DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Тьма в картинках. Статьи

Коридоры тюрьмы окутаны мраком. Камеры открыты, на прутьях решёток запеклись кровавые отпечатки ладоней. Стены и потолок — в трещинах. Отовсюду слышатся вопли — но тут же сменяются мольбами о пощаде, жутким хрипом и хрустом костей. Эббот называют Адом на земле. Сюда ссылали худших из худших. Но даже на маньяков, людоедов и насильников нашлись свои демоны… Султанбек Аббасов оценил образы, созданные студией легендарного Стэна Уинстона для игры «The Suffering».

Фабиу Магальяйнш — бразильский художник. Его техника — гиперреализм, его темы — метаморфозы. По собственному выражению, в них он сталкивает Эго с Другим, чтобы человек мог лучше познать Себя. Но, в первую очередь, Магальяйнш заинтересовал DARKER как художник, работающий в жанре хоррора. Может даже, и не полностью осознающий этого.

В преддверии горячо обсуждаемого и ожидаемого фильма «Отряд самоубийц» DARKER решил познакомить вас сразу с двумя командами чрезвычайно опасных и харизматичных уголовников, собранных для спасения мира! На стороне DC «Отряд самоубийц», Marvel — «Громовержцы». И там, и там сплошь негодяи. Наёмные убийцы, маньяки, психопаты, людоеды, поджигатели, садисты, безумцы… Ну что, доверите им свои души?

Во втором месяце весны «Горн» будет трубить только об американских комиксах. В этом выпуске: Тень в Сумеречной зоне, тьме, Люцифер ищет убийцу Бога, попаданец-Логан, дочка Тьмы, Спаун воюет с Сатаной, а Чёрная Вдова со ЩИТом… И не только…

На примерах из историй в картинках разбираемся, на что в разное время вдохновили зеркала авторов комиксов и какое отражение получили сами зеркала на бумаге. Это зеркальная тема в комиксах в её различных проявлениях: герои, злодеи, предметы, сюжеты…

Сколько уже было произведений на тему игр на выживание? «Бегущий человек» и «Королевская битва», «Голодные игры» и знаменитая сцена в начале «Новой земли»... Говорят, что где-то в центре Японии, в одной из десятков жилых многоэтажек, есть самая заурядная квартира с чёрным шаром посреди гостиной – но те, кто когда-нибудь туда попадут, трижды проклянут судьбу. Таковая мифология лежит в основе истории Gantz. О мире, где гибнут и люди, и боги, и все, кто в него сунется, рассказывает Султанбек Аббасов.

Знаете ли вы, что происхождение культовых «Баек из склепа» стоит искать... в образовательных комиксах? Что знаменитый Хранитель посвежее ожившего мертвеца из фильма? Что в 50-е американский школьник в любом киоске мог приобрести журнальчик, которому позавидовало бы современное «пыточное порно»? Довольно. Хватит. У нас секретов нет — добро пожаловать в Склеп!

В первый месяц весны сосредоточимся в основном на самых интересных историях на отечественном рынке комиксов: на тех историях в картинках, что уже вышли и выйдут в будущем. В этом выпуске: у Сорвиголовы будет своё Царство, ещё больше Громовержцев на русском, редкая отечественная бумажная манга, первый графический роман Дмитрия Глуховского и не только…

В ретро-номере DARKER вспомним 13 героев прошлого и узнаем, как сложились их судьбы в комиксах второго тысячелетия. Зорро, Тень, Мститель, Паук, Фантом и другие в статье Ивана Иванова.

Культурное значение, культовый статус и отсутствие авторского права сделали Монстра из романа Мэри Шелли «Франкенштейн, или Современный Прометей» желанным гостем на страницах комиксов. Причём долгая история и богатое наследие позволили представить персонажа даже с противоположных сторон. За десятилетия работы различные авторы создали целую маленькую армию подобных монстров. Следы, которые оставила могучая поступь монстра, рассматривал Иван Иванов.

«Хеллбой – снадобье искрящееся и крепкое, которое подают пенящимся в сосуде из подземелья или лаборатории безумного ученого». Так написал однажды Алан Мур в предисловии к очередной истории Майка Миньола. Талантливый американец создал этого персонажа сравнительно недавно. Но он по праву вошел в пантеон знаменитых супергероев. Во многом благодаря тому, что «обитал» в собственной Вселенной, не менее удивительной и причудливой, чем он сам. В очерке о Хеллбойверсе Султанбек Аббасов разобрался, «кто воздвиг на чело пламенный венец».

Супермен — как много в этом имени. Но не будем зацикливаться на происхождении персонажа-феномена, а разберем эту личность через призму его противников — чего стоит человек без своих врагов? За долгую историю Супермен вступал в бой с самыми разными противниками. Были среди них те, с кем он встречался лишь изредка, были «любимые» противники, но мы поговорим о троице наиболее особенных — суперлюдях, чье неестественное происхождение зачастую приводило к весьма противоестественной жестокости. Искусственных супостатов во всех подробностях описал Айк Варданян.

Тема номера «Искусственные люди» отлично подходит, чтобы поиграть в Виктора Франкенштейна, взять мертвую идею ежемесячной рубрики о хоррор-комиксах «Жатва месяца», раскромсать ее на части, добавить немного своих идей, сшить их вместе, пропустить через все ток жизни и смотреть, что получится в итоге. Будет ли эта рубрика жутким монстром, от которого стоит отказаться, или нет – покажет время.

Январь – традиционно мёртвый месяц на отечественном рынке комиксов, и чтобы вдохнуть в него немного жизни, вспомним те мрачные истории в картинках, которые мы могли читали в ушедшем году, а также посмотрим, какие ждут нас в 2016-м.

Иллюстрирование произведений Роберта Говарда стало делом культовым, перейдя на уровень иконографии с целой историей, длиной почти в целый век. При жизни его публикации были популярными, а после смерти так и вовсе приобрели статус феномена, повлиявшего на фантастический жанр. Это, конечно, заслуга особого литературного языка, которым владел Говард. В своих историях он весьма красочно описывал и персонажей, и окружающую их среду. Со временем художники выстроятся в очередь, чтобы запечатлеть творчество техасского мечтателя.

Конец года — время весёлых праздников и жестоких испытаний для героев историй в картинках. В преддверии декабрьских праздников вспомним, в каких комиксах о Рождестве и Новом годе снег становится красным от крови, а сердца людей и не только наполняются ужасом. И чтобы такое мог почитать злобный Крампус за торжественным обедом из непослушных детишек.

Если присмотреться к странице комикса, то можно заметить, что пробелам между кадрами и границы вокруг них, соединяясь, образуют своеобразную решётку. А значит, персонажи и их миры не просто нарисованы на страницах комиксов и графических романов, они на них заточены. Комикс – это ещё один вид тюрьмы, в которой отбывают свои сроки миллионы вымышленных героев. Среди них хватает и таких, которым не повезло вдвойне. Эти неудачники – заключённые тюрем своих комиксовых миров.

В отличие от непредсказуемой жизни, комиксы — кладезь штампов. Они паразитируют на известных сюжетах и образах, «плагиат на плагиате плагиатом погоняет». В графической литературе сложно натолкнуться на оригинальные сюжеты и персонажей. Поэтому паразиты заняли здесь достойное место. Словно в родной для них среде.

Большинству наших соотечественников Маска знаком по одноимённому фильму с Джимом Керри. То была криминальная комедия с элементами фантастики и обилием качественного юмора. Маска, без преувеличения, стал одним из самых узнаваемых персонажей. Но зелёноголовый приколист отнюдь не всегда был столь радужным персонажем. В его бездонных карманах мог храниться и рожок мороженого высотой с небоскрёб, и базука. Массовый зритель полюбил его как безумного хулигана и почти не заметил пугающего безумия. Что ж, придётся знакомиться заново. Маска! Smoken! И не удивляйтесь, когда поймёте, что полюбили чудовище.

С той же дьявольской лёгкостью, с какой праздник Хеллоуин пересёк границы иных государств, он пересёк границу реальности и вымысла. Дети, переодетые в помощников зла, уже давно задают вопрос «Сладость или гадость?» на страницах хоррор-комиксов, где рядом с ними бродят настоящие монстры. В честь приближающегося Хеллоуина вспомним комиксы, связанные с этим праздником, и которые могли бы понравиться самому богу смерти Самайну.