DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Тьма в книгах. Перечитываем классику

Антологий «русской готики» сделано пруд пруди. Но из тома в том кочуют одни и те же произведения одних и тех же авторов, в основном классика «золотого века» литературы. «Серебряный век» в большинстве антологий несправедливо представлен беднее. Поэтому всегда приятно, когда составители обращают внимание на вещи менее известные. Дмитрий Квашнин перечитывает антологии «Мистические сумерки» и «Чертовщина».

В антологии «Кровь? Горячая!» хоть и присутствуют вампиры, их нельзя назвать яркими или темообразующими персонажами, да и сами рассказы с их участием не выделяются на фоне остальных историй. Основной массив текстов выглядит весьма достойно, учитывая скользкую и в приличном обществе табуированную тему секса, которую надо было отработать не только читабельно, но и «ужасно».

Чтение сборника рассказов Глена Хиршберга «Два Сэма: истории о призраках» чем-то напоминает посещение заброшенного дома, в котором, по слухам, водятся привидения. Здесь нет места киношным сценам с перемещением предметов, лязганьем цепей, шорохами и расплывчатыми силуэтами. Здесь встречает давящая пустота, гнетущая тишина и щемящая обреченность — идеальная атмосфера для появления призраков.

Зачастую люди живут прошлым. Оно преследует по пятам, забирается в душу холодными цепкими пальцами и уже не отпускает. Одни призраки прошлого остаются бледными тенями воспоминаний, другие же действуют гораздо активнее и увереннее, представляя собой настоящую смертельную опасность. Именно такой призрак бродит по страницам дебютного романа Джо Хилла «Коробка в форме сердца».

Обаяние классических историй о привидениях кроется в архаической стилистике, передающей живой рассказ, напоминающей, что нередко эти истории читались вслух аудитории, для чего манера повествования от первого лица была идеальна. Сборник «Карета-призрак» будто создан для чтения друзьям, в дождливую ночь, в полутьме…

Семнадцатилетняя Нэнси вырывается из лап подвыпившего отчима, который пытался её изнасиловать, и сбегает из дома. Поездка автостопом с двумя парнями, направляющимися на фестиваль, сулит дорожную романтику и новые впечатления. Кража продуктов из магазинчика, бегство от полиции, пылкие выяснения отношений — захватывающие приключения закончились, не успев начаться. Оба попутчика мертвы, а Нэнси попадает в плен к семейке психопатов… Александр Москвин вспоминает кровавую «Полночь» Джона Руссо.

Два неожиданных убийства заставляют Курта Валландера, успевшего похоронить себя как слугу закона, переосмыслить свое место в жестоком мире. Один из убитых — его знакомый, который просил о помощи, но Курт опоздал. Теперь Валландер должен родиться вновь и найти дьявола, который отбирает жизни с улыбкой на лице… Вячеслав Ерлыченков рассказывает о романе «Человек, который улыбался» Хеннинга Манкелля.

При чтении некоторых рассказов Стивена Кинга часто испытываешь лютое негодование: ах, какой мог бы получиться роман или повесть! Зачем такую идею разбазаривать на маленький рассказ! Но, наверное, в том и заключается талант Кинга — знать, когда стоит остановиться… Совсем недавно, к юбилею Мастера, мы уже вспоминали о сборнике «После заката», а теперь представляем свежее мнение Елены Щетининой.

В подземном городе Мидин живут изгои, существа не похожие на людей, отвергнутые ими. Попасть в Мидин можно через старинное кладбище, но ворота таинственного города откроются далеко не каждому… Евгений Абрамович вспоминает роман «Племя тьмы» Клайва Баркера, где помимо фэнтезийной направленности есть всё, что так мило сердцу настоящего любителя сплаттерпанка: маньяки, жуткие чудовища, секс и брутальные сцены насилия.

В меру пугающий, в меру захватывающий, в меру философский... Что будет, если включить в роман ужас, переходящий в омерзение? А если добавить глубокомысленных рассуждений? А если повысить градус эротики от легкой до извращенной? Роман «Проклятая игра» строится по принципу карточного домика, но виртуозная фантазия Клайва Баркера делает хрупкую конструкцию прочнее любой цитадели.

Роман Хеннинга Манкелля «Белая львица» можно условно разделить на две части. В одной части детектив Курт Валландер ведет расследование хладнокровного убийства молодой женщины. Другая часть представления разворачивается в душной ЮАР, где готовится крупномасштабный заговор и покушение на влиятельного политика. Фантазия Манкелля соединяет шведский Истад и столицу ЮАР невидимым мостом, связывая судьбу целого народа с судьбой одного человека.

При составлении сборника «Все предельно» Стивен Кинг несколько смухлевал. В 1997 году в его собственном частном издательстве «Philtrum Press» ограниченным тиражом вышел сборник «Шесть историй». Через пять лет, собирая сборник «Все предельно», Кинг включает в него пять историй из этого сувенирного издания.

Джесси и Джералд Берлингеймы приехали в летний домик, чтобы хорошо провести время. «Хорошо», в понимании Джералда, значило приковать Джесси к кровати, поменяв статус «жена» на «шлюха». Джесси, решив, что с нее хватит, врезала ногами супругу в пах и в живот, настолько удачно, что стала вдовой… Екатерина Волкова проследила за тем, как Стивен Кинг устраивает аутопсию героине романа «Игра Джералда».

«Долгая прогулка» Стивена Кинга — это психологическая драма с простыми и понятными героями, в которых легко узнать себя и окружающих. Сила печатного слова Короля не в монстрах, а в понимании тонких струн души и боли «маленького человека»… Александр Авгур перенесся в недалекое будущее пропахших тоталитаризмом Соединенных Штатов. Да начнётся ежегодный марафон!

Иногда проблемы приходят, откуда не ожидаешь — например, приплывают на спасательном плоту. Два трупа — молодые мужчины, в дорогих костюмах и с пулевыми отверстиями во лбу. Плот с мертвым экипажем пришвартовался в Швеции, и старший комиссар криминальной полиции Курт Валландер берётся расследовать это загадочное дело… Вячеслав Ерлыченков рассказывает о романе «Ищейка в Риге» Хеннинга Манкелля.

В тот вечер лошадь, готовую уснуть в стойле, что-то насторожило. Чужаки зашли в хозяйский дом, пролили кровь. Затем пришли к ней. Чтобы бросить обеспокоенному животному порцию сена. Жест доброй воли или нечто иное? Над этой загадкой очень долго будет биться скромный провинциальный полицейский Курт Валландер, герой романа Хеннинга Манкелля «Убийца без лица».

Глубины издательского ада разверзлись в девяностые: на книжные прилавки хлынули наспех состряпанные сборники ранее неизвестных и непереводимых текстов. Сложно сказать, по какому принципу составлялась антология «Город гибели», и почему получила название именно по данному произведению Маккаммона… Елена Щетинина, смирившись с отсутствием концепции и внутренней драматургии сборника, погружается в чтение.

Конфликты между родителями и их отпрысками чаще всего заканчиваются более-менее мирно. Но что если между взрослыми и детьми начнется самая настоящая война на уничтожение, истребление. Когда одна сторона сошла с ума, превратившись в кровожадных маньяков, а другая взяла в руки оружие, чтобы выжить… Евгений Абрамович погружается в реальность романа «Кровавая купель» Саймона Кларка.

Джеймсу предлагают привести в порядок заброшенную ферму, чтобы туда смог вселиться новый владелец. Переезд в сельскую местность решит проблемы с финансами и поможет свыкнуться со смертью младшей дочери. Вместе с женой и сыном Джеймс перебирается на ферму. Соседи делятся страшными историями из прошлого: о взбесившихся овцах, о сбросившихся с утеса сектантах, о сгоревших на пожаре девочках… Александр Москвин взглянул в бездну безумия романа «Овцы» Саймона Магинна.

Небольшой авторский сборник «Магия кошмара» достаточно хорошо представляет безумие мира Питера Страуба. Произведения достаточно разнообразны по темам и жанрам, но что их объединяет — так это то, что почти все герои семи историй немного с приветом. А некоторые — безумны в страшной степени… Дмитрий Квашнин оценил безумную, больную, но чарующую реальность «Магии кошмара».