Восхищенные своим несовершенством

Это – клубок змей во мне. Дотронешься – и окажешься ужаленным. Но если постараешься – сильно-сильно, — то выжмешь яд по капле из моих клыков. Что? Ты не хочешь? Я недостаточно великолепен для тебя? Ты ведь знаешь, как я раним. Стоит мне засомневаться в твоей преданности, твоей безвозмездной готовности к самопожертвованию, твоей любви без взаимности – и я почувствую себя ничтожным. И тогда, будь уверена, я отыграюсь на тебе по полной. Вымещу весь гнев, всю свою затаенную обиду на мир, слишком унылый для моей персоны. Но я совсем не страдаю манией величия, напротив: я знаю, что из числа худших – просто я лучший из них. Я никогда не покажу, как нуждаюсь в тебе, – или сделаю это так, чтобы ты считала, будто мне плевать на тебя. Я же свято верю – стоит проявить ответную привязанность, и ты бросишь меня, ведь ты любишь во мне лишь плохое. Любишь, когда я причиняю тебе боль, когда пользуюсь твоей наивностью. Стокгольмский синдром? Или ты видишь свет в моей душе? Там, где его быть не может.

Пойми ­– ненависть к самому себе я превратил в самолюбование, показное безразличие и свое главное оружие. Я упиваюсь собой. Звание «психопат» я ношу с гордостью. Я читаю тысячи статей о том, как опасны и лживы люди с этим диагнозом. Я сказал «диагноз»? Но я ведь не болен. Я – одарен. Избран. Создан, чтобы оттенить светлые стороны. Я не могу жить без пафоса, ты уж не обращай внимания на высокопарный слог. Пускать пыль в глаза – это один из моих врожденных талантов. Красноречие, обаяние, стремление скрыть подлинную натуру – иногда нам достается слишком много даров. Но за улыбчивой маской всегда прячется кровосос, паразитирующий на чужом доверии.

Мы – обособлены. Не люблю говорить «мы», обычно только «я», да «я», но для торжественности приходится терпеть обезличивание. Так вот, мы – не такие, как все. Точнее – хуже других. Из нас не получатся маляры, продавцы или заботливые родители. Куда больше нас привлекает сцена, и неважно – театральная или разыгранная на месте совершаемого нами преступления. Серийные убийцы, садисты, брачные аферисты, людоеды, поджигатели, насильники, педофилы, религиозные фанатики, живодеры, охотники на проституток, чокнутые водители, стрелки по живым мишеням и другие приятные личности – а я один из них. Сможешь любить меня, зная, что роится в моей голове?

Говоря о культах амазонских индейцев, африканских людоедов и религиозных фанатиков всех мастей, можно воспринять их как нечто далекое – мол, не езжайте в джунгли, не влезайте в мрачные храмы, и будет вам счастье. Но ведь есть и такие культисты, что обитают бок о бок рядом с нами, ходят в те же школы и по тем же улицам, и неважно, живете вы в России, Японии, Америке или Новой Зеландии. Речь идет о психопатах, чьим культом служит их собственная личность.

Давайте сразу оговоримся – эта статья не стремится на энциклопедичность, и ее вряд ли можно назвать всеобъемлющей. Если вы хотите исчерпывающего материала по этой теме – прочитайте замечательную книгу Роберта Хаэра «Лишенные совести. Пугающий мир психопатов», ознакомьтесь с биографиями серийных убийц и маньяков, посмотрите документальные фильмы. В данной статье мы лишь расскажем вам о самом феномене психопатии, не углубляясь в истоки его возникновения, – но все же приведем несколько типичных особенностей «лишенного совести», благодаря которым лично вы сможете легко его вычислить.

Заблуждений о психопатии ходит уйма. Прежде всего, психопат и сумасшедший – это не одно и то же. Там, где шизофреник – пленник галлюцинаций и собственных игр разума, психопат - сам игрок. Это как сравнить слюнявого умственно отсталого громилу и Ганнибала Лектера. Так же считается что у психопата либо полностью отсутствуют эмоции, либо лишь пародируют подлинные человеческие чувства, как шкура хамелеона меняя расцветку под окружение. В первом случае мы имеем дело с бездушным роботом, во втором - с хладнокровным лицемером. И, надо сказать, это не так уж и далеко от правды. Да, психопаты могут с легкостью нацепить маску нормальности – прирожденная изворотливость свойственна большинству из них. Прибавьте к этому приятную наружность, хорошо подвешенный язык, замечательное чувство юмора и напускную галантность – и вы никогда не распознаете в образованном красавчике Теде Банди озабоченного маньяка, а в соседском тихоне Джеффри Дамере людоеда и некрофила. Что касается внешней замкнутости – той самой отрешенности от мира, словно перед вами не человек вовсе, а машина, – это больше подойдет аутистам, эскапистам и Т-1000, нежели нашим сегодняшним «героям».

Но на примере такого игрового персонажа, как Агент 47 из серии «Hitman», мы можем понаблюдать и за типажом брутального киллера, кажущегося весьма далеким от присущей живым людям сентиментальности. В реальности таким был Ричард Куклински – примерный семьянин со смешной фамилией для одних и печально известный наемный убийца по кличке «Ледяной человек» для других. Достаточно сказать, что количество его жертв исчисляется сотнями. Банковские воротилы, погрязшие в долгах картежники, неугодные мафии свидетели, слишком дотошные журналисты, несговорчивые полицейские – у Куклински было весьма обширное резюме на ниве душегубства. Поговаривали, что даже подвешивая очередного бедолагу на крючья и расчленяя его тесаком, Куклински сохранял абсолютную невозмутимость – словно мясник при разделке говяжьей туши. В кино, помимо, собственно, фильма «Ледяной» с Робертом Шэнноном, есть еще один «эпигон» Куклински – Антон Чигур из «Старикам здесь не место».

Как среди серийных, так и среди массовых убийц, психопатов - масса… простите за каламбур. Гроза молодежи острова Утойя, причина смерти почти сотни подростков, норвежский фашист, масон Андерс Брейвик – один из ярчайших примеров. На вопрос: «Жалеете ли вы о чем-нибудь?» он ответил: «О, да. Когда я ехал на остров, то случайно раздавил мышку…». Уместно вспомнить и кошмарного детоубийцу Альберта Фиша, и клоуна-педофила Джона Уэйна Гейси, и кровожадного Генри Ли Лукаса, и охотника на людей Айвана Милата (привет, «Волчья яма»), и убежденного человеконенавистника Карла Панцрама. Каждый из них вписал свое имя в историю кроваво-красными чернилами.

Но Банди, Дамер, Куклински, Брейвик – это крайние случаи. Несмотря на то, что всех их объединяет некая червоточина, «семя зла», если угодно, каждый из них все же индивидуален. И в этом кроется главное заблуждение о психопатах. Представляя их либо демонами в человеческом обличье, либо пустыми оболочками, заполненными лишь ненавистью, мы упускаем из виду очень важный момент. Они тоже люди.

Стремясь отгородиться от педофилов, насилующих детей в подвалах, юных пироманов, хохочущих над сожженными заживо собаками и кошками, обольстительных садистов и каннибалов, мы не позволяем себе трезво взглянуть на проблему, и как-то противостоять. Вешание на столбах – это не выход. Обозленная толпа с вилами и факелами не решит ровным счетом ничего – лишь вспашет благодатную почву для ростков будущей агрессии. Поэтому называя психопатов людьми и воспринимая их не как абстрактное зло – неважно, насколько ужасны их деяния, мы, прежде всего, сможем разобраться в корне проблемы. Нет, не будет никаких оправданий в стиле «он таким родился» и «во всем виновато общество». Худшая черта характера психопата – любовь к себе. И это не классический эгоизм или «синдром Наполеона». Это - наслаждение собственной порочностью. Отсюда и стоит отталкиваться.

На самом деле утверждение об отсутствии подлинных эмоций не совсем верно. Скорее наоборот, внутри психопата бушует настоящий ураган чувств. Другое дело, что его система ценностей искажена настолько же, насколько отражение в кривом зеркале. Из мельчайшей провинности, как из тлеющего огонька, психопат может раздуть целый костер. Например, девушка на первом свидании отказывается поцеловать ухажера, чей диагноз – «ядерная психопатия». И, в полном соответствии с этим названием, последует взрыв. Это может быть и пощечина, и плевок в лицо, и несоразмерная месть. Не захотела поцеловать такого особенного и неповторимого, как я? При первой же возможности я прилюдно унижу тебя, подставлю или сделаю так, что ты навсегда пожалеешь о своем поступке – как вариант, убью твою суку-мать…

 

Хотя до такого, конечно, редко доходит. Обычно психопат удовлетворяется тем, что находит у человека слабые стороны, всячески давит на них, возможно доводит до слез или истерики, после чего отправляется на поиски новой добычи – извините за такое определение. Но иногда страх перед ответственностью – будь то уголовная, или даже божье наказание (как ни странно, многие психопаты религиозны, хотя и далеки от стереотипного истово верующего) – не останавливают «лишенного совести», и тогда мир узнает об очередном Дмитрии Виноградове. Другие психопаты действуют куда хитрее – аккуратно запутывают жертву в паутине лжи, чтобы внезапно вонзить клыки и досуха испить кровь. Повезет тем, кто вовремя разгадает злой умысел, и сумеет избежать горькой участи, уготованной психопатом. Что до других – посмотрите фильмы вроде «Мыса страха», «Семь» и «Психо», чтобы понять, насколько изощренными бывают «лишенные совести».

Психопат не просто подвержен вспышкам агрессии, как тот же невротик или любитель спиртного. Его разгневанность носит воистину разрушительный характер. В порыве ярости он легко может забить жену до смерти, полезть с кулаками на престарелую мать, от души пнуть ластящегося к нему котенка, приложить об стену плачущего ребенка – да что угодно. При желании это можно назвать состоянием аффекта и даже найти оправдание, но ужас заключается в том, что психопату нравится утрачивать над собой контроль. Иной раз он и вовсе творит ужасные вещи так, будто это скучная работенка, – такое явление хорошо отражено в шедевре Михаэля Ханеке «Забавные игры». Когда накал страстей спадает, кажется, будто психопат искренне сожалеет о содеянном - стремится как-то наказать себя, убедить окружающих в собственном раскаянии, завоевывает жалость показным самобичеванием и признанием вины. О да, в этом психопатам нету равных. Никто не преподносит свои пороки и преступления в такой красивой обертке, как они. Легкая ухмылка, печальные глаза, витиеватый слог и обзывание себя «плохим, ужасным, чудовищным», но с обязательным указанием достоинств – и симпатии окружающих у психопата в кармане. Ему простят и отрезанные головы студенток, и секс с трупами, и звериную жестокость: Теда Банди и его заокеанского «коллегу» Анри Дезире Ландру, уже заключенных в тюрьму, поклонницы заваливали тоннами писем. Девушки души не чаяли в своих порочных кумирах, как некоторые обожают скорпионов и змей за их ядовитость.

По своей природе, психопат – это паразит, искусный манипулятор. Он редко уживается с людьми, но если уж встречает человека, готового терпеть все его выходки – то «резвится» на полную катушку. И это касается не только влюбленных в него бедолаг – родные и близкие психопата тоже страдают. Каким-то образом он всегда умеет убеждать их в несовершенстве окружающего мира, но никак не своей драгоценной персоны, так нуждающейся в опеке и потакании слабостям. Он может быть по-детски непосредственным и жизнерадостным, может казаться романтичной натурой, чувствительной, ранимой и нежной, как стебель цветка, может даже походить на героя рыцарских романов – но чернота души рано или поздно все равно даст о себе знать. И психопат сделает все, чтобы не дать окончательно разрушить положительное впечатление о себе – выставив каждый свой порок с самой выгодной стороны. Многочисленные половые связи? Поиск той самой, единственной и неповторимой возлюбленной. Садомазохизм? Жажда острых ощущений и разнообразия среди рутины серых будней. Секс с несовершеннолетней? Да она выглядит на все двадцать! Изнасилование? Сама напросилась. Убийство? Самооборона.

Говорить о склонности психопатов ко всему аморальному – будь то бесконечные измены, азартные игры, наркотики, выпивка и прочее, прочее – это слишком просто. Чего уж там, психопаты и сами постоянно бравируют своими проступками, словно медалями. Но едва психопат чувствует, что люди вот-вот от него отвернутся – он резко меняет тактику. Например, рассказывает слезливую историю о несчастной любви, которая и сделала его таким черствым и нехорошим. Или незаметно вплетает в рассказ о чем-то совершенно противоположном – вроде сюжета недавно вышедшего фильма ужасов – свои переживания и достижения. Перескакивать с темы на тему, юлить, мастерски владеть словом и выдавать кажущиеся глубокими мысли – это у психопатов в крови.

Стремление к соперничеству у психопатов приобретает совсем уж маниакальный характер. Появление в коллективе или дружеской компании кого-то, хоть немного превосходящего психопата в интеллекте или привлекательности, неизбежно обернется для этого человека плачевно. Нет, психопат не будет злословить за его спиной или намеренно распускать лживые слухи – его козни окажутся куда тоньше. К примеру, психопат начнет всячески расхваливать достоинства соперника и показывать полнейшую незаинтересованность в столкновении интересов. По словам психопата, вся эта чушь про альфа-самцов его не тревожит и выдумана недоумками. На деле психопат одержим идеей превосходства и не остановится, пока его эго не получит удовлетворения. В решающий момент подставить оппонента под удар, сделать гадость так, что в глазах других это будет выглядеть рукой помощи, одержать верх не столько благородством, сколько притворным великодушием, – вот методы психопата. Его зашкаливающая самоуверенность исходит от прямо противоположного чувства ненужности. Самое страшное для психопата – быть неинтересным, незначительным для окружающих. В определенных случаях психопат решится и на убийство, и на обливание соляной кислотой - лишь бы никто не сдвинул его с воображаемого пьедестала. И это при том, что психопат уверяет других в собственной скромности: «Нет, я не считаю себя высокомерным, хотя да – есть немного, но все мы люди, я себя люблю таким, какой я есть, у меня куча минусов, ну да, таков уж этот мир…»

Говоря о разновидностях психопатов, нельзя не указать на то, что подразделять их на категории просто глупо. Что, если у одного психопата преобладает нарциссизм, а другой любит мучить животных, - значит, это два разных типажа? Психопатия – как жуткая мозаика, выстроена из пороков всех мастей, будь то болезненное влечение к трупам, страсть к садомазохизму, стрельба по прохожим из снайперской винтовки, накалывание пентаграмм на лбах замученных жертв или банальная лживость. Но отчего-то психологи обожают классифицировать и сортировать психопатов, будто диковинных зверюшек, – забывая, что подобная ошибка может стать фатальной. К примеру, советуя забитой жене, как утихомирить психопата-параноика, светило науки забудет предупредить ее, что фото голых детей на его компьютере не «запретная шалость», а куда более веская причина для тревоги, чем домашнее насилие. Или, решив избавить пиромана от любви к поджогам, психолог и не заметит, что его пациент и сам по себе вспыльчив – того и гляди, укокошит кого-нибудь за один косой взгляд в его сторону. Даже психопаты, яро защищающие свою веру в Бога и считающие, что маньяков надо линчевать, на деле могут оказаться еще более коварными и развращенными, чем те, кого они призывают казнить. Это вообще типичная черта психопата – устраивать показуху, осуждая какой-нибудь порок, вроде педофилии, каннибализма или военного террора, но втайне мечтая воплотить нечто подобное в жизнь. Даже бывалый насильник Тед Банди негативно отзывался о порнографии, обвиняя ее во всех бедах человечества и собственной грешности в том числе. А про лицемерие всевозможных диктаторов и тиранов даже говорить не стоит. Аттила, Нерон, Калигула, Гелиогабал, Влад Цепеш, Иван Грозный, Наполеон Бонапарт, «Папа Док» Дюваль, Жан-Бедель Бокасса, Иосиф Сталин – за примерами далеко ходить не надо.

Как ни странно, но такое явление, как психопатия, наплодило множество идейных последователей. Особенно в среде подростков. Многие из них на полном серьезе считают себя чуть ли не посланниками Сатаны, громко кличут себя психопатами, безумцами и маньяками, стараются выделиться из толпы мрачным имиджем или ядреным цинизмом – в общем, выглядят полнейшими придурками. Ведь психопаты не стремятся афишировать всем, насколько двуличными и опасными могут быть. Напротив, даже разоблаченный психопат старается сгладить острые углы. Например, в первый раз подняв руку на женщину, смотрящую на него преданными глазами, он оправдается «внезапным помутнением рассудка». В другой раз поклянется никогда больше такого не совершать и даже сделает вид, что искупил грехи, подав нищенке копейку или приютив щенка. В остальные десять, двадцать, пятьдесят, сто раз он чуть ли не падет на колени и начнет нести кажущийся бессвязным, но на деле весьма отточенный бред о том, как страдает от собственной бесконтрольности, как хочет все изменить и быть самым обычным, хорошим человеком…

Кстати, психопаты всячески поддерживают предубеждения насчет «состояния аффекта» - в порыве ярости намеренно корчат страшные рожи, выпучивают глаза, брызжут слюной, чтобы потом сказать, будто ими «овладела темная сторона натуры». В изворотливости, возведенной в абсолют, психопатам нет и не было равных. Они даже жертву убедят, что та сама себя пытала – мало того, заслужила все это. Ведь психопаты любят напяливать на себя образы принципиальных, высоконравственных и сильных духом людей, с которыми никак не получится ассоциировать истинную суть «лишенных совести» - озлобленных, мелочных и лживых подонков. Рано или поздно любой психопат несмотря ни на что совершит что-то, идущее вразрез либо с законом, либо с моралью. Это просто в его природе. Или огонь, пока лишь слегка обжигающий, почти бездымный. Но стоит лишь плеснуть бензина – и разгорится всепожирающее пламя…

А что же психопатки? Ну, не одними нимфоманками, «черными вдовами» и садистками едиными. Чаще всего это тихони, способные отравить мужа или утопить детей в ванной, либо напротив - склочные и мстительные дамочки, готовые идти по головам ради достижения своей цели. Отчаянные карьеристки, красотки, одержимые собственной внешностью, коварные обольстительницы, фут-фетишистки, давящие каблуками котят и щенков, истерички, «волчицы в овечьих шкурах» - и это лишь малая часть. Очень хорошо образ психопатки передала Розамунд Пайк аж в двух фильмах – «Исчезнувшая» и «Вернуть отправителю». О Шерон Стоун и «Основном инстинкте» думается, наслышаны многие. Надолго останется в памяти и прелестная Изабелла Росселини, в фильме «Смерть ей к лицу» обретшая бессмертие и вечную молодость.

Кинематограф набит психопатами под завязку. Патрик Бейтман, капитан Видаль, преподобный Гарри Пауэлл, Макс Кэди, Норман Бейтс, Джон Доу, Ганс Грубер, Кэлвин Кэнди, Кларенс Бодикер, Гордон Гекко, Билл «Мясник» Каттинг, «Комедиант» Эдвард Блэйк, Джон Райдер, Майкл Майерс, Кадзуо Кирияма, Тони Монтана, Алекс ДеЛардж, Эрнст Ставро Блофельд, с некоторыми оговорками – Джек Торренс и Джокер… Достаточно знать хотя бы одного из этих ребят, чтобы легко вообразить себе образ киношного психопата. Человек, плюющий на мораль, жестокий и беспринципный – не так уж и далеко от истины…

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх