DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Тьма в книгах. Читаем в оригинале

Стивен Джонс насоставлял за свою жизнь столько антологий, что можно сбиться со счёта, перечисляя их. Не обошёл он стороной и творчество Лавкрафта. «Тени над Иннсмаутом» — первая из целого ряда книг, вдохновлённых знаменитой повестью «джентльмена из Провиденса». С ужасами хиреющих массачуссетских городков ознакомился Василий Рузаков.

Роберт Чамберс остался в памяти потомков фактически благодаря всего одной книге — «Король в Жёлтом», хотя объём его литературного наследия поражает воображение. Зато этот сборник стал самым настоящим краеугольным камнем литературы ужасов. Точнее, не весь он, а только первые четыре рассказа, повествующие о Хастуре, Гиадах, Каркозе, озере Хали и сводящей с ума пьесе, что дала название всей книге Чамберса. Дмитрий Квашнин заглянул по ту сторону чёрных звёзд.

Странные дела творятся в халифате Аббасидском. Тут что ни ночь, так того и гляди: кто-то кого-то надул, кто-то кому-то угрожает расправой и порой воплощает угрозы в жизнь. Преступники здесь пользуются помощью сверхъестественных сущностей, будь то гули, джинны или ифриты. И только Дабир и Асим могут бороться с проявлениями потустороннего и срывать покровы даже с самых страшных тайн. Дмитрий Квашнин выяснил, что сотворил писатель Говард Эндрю Джонс на основе сказок «Тысячи и одной ночи» и героики в духе Роберта Говарда.

Сара Рейн — писательница, давно известная за рубежом. Герои её романа «Песнь Призрака» собирают сведения о Тарлтон Мьюзик Холле — пустующем ныне здании, где, поговаривают, обитает призрак. И поёт... Практически — Призрак Оперы... Ярослав Симуков ознакомился с романом Сары Рейн и остался вполне доволен.

Мира Грант — разносторонняя писательница. Её имя стало известным благодаря трилогии, открытой романом «Корм». Но ничуть не меньше темы апокалипсиса Грант интересуют тайны морских глубин. Сложно навскидку назвать другого мифологического персонажа, кроме русалок, за которыми тянулся бы такой длинный хвост человеческих стереотипов и проекций. Попала под обаяние этих морских существ и писательница — и создала повесть, а Мария Гинзбург ознакомилась с новинкой.

Если вам скажут, что все достойные произведения жанра «меч-и-магия» переведены на русский и уже достаточно широко известны, не верьте. В рядах героев, возглавляемых Конаном-варваром, нашлось место чернокожему Имаро, «сыну-без-отца», оставившему некогда взрастившее его племя илиассаев и отправившемуся в путешествие по континенту Нюмбани. Этот герой пользуется относительно широкой популярностью среди фанатов жанра за рубежом, но до сих пор неизвестен отечественному читателю. В номере, посвящённом чёрной магии, DARKER исправляет эту несправедливость.

Второй сборник рассказов Жана Рэя вышел спустя семь лет после первого, и хотя в промежутке между книгами автор опубликовал не слишком много произведений, настрой его творчества изменился кардинально. Если «Сказки виски» были наполнены лёгкими ироническими историями о привидениях, то «Круиз теней» гораздо более мрачен и угрюм. Здесь малопонятные, сюрреалистичные, вполне «вирдовские» кошмары медленно крадутся к вам из гущи теней. И хотя их всего семь, два уже прописались среди лучших произведений Жана Рэя. DARKER продолжает изучать творчество знаменитого бельгийского мастера хоррора.

В 2012 году издательство «Subterranean Press» выпустило сборник лучшего от Кэйтлин Кирнан — наследницы Лавкрафта, Мейчена и иже с ними. Её творчество безоговорочно классифицируется как «вирд» по праву: произведения её странны, туманны и таинственны. Особое внимание автора всегда привлекала морская стихия, к которой Кирнан питает любовь/ненависть — подобно своему предшественнику Лавкрафту. DARKER обратил внимание на подборку лучших рассказов писательницы, что снискала культовую известность своими вирд-историями.

После выхода сериала «Настоящий детектив» популярность произведений Роберта Чамберса резко возросла. Впрочем, в кругах окололавкрафтовских, вирдовских он всегда был более или менее известен. Антология «Сезон в Каркозе» собрала под своей обложкой рассказы современных авторов, созданные под впечатлением от сборника «Король в Жёлтом». Александра Миронова, знаток Чамберса со стажем, разобралась в том, как его творчество влияет на современных писателей.

Человек — это живая загадка, говаривал Булгаков. Можешь с ним полжизни прожить, и всё равно не разгадаешь. Или разгадаешь, но неправильно, и даже в голову не придёт, что ошибся. Персонажи романа Грэга Ф. Гифьюна «Сезон истечения» сталкиваются с таким вот человеком-загадкой. Вроде бы обычный парень, один из четырёх друзей — и никому невдомёк, что он вовсе не тот, кем кажется. Роман Грэга Ф. Гифьюна прочитал Евгений Михайлов — и делится впечатлениями.

Творчество Ричарда «Дика» Лаймона довольно отчётливо делится на два этапа: период 80-х и период 90-х. Роман «Берегись!» совершенно явно относится ко времени «восьмидесятнического» Лаймона: бешеный драйв, секса не просто много, а очень много, кровища хлещет в разные стороны. Но что самое интересное — писатель впервые за долгое время поднял тему человека-невидимки — с горячим приветом Герберту Уэллсу! Анатолий Уманский, большой любитель творчества Лаймона, не мог пройти мимо этого примечательного произведения.

Бран Мак Морн — пожалуй, самая трагическая фигура из «могучей четвёрки» Роберта Говарда. Произведения о нём пропитывает ощущение приближающего конца, надвигающейся тьмы забвения. Карл Эдвард Вагнер избрал именно этого героя для первого своего романа, написанного по мотивам творчества «техасского мечтателя». Взяв наработки предшественника и по-новому взглянув на судьбу исчезнувшего Девятого Испанского легиона Рима, он создал впечатляющее продолжение истории короля пиктов. Дмитрий Квашнин окунулся в атмосферу холмов пиктской Каледонии и того, что лежит под ними...

Фэнтези бывает разное. Чтобы написать достойную книгу в наши времена, где уже все сюжетные ходы и типы персонажей, казалось бы, исчерпаны, надо постараться. Впрочем, почему бы не смешать всё, что было раньше, в коктейль? Джон Хорнор Джейкобс так и сделал, а Александра Миронова узнала, что у него получилось.

Что будет, если все дети на всей планете Земля умрут? Вот просто остановятся и прекратят играть, шалить, дышать? Даже страшно представить!.. А если вдруг все умершие воскреснут? Дети, выходящие из могил! — что может быть кошмарнее? Писатель Крэйг ДиЛуи уже представил себе такую ситуацию, а читатель Евгений Михайлов рассказал о том, что у него получилось.

Дэйв и Джон снова выходят на тропу войны. Роман Дэвида Вонга «В финале Джон умрёт» имел большой успех, и автор продолжил трудиться над циклом. Вонг честно предупреждает читателей, задумавшихся о знакомстве со второй книгой: «серьёзно, чувак, не трогай её!» Однако бесстрашный Илья Пивоваров не только тронул, но даже прочитал — и остался вполне доволен.

Скандинавский детектив, заполнивший книжные прилавки, обязан своим успехом творчеству Стига Ларссона, автора трилогии «Миллениум». Исландия не отстаёт от своих континентальных коллег — писательница с далёкого острова Ирса Сигурдардоттир тоже совершила свой прорыв: на английском опубликован её роман «Я помню вас». Заинтересованный этим фактом, Игорь Евдокимов исследовал тайны холодных фьордов.

На страницах произведений Карлтона Меллика III можно встретить что угодно. Поэтому не удивляйтесь, когда обнаружите у одной из его героинь странную особенность. Очень странную и очень... интимную. А выяснять, в чём эта особенность состоит, отправился её парень и в процессе своих изысканий обнаружил такое!.. DARKER уже писал об одном романе Карлтона Меллика III — и продолжает исследовать его творчество.

«Важнейшим из искусств для нас является кино». С этим утверждением соглашается и Мариша Пессль, автор романа «Ночной фильм». Событийная канва произведения связана с самоубийством дочери кинорежиссёра Станисласа Кордовы. Но, несмотря на такую несложную завязку, этот детектив, не чуждый и нуарному поджанру, не так прост, как кажется. Прочитал роман Мариши Пессль и восхитился им Игорь Евдокимов.

Раймон Жан Мари де Кремер был удивительно плодовитым писателем. Он постоянно пользовался псевдонимами Жан Рэй и Джон Фландерс, а также многими другими, не все из которых известны даже исследователям его творчества! Первый заметный шаг в литературе мистики и ужасов «бельгийский Эдгар По» сделал в 1925 году, опубликовав сборник рассказов «Сказки виски». И хотя это скорее иронические страшилки, чем серьёзный хоррор, всё-таки книга заслуживает внимания. Дмитрий Квашнин разобрался в ранних опытах Жана Рэя.

Ричарду Лаймону явно не везло с публикациями. Роман «The Woods Are Dark», впервые опубликованный в 1981 году, подвергся серьёзным правкам, так что сам автор позже выражал сомнение, что когда-нибудь этот текст увидит свет в первозданном виде. О злоключениях «тёмных лесов», их таинственных обитателях и жертвах рассказывает Ярослав Симуков.