ССК 2018

Гиперион / Hyperion (роман)

Автор: Дэн Симмонс

Жанр: научная фантастика, космоопера

Цикл: Песни Гипериона

Перевод: Коротков А.

Год издания: в оригинале — 1989

Похожие произведения:

  • Айзек Азимов «Фонд» (цикл романов)
  • Лаймен Фрэнк Баум «Волшебник страны Оз» (цикл сказок)
  • Фрэнк Херберт «Дюна» (роман)

Гиперион — первый фантастический роман и самое успешное произведение Дэна Симмонса. В девяностом году книга получила премии Хьюго и Локус, а это говорит о многом.

Вряд ли сорокалетний преподаватель литературы мог предположить, что «комически-серьезная попытка воскресить дух Джона Китса», вырастет в работу, о которой впоследствии сам автор скажет: «ничего лучше я уже не напишу».

Мир Гипериона — это вселенная, известная человечеству 28-го века. Тут нет Земли, она погибла по вине самих обитателей, но люди успели расселиться на планетах Млечного пути. История имеет тенденцию повторяться: сунниты снова воюют с шиитами, а палестинцы живут на Марсе в лагерях беженцев.

В романе нет плохих или хороших парней, все имеют свою мотивацию, которая, впрочем, может оказаться сначала неочевидной, и причины, чтобы поступать так или иначе. Симмонс вообще старается не читать морали и не навязывает свою точку зрения.

Три фракции — источники гласного и негласного конфликтов в романе. Гегемония — люди; Бродяги — мутировавшие люди; ТехноЦентр — искусственный интеллект, созданный людьми. В центре этого треугольника — Гиперион. Каждая фракция тянет его на себя, как одеяло, сотканное из загадок-лоскутков.

Ни зеленые человечки, ни неведомые существа, только люди являются причиной всех проблем, происходящих в романе: от разрушения Старой Земли до маячащей на горизонте глобальной войны.

Есть еще четвертая сторона — Шрайк, Повелитель Боли, таинственное божество Церкви Последнего Искупления, страж Гробницы Времени.

Несколько слов о технологиях. Симмонс не придумывает ничего нового, он просто смотрит чуть вперед или опирается на существующие задумки. Двигатель Хокинга? Принцип работы схож с технологией навигаторов из «Дюны». Нуль-Т? Это же кротовые норы! Комлог? Увольте-с, дальнейшая ступень эволюции планшетов. Хотя откуда писателю 80-х знать про планшеты?

Но даже с технологиями будущего паломники, выбранные церковью Шрайка, вынуждены совершать путь почти пешком или на примитивных, но оригинальных механизмах: таких как, корабль, идущий по травяному морю.

Итак, шесть паломников — шесть историй. Каждая история — это не просто кусочек фабулы романа, это самостоятельное произведение со своим жанром и стилем. Рассказ о пути. И необязательно пути в пространстве, но и во времени.

Человек, который искал Бога. История отца Хойта изложена в форме дневника другого священника — Поля Дюре. Неспешный повествовательный стиль изложения разительно напоминает «Машину Времени» Герберта Уэллса. Да, это научная фантастика, стилизованная под произведения девятнадцатого-двадцатого веков. Несмотря на название, тут нет поиска Бога, это поиск оправдания своей веры. Католицизм (а вместе с ним и христианство), который нашим современникам преподносится как вечная и единственно верная догма, во вселенной Гипериона насчитывает всего несколько тысяч верующих, и отец Дюре ищет любые оправдания существования агонизирующего культа. За что оказывается сослан на Гиперион. Даже таинственные бикура являются не чем иным, как гиперболизированными последователями любой авраамистической религии: фанатичные до одурения, награжденные вечной жизнью, но использующие ее только для того, чтобы справлять однообразные обряды. День за днем. Пустое бессмысленное существование. Без страсти и творчества.

Поиски отца Дюре приводят к жестокому и драматичному финалу. Подобные эмоции испытываешь при прочтении сцены ампутации руки из автобиографической повести «127 часов. Между молотом и наковальней» Арона Ралстона.

Эта история не столько о религии и о боге, сколько о человеке и его убеждениях.

Война и любовь. Вторая история выполнена от третьего лица в лучших традициях боевой фантастики. Это история воина, который снова и снова ищет свою валькирию. Тут тоже есть бог, но это не бог уходящего в небытие верования, это бог войны — Один, что мчится на сверхсветовом Слейпнире сквозь межзвездное пространство, а его термоядерный Гунгнир поражает планеты. Несмотря на то, что Федман Кассад — палестинец, сеттинг рассказа создан с оглядкой на скандинавскую мифологию.

Песни Гипериона. Путь поэта. Мартин Силен, рожденный еще на старой Земле и, возможно, самый старый человек в Гегемонии, из-за неудачного путешествия в межзвездном транспортнике теряет способность к мышлению и становится почти имбецилом. Но слово за словом он творит шедевр о планете, которую потерял, и это возвращает ему разум. Вся история — это написанная от первого лица новелла с толикой юмора и пикантных деталей. 

В ней Симмонс обращается к греческой мифологии: потеряв вдохновение, главный герой превращает себя в натурального сатира, с копытами, рогами, шерстью, и наводит ужас на женскую половину населения Гипериона. Это история об обретении и потере музы.

Путь ученого. Горек вкус воды летейской. Четвертая история — притча со множеством отсылок к Ветхому Завету. Это борьба двух натур Сола Вайнтрауба: ученого и иудея. История Авраама, рассказанная несколько тысячелетий спустя. История об Иове, которому были ниспосланы страдания от нового божества. Именно в этой истории и закладывается одна из ключевых идей: какая ответственность ляжет на человечество, если люди технологически стали подобны божеству?

Правильного ответа нет.

Долгое прости. История детектива начинается в тонах нуара (а как еще начинаться должна история детектива?) и плавно перетекает в ядреный киберпанк с безумными хакерами, путешествиями по виртуальной реальности и прочими атрибутами. Под этой шелухой остается только один вопрос — а может ли творение превзойти творца?

Вспоминая Сири. По жанру — это мелодрама, в основу которой положен парадокс близнецов. Пока читаешь, внутренний Станиславский кричит: «Не верю! Не может космический волк быть настолько привязан сердцем к случайной женщине!» Эта история отвечает на некоторые вопросы и заставляет взглянуть на многие события совершенно с другой точки зрения. Автор разрушает то, что так долго подавал читателю как достижения человеческой цивилизации: Гегемония завязла во вторичных культурах — бледном отражении жизни Старой Земли; Гегемония ничего не создает, а лишь эксплуатирует и уничтожает.

Возможно, история Консула должна была приоткрыть завесу тайны, но оставляет после себя только многоточие.

Интересно Симмонс использует музыку для задания тона произведения. Роман открывается величественной прелюдией до-диез минор Рахманинова, которая перетекает в «Полет валькирий» Вагнера, а в финальной сцене паломники хором поют «We're off to see the wizard» из фильма «Волшебник из Страны Оз», эта веселая песенка только подчеркивает драматичность сюжета и напряжение героев.

«Гиперион» — невероятно объемный роман, изначально плоский сюжет показывается то с одной, то с другой позиции, обрастает деталями, повествование приобретает новые измерения и точки отсчета.

А где же хоррор? Ведь в журнале, посвященном темному жанру, должно быть что-то пугающее, приводящее в трепет. Где оно?

А хоррор — в Шрайке. Бездушной машине последнего искупления. Он появляется в кульминации каждой истории и, как магнит, притягивает к себе паломников. Именно в его непредсказуемости и в неясной людям мотивации кроется то таинственное, что завораживает и пугает.

Не обошлось и без ложки дегтя. Такого здоровенного ковша с фибропластовой ручкой.

Шрайк. При своем агрессивном поведении и суровом виде — шипы отовсюду, трехметровый рост, грубоватые манеры и привычка насаживать живых на острые ветки Дерева Боли — он сильно ограничен в передвижении и не просто привязан к планете, но и перемещением в пространстве овладел не так, как перемещением во времени. Казалось бы, разве может он угрожать человечеству, которое управляется с энергией атома и научилось прорывать ткань пространства-времени? Если вы так боитесь Шрайка, то скиньте на него ядерную бомбу или закройте планету на карантин. Конечно, будет жалко уникальные деревья Теслы, но ведь люди научились жертвовать такой мелочью.

Гиперион — тектонически мертвый мир без магнитного поля. Поэтому на нем не может существовать сколько-нибудь сложной экосистемы. Спишем на то, что автор — не физик, но разве не сам Симмонс говорил: «Писатель должен знать понемногу обо всем»?

Развязка романа — тоже не задалась, вернее ее нет вовсе. История должна состоять из экспозиции, проблемы, ее решения и разрешения. Эти шаги должны быть, хотя необязательно в таком порядке. Симмонс доводит повествование до кульминации, а потом просто прерывает его. Понятно, что это сделано с зачином на следующие книги, но даже в «Хрониках Дюны» каждая книга имеет законченный сюжет. Получается, что автор просто надул читателя.

Многие называют книгу шедевром. Так это или нет, предлагаем судить самим читателям. От себя скажу, это не просто книга о космосе или о поиске, или о Джоне Китсе, и тем более не сборник притч. Это причудливый коктейль из разных жанров, стилей и идей, который предопределил развитие жанра. Получилось ли у преподавателя литературы гармонично соединить их? Мой ответ — да. Стоит ли читать? Да. А я вместе с шестью паломниками отправлюсь дальше — навстречу Шрайку.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх