ПОЛУНОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК

13 ведьм (антология)

Составитель: Парфенов М. С.

Жанр: тёмное фэнтези, ужасы, мистика

Издательство: АСТ, Астрель-СПб

Серия: Самая страшная книга

Год издания: 2016

Похожие произведения:

 

Гори, ведьма, гори!

Для любителей литературы ужасов это уже не просто название известного романа, а какой-то знак, символ. Это как предупреждающее объявление: «Осторожно! Хоррор!»

К антологии «13 ведьм» подобное объявление вкупе с «Гори, ведьма, гори!» вполне можно прицепить. Тем более, что уже в самом начале читателя встречает предисловие: «13 признаков того, что вы ведьма». Как первый шаг к костру инквизиции, хе-хе!

Открывает книгу бронебойный «Костяной» Алексея Провоторова. Победитель прошлогодней «Чёртовой дюжины», уже публиковавшийся в DARKER, в особом представлении и не нуждается. Действительно мрачное, атмосферное тёмное фэнтези, пробирающее до... хм... костей. Таких главных героев, наёмников и охотников, мы знаем немало, но у Провоторова людолов (не ведьмолов, заметьте!) — свой, особенный. Да и ведьма... А уж сам Костяной и вовсе примечательный персонаж!

Выбор подобного текста на первое место неоднозначен. С одной стороны, внимание читателя сразу привлекается хорошим, качественным произведением, но с другой — «Костяной» настраивает всё же на иной лад, чем последующие рассказы. Это как в антологии «Франкенштейн» Стивена Джонса неожиданно встретить историю Карла Эдварда Вагнера о Кейне, которая совершенно выбивается из ряда прочих произведений. Но в «13 ведьмах» «Костяной» не один такой...

Так или иначе, следующим номером выступает Елена Щетинина. С медведем. Тем самым, из сказки про Липовую ногу. «Скырлы-скырлы» — уже сами эти звуки о многом говорят, не правда ли? Но не думайте, одноимённый рассказ не следует сюжету оригинала, а только использует его мотивы, чтобы поведать современную страшную сказку.

Щупальца Лавкрафта проникают везде и всюду. Даже в «Зов» Андрея Сенникова они забрались. Что будет, если простой провинциальный милиционер встретится с тайной, уводящей в кошмарную пучину Древних и прочих мерзопакостных явлений? Какой ужас ожидает участкового Старшинова? Жуть, накатывающую с «Зовом», можно прочувствовать прямо в DARKER — рассказ попал в антологию прямиком из нашего журнала.

Олег Кожин возвращает нас к реальности — поначалу. В «Естестве» вроде всё обычно и обыденно, но это только до поры до времени. Ведьмино влияние на главного героя незаметно невооружённым глазом, но чем ближе к финалу истории, тем более очевидным оно становится. Рассказ способен преподнести читателю сюрприз.

Ведьма в области информационных технологий тоже пробралась в число тринадцати избранных. Главная героиня «Плетения» Владимира Кузнецова обладает необычными способностями. Её этому никто не учил, сама она не понимает, как выходит это... плетение (читай: колдовство), но натура её такова, что девушка занимается этим снова и снова. Не ради денег или других материальных благ, а просто потому что иначе не может. От этого страдают люди, ну да, но как же быть?.. «Плетение» — необычная история, наполненная мистикой и одиночеством.

Эстафету перехватывает Алексей Жарков с рассказом «Мать нефть». Ещё одна городская история, напоминающая «индустриальные» хоррор-рассказы Фрица Лейбера (помните его «Чёрного гондольера»? — а ведь там тоже нефть). Сюжет подаётся глазами главного героя, который задавил девочку и поплатился за это. Ничего, казалось бы, из ряда вон выходящего, правда? Но дальше автор показывает нам подоплёку событий, и вот тут-то и становится не по себе...

Александр Вангард соединяет тему армейской службы с проклятием ведьмы. На фоне предыдущих рассказов, достаточно мрачных, «Самоволка» выглядит более... яркой и цветной, что ли? И это несмотря на то, что действие происходит зимой на Дальнем Востоке. Белый снег тут особой роли не играет: полярная ночь всё-таки, но Вангарду удаётся привнести в рассказ особый колорит. Тут и ведьма смотрится как странная, но незлая (кажется) бабка, и кровь (обильная!) течёт как-то интересно. А в общем получается весьма достойный текст, меняющий общий настрой книги, заданный предыдущими вещами.

Максим Кабир и Дмитрий Костюкевич в «Скверне» возвращаются к мрачности. Тут вам и гомункул в колбе, и пара друзей, его нашедших, и ведьма, его создавшая... Здесь тоже вспоминается классика жанра, хоть тот же «Голем». Однако «Скверна» своеобычна и даже озорна, чего такие писатели как Майринк себе не позволяли. Мрак сгущается, хоть и не до такой степени, чтобы финал можно было описать хрестоматийно: «в общем, умерли все».

И далее следует ещё более забавный текст. В повести Александра Щёголева «Есть ли жизнь в морге» и вовсе невооружённым взглядом видна авторская улыбка. Хотя начиналось всё, конечно, так, что тушите свет: двое молодых сотрудников морга насилуют труп девушки. Впрочем, довольно скоро эта шокирующая картина сменяется более спокойными видами, появляются секретарь обкома с тёщей-ведьмой и сотрудницей ЗАГСа, происходит свадьба и, так сказать, первая брачная ночь. Интересная повесть, снова выбивающаяся из канвы «13 ведьм».

А что может случиться, если молодая женщина приедет в деревню работать учителем в школе? Что если ей продадут дом со странностями, но ни словом об этом не обмолвятся? Разве что дадут совет между делом: если что, обращайся к деду Гудеду. И ничего не понятно, а судьба уже заносит над беднягой свою длань... «Мышка» Марии Шурыгиной получилась весьма примечательной. Рассказ, наполненный не только тьмой и мрачной атмосферой, но и светлой грустью...

Эстафетную палочку перехватывает Ольга Рэйн. Её «Мертвец» повествует о нелёгкой судьбе девочки, которую мать ещё в детстве забрала в Великобританию из СССР. Мать её не любит и выгоняет за порог, как только дочери исполняется восемнадцать. С тех пор она мыкается, отсюда — туда, оттуда — сюда, перебивается случайными заработками и не всегда уверена, где будет ночевать. Потом вроде жизнь закрутилась: нашла мужа, родила дочь... Но и в своей семье она несчастлива, супруг избивает её, а она терпит. В конце концов всё возвращается на круги своя, и ведьма наконец обретает силу. Рассказ тоскливый, безнадёжный.

И вот мы будто встречаем Роберта Ирвина Говарда, который почему-то свои исторические рассказы решил писать так, как это сделал бы Карл Эдвард Вагнер. Друг и соратник «Костяного», рассказ Владимира Кузнецова «Рыцарь и тьма» — тоже тёмное фэнтези, правда, в историческом антураже. Кровь, крики, стоны умирающих, а также кровь, кровь, кровь... Главный герой произведения — настоящее исчадие ада, прикрывающееся пламенными речами об Орудии Господа. Он ищет ведьму, которая когда-то помогла ему бежать из сарацинского плена, а с какой целью он идёт к ней — это мы узнаем в финале истории.

Закрывает книгу Михаил Павлов с «Руками моей матери». Написанный от первого лица текст сгущает странную, сюрреалистичную атмосферу. В сюжете разбираешься не сразу... точнее, не так: поначалу, когда все события описываются с порой даже чрезмерной тщательностью, всё кристально ясно. А далее начинаются провалы в памяти, слияние сна и яви, жуткие видения и бессонные ночи... Тут-то и почешешь в голове: а что, собственно, происходит? Любители подобного рода текстов наверняка будут удовлетворены, все же прочие — в зависимости от многих факторов. В общем, как на душу ляжет.

«13 ведьм» оказались разнообразными и представительными. Из седой старины — в современность; страшные и мрачные — весёлые и забавные; яркие, сразу обращающие на себя внимание — и скрывающиеся в тени. Колдуньи, ворожеи, ясновидящие — они здесь на любой вкус. Так что будьте осторожны, берясь за антологию, помните: с такими вещами играть опасно... А то мало ли, может, вдруг на вас кто проклятье нашлёт?..

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх