ТРЕТЬЯ ВОЛНА ЗОМБИ

Серые неприступные скалы высятся окрест, куда ни кинешь взгляд. Последние лучи заходящего солнца играют в расщелине, на немыслимой высоте. Будь осторожен! Здешняя реальность обманчива. То, что кажется тебе воем ветра среди камней, может на деле оказаться воем обитателей горных пещер – тварей, чьи глаза красны, шерсть черна, а пасти слюнявы и полны острейших зубов…

Покрепче стисни рукоять меча. Весьма вероятно, совсем скоро здесь начнется сущий кошмар. И – вполне возможно, эта ночь станет для тебя последней. А на заре одинокий шакал споет отходную молитву над твоими костями, что будут белеть в предрассветном тумане…

Продолжая в том же духе в течение месяца-двух, вполне можно было бы наваять целый роман в жанре «темного фэнтези», однако задача передо мной сейчас стоит другая – попробовать разобраться, что же за зверь такой это самое «темное фэнтези», где и как его ловить, да с каким соусом лучше всего употреблять.

В споре об этом сломано немало копий (и черных отравленных мечей с повреждением -175 НР, разумеется, тоже). И почти что каждый участник данной дискуссии предлагает собственные критерии классификации (как минимум, добавляет какой-нибудь сочный штрих).

Одним из наиболее часто встречающихся аргументов является утверждение о том, что темное фэнтези – это истории, действие которых разворачивается во вселенной победившего зла. То есть, если в классическом фэнтези мы видим отряд однозначно добрых и благородных героев, продвигающихся по зеленым лужайкам и белоснежным сугробам к некоему участку своего мира, в котором воцарились Великое Зло и Кромешный Мрак (да-да, всенепременнейше с большой буквы) – то в фэнтези темном этот самый Мрак, как правило, уже сомкнул свои крылья над миром (как вариант – кое-где сохранились небольшие очаги сопротивления). И борьба в таком мире идет уже не за свободу, а за выживание. А протагонисты – те, чьими глазами смотрит на мир читатель – вовсе не являются тем идеалом света, добра и справедливости, который торжествует в фэнтези «обычном». Это не многомудрые маги и веселые добродушные хоббиты, а хитрые колдуны и мрачные головорезы – в принципе, те самые ребята, которых маги и хоббиты резво крошат в салат на страницах подавляющего большинства книг.

Таким образом, если взглянуть, например, на творчество Джона Рональда Руэла Толкиена, то повесть «Хоббит» предстанет в данном контексте чем-то классическим – светлым, добрым, приключенческим, захватывающим дух. А вот летопись ранних лет Средиземья, «Сильмариллион», приобретает довольно мрачный оттенок. Судите сами: в огромном мире, терроризируемом ужасным деспотом, большинство населения предпочитает не ввязываться в противоборство, а думает лишь о том, как понадежнее укрыться и скопить побольше богатств. Внутренние дрязги эльфийских семейств и гномьих кланов, постоянные интриги, клятвопреступления, братоубийства и предательства, не позволяют дать этим персонажам полностью положительную характеристику, хотя именно они, вроде бы, и являются главными героями повествования. Лишь единицы – по-настоящему благородные и честные эльфы и люди – пытаются как-то изменить невеселый ход событий в Средиземье, от которого, ужаснувшись происходящему там, отвернулись даже создавшие его демиурги.

Летописи чудовищного насилия, которое творит Моргот над своими пленниками, вполне могут произвести более пугающее впечатление, нежели иной сплаттерпансковский опус (если понимать, что и зачем он делает, ведь главная цель Черного Супостата состоит не в том, чтоб заставить страдать тела, а в том, чтоб истерзать и искалечить души, вывернуть наизнанку и извратить исконную сущность «подопытного» существа). Не менее зловещая ситуация предстает перед нами в эпизодах, живописующих падение княжества Нуменор и нравы, воцарившиеся там перед закатом.

Прибавьте сюда подробности отношений между древними демонами и чудовищами, описание охваченных теменью, погруженных в бесконечный мертвый туман ландшафтов… Все это в совокупности и создает необходимую картину, позволяющую вписать «Сильмариллион» в число произведений, принадлежащих к жанру темного фэнтези.

В «Хоббите» мы находим лишь крошечные отголоски той неизмеримой громады ужаса и мрака, которую воздвигал Моргот в «Сильмариллионе». Ну да ведь «Хоббит» - это, по сути, детская сказка, в которой эльфы – любители вкусно поесть, крепко выпить и как следует повеселиться, а гоблины – всего лишь глупые монстры, которых сам Эру велел обвести вокруг пальца. Ну а во «Властелине Колец» мы видим уже классическую фэнтезийную схему (и многие исследователи считают Толкиена ее основоположником), где хрупкое равновесие между Добром и Злом ценой неимоверных усилий группы героев превращается в преимущество Добра.

Как известно, несмотря на то, что и волшебные, и страшные сказки в обилии сочинялись и до Толкиена, именно «Властелин Колец» стал тем контрапунктом, который не позволил жанру бесславно захиреть и, более того, сделал его одним из доминирующих направлений на мировом литературном рынке (от прочно вошедшего в обиход термина «дотолкиеновское фэнтези» ведь никуда не денешься). Что ж, как мы теперь видим, есть вполне весомый повод считать, что и основы «темного» фэнтези также были заложены великим Профессором.

Но впрочем… Если копнуть еще на двадцать лет в историю, мы встретим Роберта Говарда – еще одного классика фэнтезийной литературы, создателя знаменитого Конана и чуть менее знаменитого Соломона Кейна. А чем же, спрашивается, его произведения не тянут на «темный» статус? Книги о Конане принято относить исключительно к героическому фэнтези, но если как следует в них вчитаться – что мы увидим? Многочисленные описания мрачных, зловещих, откровенно гнусных событий. Шокирующие ритуалы, проклятые призраки, отвратительные демоны… Но если «Конан», все-таки, темным фэнтези не является, хоть и содержит немало его элементов, то другой цикл того же автора – «Соломон Кейн» - уже вплотную подбирается к границам рассматриваемого сегодня жанра. Таким образом, мы явственно видим, что предпосылки к его возникновению существовали уже очень давно.

Тем не менее, термин Dark Fantasy появился лишь в 1973 году – так назывался небольшой фэнзин. Позднее эти определением стали пользоваться редакторы журналов и книг. В 1987 американский писатель-фантаст Джек Уильямсон выделил «темное фэнтези» как отдельный вид мистической литературы. А в июне 1991 года обозревательница журнала «Локус» Фарен Миллер обозначила этот жанр как «историю с элементами хоррора и готики, действие которой происходит в антураже традиционного фэнтези».

Но, согласитесь, сами подобные истории писались задолго до того, как об этом начали говорить на уровне литературоведения. К ним даже можно отнести некоторые из произведений Говарда Лавкрафта, а также многочисленные «готические романы», которые любил читать он сам.

Итак, основной момент мы обозначили. Пользуясь перечисленными критериями, можно теперь пробежаться по волнам своей памяти и рассортировать прочитанные книги на предмет того, какие из них можно причислить к фэнтези «темному», а какие – к «обыкновенному». Но вот незадача – встречаются среди них такие, в которых означенные элементы отсутствуют (или присутствуют, но не стоят в центре повествования), но книга в целом никак не оставляет «светлого» впечатления. Вот, например, знаменитый роман американца Майкла Суэнвика «Дочь железного дракона». Казалось бы, главная героиня этого произведения – девушка вполне приличная, а мир, в котором разворачивается действие, вовсе не является чем-то злым для его обитателей. Но давайте-ка получше присмотримся к самим этим обитателям. Что мы увидим? Общество, в котором высшая каста – эльфы – ловко манипулирует всеми остальными, преследуя некие собственные интересы, суть которых не слишком ясна непосвященным. Общество, поклоняющееся пускай и не злой, но невероятно жестокой Богине и ради нее практикующее чудовищные ритуалы, основанные на членовредительстве и самоистязании. Общество, сплошь состоящее из лжецов, подлецов, предателей, доносчиков, угнетателей, насильников и теневых дельцов. Детей и подростков здесь сызмальства учат жить по этим гнусным законам, а те немногие, кто хранит в своем сердце искорки добра и справедливости, обречены на мучения или смерть.

Но все это отнюдь не является результатом какой-то древней войны между Добром и Злом, победу в которой одержали Темные силы. Здесь все это – вполне естественный ход вещей, и очень мало кто задумывается о том, насколько же мерзок окружающий его мир…

Возникающее в процессе чтения ощущение обреченности, безысходности, беспросветности вполне можно причислить к разряду отличительных признаков, характерных для темного фэнтези. И, хоть по сути своей «Дочь железного дракона» является масштабной аллегорией на современное человеческое общество, формально это, все-таки, фэнтези. А трагический эффект, что возникает при чтении этой книги, дает нам все основания причислить ее к плеяде представителей фэнтези «темного».

Не знаю, правда, считает ли его признаком жанра кто-то из маститых фантастиковедов. Ну да ведь, каждый из участников дискуссии привносит что-то свое, верно ведь?

Теперь к «официальной версии». Темным фэнтези нередко называют литературу о сверхъестественном, относящуюся к жанру хоррора. И граница между темным фэнтези и готическими ужасами очень узка. Чтобы отделить их друг от друга, критики отмечают, что мистическое темное фэнтези не пугает читателя, а создает атмосферу страха, который уже прошел. То есть, эти книги в первую очередь являются фэнтезийными историями, а не рассказами про сверхъестественный ужас.

А рассуждая с этой точки зрения, мы обнаружим признаки «темного фэнтези» во многих книгах, которые прежде и не подумали бы к нему отнести. Например, в «Хрониках Арции» Веры Камши. Это вообще очень оригинальное произведение, в котором гармонично сплелись воедино самые разнообразные ветви фантастической литературы. И «темное» направление – не последнее из них. Взять хотя бы первые главы пилотной книги цикла, романа «Темная звезда». Ох, не по себе порой становится, когда читаешь мистико-детективно-фэнтезийную историю о том, как окраинные земли терроризирует кошмарный клыкастый олень-убийца, разрывающий людей на куски. Ну а дальше-то еще круче будет…

То же самое можно, в принципе, сказать и о многих произведениях живого классика российской фэнтезийной литературы, Ника Перумова. Детализированные описания мрачных, либо же неприглядных сторон жизни позволяют и его отнести к авторам «темного фэнтези». Правда, сам Перумов и его издатели предпочитают на этом внимания не фокусировать.

«Темноватый» оттенок имеет и цикл книг поляка Анджея Сапковского о Ведьмаке, но в еще большей степени – созданные по эти книгам компьютерные игры.

Впрочем, существует устоявшийся список произведений, которые и критика и читатели единогласно причисляют к «темному фэнтези». В первую очередь сюда входят романы американца Джорджа Мартина из эпопеи «Песнь льда и пламени».

Работать над ней Мартин начал в 1991 году. Изначально он задумывал написать трилогию, но позднее понял, что в эти рамки замысел не уложится. К настоящему времени вышло четыре книги, еще три находятся в проекте.

Действие «Песни Льда и Пламени» происходит в вымышленном мире – преимущественно на континенте под названием Вестерос, а также – в восточных землях, именуемых Эссос. Большинство персонажей – люди, но по мере развития повествования появляются и представители других рас – например, живущие на дальнем Севере жестокие Иные, или последние драконы с Востока. Эпопея включает три основных сюжетных линии, которые по ходу повествования становятся все более тесно связанными и зависимыми друг от друга.

Также, если вдруг в какой-либо компании заходит разговор о темном фэнтези, часто вспоминают о книгах другого американского фантаста, Глена Кука, составляющих масштабную эпопею «Черный отряд». И это, в некотором роде, каноническое для жанра произведение, поскольку к нему применимы практически все обозначенные выше критерии. Центральные персонажи этой истории – те самые хитрые колдуны и жестокие наемники, о которых шла речь в начале обзора. В ней очень мало по-настоящему добрых людей, а «протагонист» - еще не значит «положительный герой».

Фоном для событий «Черного отряда» является так называемое Владычество – правление могущественного Темного мага, известного как Властелин. С помощью своей жены, прозываемой Госпожой, он построил мощную империю, основанную на насилии и зле. В качестве своих ближайших подручных Валстелин использовал десять самых сильных волшебников своего времени, волю которых он поработил с помощью темных ритуалов, сделав из них Десять Взятых.

Владычество было свергнуто восстанием Белой Розы, заключившей Властелина, Госпожу и Десять Взятых в Курганье, окруженном мощной магической защитой. В течение нескольких веков секта воскресителей пыталась разрушить этот барьер и призвать Властелина в мир живых. Но со временем внимание людей к Курганью ослабевает. Постепенно ослабевает и охранное колдовство…

По прошествии нескольких столетий старые ужасы забываются. Пора Владычества становится «модной», вновь активизируются секты воскресителей. Волшебник Боманц, желающий научиться магическим знаниям Госпожи, вступает с ней в контакт… но именно в это время воскресители добиваются своей цели и поднимают из могил Госпожу и Десять Взятых, а вина за это ложится почему-то на Боманца. Он делает единственное, что может в такой ситуации – замыкает на себя магическую цепь, сковывающую Властелина, чтобы не дать пробудиться и ему.

Госпожа тем временем начинает восстанавливать свою древнюю империю. Властелин же не оставляет надежды вырваться из могилы. Ради этой цели он не останавливается ни перед чем, даже из мира мертвых проводя темные ритуалы с множеством человеческих жертвоприношений. В случае своего успеха Властелин установит куда более жестокий режим, чем Госпожа, и утопит весь мир в крови…

Немалый интерес представляют также случаи, когда темное фэнтези скрещивается с городским – и вурдалаки, оборотни, тролли, демоны и маги всех мастей начинают действовать на улицах современных мегаполисов. В деле создания такого рода произведений преуспел, например, Клайв Баркер – многие из его романов (в частности, «Явление тайны», «Эвервилль», «Имаджика») не просто балансируют на грани фэнтези и хоррора, а по большей части склоняются именно к первому из этих жанров. Впрочем, Баркер и не пытается этого отрицать – не раз в своих интервью он говорил, что уже давно пишет преимущественно фэнтези – только предельно темное.

Каноническим текстом городского темного фэнтези следует, пожалуй, признать роман Нила Геймана «Задверье». В нем описан тайный мир, скрывающийся в недрах современного Лондона – мир, населенный мрачными маргиналами, многие из которых имеют сверхъестественную природу.

«Король ужасов», мистер Стивен Кинг, также не удержался от посещения этих пределов, создав один из самых значимых литературных циклов нашего времени – «Темную башню». Также к темному фэнтези принято относить книги Энн Райс, Танит Ли, Ричарда Скотта Бэккера, и многих, многих других…

Интерес к темному фэнтези в мире сегодня очень высок, и вполне логично, что мрачноватые сюжеты с волшебным оттенком получают воплощение не только на книжных страницах, но также в комиксах, компьютерных играх и кинофильмах. Наиболее известными кинолентами такого рода являются цикл «Другой мир», фильмы «Ван Хельсинг», «Соломон Кейн», «Крабат», «Интервью с вампиром», «Блэйд». Все это (и многое другое, оставшееся за рамками нашего небольшого исследования) – настоящая огромная вселенная, потайные закоулки которой терпеливо ждут вас, чтобы поведать свои секреты.

Показать старые комментарии

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх