ЗВОНОК против ПРОКЛЯТИЯ

Тут Небо здесь (Интервью с Игорем Тимошиным)

В судьбе Игоря творчество и бытие неразрывно переплелись: в художественных произведениях представлены жизненные принципы, которые служат путеводной звездой в созидании жизненного кредо.

Честное открытие собственной личности – это дорога к умиротворению и просветлению, несмотря на жизненные невзгоды на тернистом пути жизни. Даже если есть повод для депрессии – стоит улыбнуться судьбе, ведь мы обречены на самих себя.

Особенность бытия солиста «Небо здесь» - в умении быть самим собой, не поддаваться иллюзиям и ложным потребностям. Игорь Тимошин поделился с DARKER опытом, как не сбиться с истинного пути предназначения.

Игорь Тимошин (Небо здесь)

 

Что представляет собой проект «Небо здесь» в нынешнем воплощении? Сколько музыкантов помогает вам находиться на вашей волне? 

«Трое вместе со мной». Проект сейчас представляет собой затворнический параллельный мир без концертов и прочей публичной активности.  Необходимо углублённо позаниматься самой музыкой, поискать и найти что-то такое, с чем можно жить дальше, какой-то новый уровень понимания и звучания, не думая о сроках и других требованиях внешнего мира. Своего рода медитация посреди шоу-бизнеса. Новая программа готова примерно на две трети. Как всегда что-то получается, что-то нет, но качественный рывок совершён. 

В фильме «Пятый элемент» упоминаются четыре стихии. Игорь, какая из них вам ближе по духу? 

Мне по духу ближе сам дух, стихия, на которую опираются все остальные и которая простирается за пределы временного мира. 

Многие ваши песни похожи на отрывки из вневременного диалога со Смертью. Смерть – это личность или статус отсутствия жизни? 

Смерть - это собеседник, который не терпит фальши, чей взгляд как рентген. Наша смерть рождается вместе с нами, это наш «тёмный попутчик», и от того, сможем ли мы его/её заболтать, зависит успех нашей жизни в вечном смысле. Memento mori, помни о смерти, это не я придумал, такова природа вещей, лучше знать об этом, пока не слишком поздно. 

Вы уравниваете боль и свет в Песне Света. Свет – это тепло? Энергия? 

Зачем говорить, когда можно петь: 

«Моя любовь,

Не жди ответа.

Я песня боли.

Ты песня света». 

За свет, тепло и любую другую энергию приходится платить. Боль – плата за любовь. 

Игорь Тимошин (Небо здесь)

Вы часто противопоставляете свету тьму, тень, ночь. Что такое тьма? Тьма – это непроглядная чернь или пестрота оттенков?

В контексте журнала Darker с понятием тьмы, наверное, лучше не шутить. Признаюсь, я не настолько крут, чтобы играть, первобытными стихиями. Свет и тьма противопоставлены в самой действительности: и в художественной, и в физической. Я просто наблюдаю вечную игру стихий на фоне нашей повседневности. 

Встречались ли вы с непознаваемым, запредельным? 

Жизнь вне вечности – это безвозвратное движение вперед, навстречу неизведанному или тому, что необходимо вспомнить заново. Поэтому с непознаваемым встречается каждый. А запредельное… Ну да, это моя жизнь. Другой у меня просто нет, не сложилось! 

Вечность неизменна, человек подвластен времени. Приходя в мир, человек не помнит вечности. Зачем мы приходим в этот временный мир, мир несовершенства, боли и разочарований? 

Козырный вопрос!  Как бы нам ни хотелось забыть вечность, но мы помним её, наша собственная тоска – свидетель вечности. Но мы хотим жить отдельно от вечности, по своим законам, на своё усмотрение, и возводим для неё стены внутри и снаружи себя. Мы хотим эксплуатировать вечные стихии и объявлять своей собственностью то, что нам нужно. Это наша ошибка, потерянный рай, а боль и разочарования - свидетели этой ошибки, и этих свидетелей невозможно подкупить или запугать, пожалуй, их стоит просто выслушать для начала. 

В вашем творчестве тяжесть бытия, основана на объективных неизбежных обстоятельствах. Образы неизбежности, предрешенности воплощены как в самих песнях, так и в оформлении альбомов. Например, в песне «Улыбнись судьбе» есть слова «вспомни всё, что будет...»; обложка альбома «Небо здесь» украшена бабочкой в стеклянной банке. Как вы относитесь к фатализму? У человека есть выбор, оставаться в вечности или рождаться в дольнем мире? 

Судя по тому, что мы уже сделали неправильный выбор, он есть.

Мы отказались от вечности, и многое теперь предопределено этим выбором, но наша вечная свобода так же неистребима и вечна, как само вечное живое существо внутри человека. Наш выбор сейчас ограничен, но вечность никто не может исключить из этого выбора, хотя дотянуться до неё теперь очень трудно и больно. Свобода и фатализм не противоречат друг другу, как тёмное небо и звёзды, это просто идеальный фон для медитации. 

На ваш взгляд, как устроен загробный мир?

Загробный мир формируется уже сейчас нашим образом мысли, чувствами и поступками. И наша нынешняя жизнь была сформирована аналогичным образом. Если использовать разум, данный человеку, и  его способность сопереживать, то в загробном мире больше не будет гробов. 

«Такая любовь от гроба до гроба

Убей меня снова, я разочарован» 

Ваше отношение к анекдотам про церковь, религию, Бога? 

Я уверен, что тонкий и добросовестный человек способен одухотворить даже самую грубую шутку, а тупой и бессовестный человек опошлит даже самое сокровенное послание простым прочтением. 

Боюсь оказаться в положении педантичного учителя ИЗО, который считает, что конь на известной картине красного цвета, потому что Петров-Водкин – коммунист, но все же рискну спросить: какое значение в вашем творчестве имеет синий цвет? 

Ну да, я тут тоже небезупречен, к общеизвестному синему цвету неба, как символу Всевышнего, могу добавить канонический синий цвет Самого Все – Вышнего (Вишну), Кришны. 

Вы призываете: «Не торгуй собой». Ваши песни принципиально в свободном доступе? 

Мои песни изначально в свободном доступе просто потому, что сами так хотят, я с ними не могу справиться, эта форма жизни меня поработила, и мне остаётся делать, что они говорят. 

Что для вас является главным источником ужасов? 

Наша жизнь это и есть ужас, просто мы живём в болевом шоке и этого не замечаем, чтобы наша голова не взорвалась.  Самые хорошие вещи здесь находятся в заложниках, и чем они нам дороже, тем ужаснее положение. 

Согласны ли вы с Рильке в том, что «прекрасное – та часть ужасного, которую мы можем вместить»? 

Ну, если иметь в виду культ Гудвина, Великого и Ужасного, то да, соглашусь. Когда сносится наша социальная надстройка, именуемая в народе башней, то прекрасное и ужасное оказываются как в пословице – связался чёрт с младенцем. От себя добавлю лишь, что ещё и не поймёшь - кто где. 

Есть ли возможности благодаря интернету обрести популярность и финансовую раскрепощенность альтернативным музыкальным проектам? 

Если ты сделал доброе дело и тебя ещё не убили, то значит, или дело было недостаточно добрым или ещё не до всех дошло. Думаю, гораздо продуктивнее помнить об этом, нежели о монетизации усилий. Альтернативные музыканты сейчас часто похожи на боксёра, который проиграл чемпионский бой холодильнику. Сейчас столько технических возможностей для творчества и его распространения, сколько никому и не снилось какие-то двадцать лет назад. Но уровень свободы всегда пропорционален уровню ответственности. Альтернативные музыканты и слушатели должны предъявить миру новый уровень художественного восприятия мира и новый уровень ответственности за этот мир, а пока все думают в первую очередь о деньгах, а не прорыве сознания, всё это просто упущенная возможность и для творчества, и для заработка. 

Планируете ли в ближайшее время напомнить слушателям релизом о том, что небо здесь? 

Не планируем, но если программа дозреет, что вполне возможно, то придётся озаботиться всеми этими организационными вопросами, от которых так хорошо отдыхалось последнее время «в океане светлых грёз». 

Имеет ли особое значение 13-й год третьего тысячелетия для вас?

Надеюсь, всё обойдётся! 

Что бы вы хотели пожелать читателям журнала Darker?

Желаю, чтобы чем темнее небо, тем ярче звёзды.

Игорь Тимошин (Небо здесь)

Показать старые комментарии

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх