о жертвоприношении, разумеется, отсутствует: Белянин не Гоголь, он не пишет ужасов. Вот уж кто действительно пугает, то разве что казак-ханурик Свербыгуз, приходящийся собутыльником самому черту. Его эпизодическое появление хоть немного, но напоминает, что изначально жанр «Вечеров... » все-таки ближе к хоррору, также как и персонажи в капюшонах из леса, которые знают дорогу в ад. А ведь по ходу романа героям предстоит искать помощи у дьявола Байстрюка, отправившись в пекло. Данный эпизод обыгрывает «Пропавшую грамоту», отдаленно, конечно.

Так или иначе, внимательный читатель может найти те или иные отсылки к «Миргороду» или «Вечерам на хуторе близ Диканьки», но кроме заимствованных историй есть и вполне оригинальные. К примеру, дуэль запорожского черта против польского. Последний имеет в подчинении двух оживших жуткого вида крылатых гусаров, которых иллюстратор не забыл запечатлеть на страницах книги.

Кстати, об иллюстрациях. Они являются составной частью произведения, и без них чтение «Ночи... » было бы не столь увлекательно. Надо отдать должное самому Белянину, ведь карандашные наброски персонажей — его рук дело. Талантливый Белянин талантлив не только в прозе. Обложку и фарзацы украшают картины Ильи Воронина, члена Союза художников России и просто хорошего иллюстратора. Его труды можно увидеть чуть ли не в каждой десятой книге в жанре фантастики.

Не забудем и самый неудачный момент книги — чрезмерное использование повествования в форме публицистики. Ну очень нудный текст, убрав который, ничего не потеряли бы. Лишь объем книги уменьшился бы страниц на тридцать-сорок. Возможно, это издержки требований издательства, дабы объем романа был доведен писателем до нужной кондиции. Что ж, перетерпеть можно, хоть и с трудом.

Что же касается исторических нестыковок, которые могут оттолкнуть читателя, следует напомнить, что и Гоголь ими порой не брезговал. Так что, последнее скорее учтивость Белянина, а не недочет.

Стоит также отметить юмор, куда же без него в произведениях Белянина. Автор умело переплетает актуальные для нынешнего времени злободневные темы, такие как завзятая толерантность и пропаганда нетрадиционных, так сказать, ценностей. Только почитайте: «...рухнули они... прямо на широкую кровать, где две голые красотки-ведьмы как раз таки собирались заняться чем-то веселым и полезным для обоюдного образования...» Поэтому, в первую очередь рекомендовать «Ночь...» можно отнюдь не поклонникам Гоголя, а как раз Белянина. Юмор — визитная карточка писателя во всех его произведениях. Именно юмористическая составляющая — движущая сила данного пастиша, а не характерный для Гоголя мрачный фолк. Пожалуй, самые ярые фанаты Николая Васильевича при прочтении «Ночи... » вообще будут плеваться и захотят сжечь книгу, также как Гоголь сжег второй том «Мертвых душ». Однако, подобный фанатизм проявлять ни к чему: да, это не Гоголь, а лишь стилизация под него сквозь призму Белянина, так сказать. Стоит ли читать «Ночь на хуторе близ Диканьки»? Безусловно, да! Стоит ли называть шедевром? Безусловно, нет! Иначе будет переоценка. Приятного чтения.

P.S.: Несмотря на все достоинства, «Ночь на хуторе близ Диканьки» лучше выглядит не в качестве романа, а как сценарий к фильму, а еще лучше к сериалу. Хорошо, если его экранизируют и желательно добавят побольше хоррора, его ведь так мало в книге.

Карандашный набросок Белянина

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх