DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Тьма в книгах. Перечитываем классику

Шесть паломников — шесть историй. Каждая история — самостоятельное произведение со своим жанром и стилем. Рассказ о пути. И необязательно пути в пространстве, но и во времени… Ярослав Землянухин перечитывает «Гиперион», самое успешное произведение Дэна Симмонса.

Экипаж буксира «Ностромо» медленно выходит из гиперсна. Рейс близится к концу, но где же Земля? Почему Мать разморозила их?.. Ответ на эти вопросы знает практически каждый. В том числе, из романа «Чужой» Алана Дин Фостера, являющегося литературной адаптацией культовой киноленты. Аура колоритного внеземного монстра настолько сильна, что ее хватает даже на не слишком удачную книгу.

Удел тараканов скрываться, выбираясь из логова лишь под покровом ночи. В символике Несбё тараканы — это люди с черной душой или вовсе без нее. Именно с такими людьми-тараканами предстоит столкнуться детективу Харри Холле, отправившемуся в экстравагантный Таиланд для расследования убийства норвежского посла. О втором романе цикла и его «тараканах» рассказывает Вячеслав Ерлыченков.

«Месть — это блюдо, которое лучше подавать холодным». Эту знаменитую поговорку британец Джо Аберкромби гильотинирует до названия своего четвёртого романа и подаёт под разными соусами. Месть. Месть на любой вкус и цвет, беспощадная, страшная. Но куда ведёт путь мстителя, и какие счета откроет вендетта?

Престиж — это термин из мира иллюзионистов, обозначающий кульминационную часть трюка. «Престиж» — это увлекательная история становления и последующего столкновения двух выдающихся фокусников второй половины XIX — начала XX веков. Престиж – это… Александр Подольский перечитал роман Кристофера Приста, умудрившись влезть в шкуру обоих иллюзионистов.

Ровно сто лет назад случилась первая публикация Говарда Ф. Лавкрафта: в 1916 году в ноябрьском выпуске журнала «United Amateur» был напечатан рассказ «Алхимик». В честь знакового юбилея Василий Рузаков вспомнил другое произведение классика, наполненное загадочными нюансами и интересными деталями лавкрафтианской мифологии, — повесть «За гранью времен».

Норвежский полицейский Харри Холе прилетает в жаркую и колоритную Австралию, чтобы расследовать гибель своей землячки Ингер Холтер. Ему предстоит вычислить и поймать Буббура — неуловимого маньяка, убийцу и насильника белокурых женщин. «Нетопырь» — первый из череды детективных романов Ю Несбё, одного из самых знаменитых писателей Норвегии. Вячеслав Ерлыченков рассказывает об этой «экзотической» книге.

«Остров Проклятых» Денниса Лихэйна на слуху, в основном, благодаря экранизации. Но даже несмотря на то, что картина с Леонардо ДиКаприо практически не отличается от оригинала, роману будет чем удивить читателя. Проверила это на собственном опыте Лидия Ващенко.

Творчество Дина Кунца очень неровно. На один-два добротных романа он может выдать массу менее сильных, а то и откровенно слабых. Но ещё в 1980-е годы писатель ещё не совсем подрастерял форму. Яна Матвеева попробовала на вкус «Полночь», вышедшую из-под пера Кунца в 1989 году.

Как бы это ни было печально, но в сознании большинства читателей Роберт Льюис Стивенсон — подростковый писатель, хотя в том же «Острове сокровищ» можно найти очень мрачные и жуткие эпизоды. Но на совести автора — ещё более странные и страшные истории. Они и были объединены в сборнике, имя которому дал самый известный кошмар, написанный Стивенсоном. Александр Косачев обратился к проверенной временем британской классике.

Кир Булычев. Писатель, за седой бородой которого всегда скрывалась добродушная и, может, чуть грустная улыбка. Алиса Селезнёва, доктор Павлыш, Великий Гусляр... Всё это — старая добрая советская фантастика. Тем удивительнее метаморфоза, произошедшая с Булычевым в 1990-е годы. Его творчество стало злее, циничнее, мрачнее. Примером этому может служить повесть «Наездники», изданная в 2002 году, за год до смерти автора.

Очень странно. Очень необычно. Очень неуютно. Так можно было бы охарактеризовать роман Пера Валё «Стальной прыжок» — мрачную антиутопию, беспросветную и сухую. Эпидемия почти выкосила население небольшой страны, так что её даже пришлось закрыть на карантин. Лишь комиссар Йенсен в состоянии пролить свет на это таинственное дело. Неординарной мрачной шведской антиутопией насладился Дмитрий Квашнин.

Идея показать мир бездомных сквозь призму брутального хоррора сама по себе хороша. Действительно, сколько мрачного, жестокого и по-настоящему пугающего можно найти на окраинах и в закоулках больших городов! Их жизнь полна всевозможных опасностей. Но что будет, если столкнуть бедолаг с поистине невообразимым ужасом и сверхъестественным кошмаром?.. Александр Косачев вспомнил ранний роман Александра Варго «Нечто», который переиздавался под названием «Диггер по прозвищу Жгут».

В основе сюжета «Болеутолителя» Уэйна Сэлли лежит история о таинственном маньяке, блуждающем по городу и необъяснимым способом убивающем инвалидов, прикованных к коляске. По его следу идут: душевнобольной юноша по прозвищу Американская Мечта, верящий в свою миссию супергероя, прекрасная Рив Тауни, мечтающая написать книгу, а также загадочный Виктор Тремалис, появившийся, кажется, из ниоткуда, чья история таит в себе немало мрачных секретов... О жанровом романе начала 90-х рассказывает Яна Матвеева.

Над городком Батлер, штат Виргиния, сгущаются тучи зла. Никто из его жителей и предположить не мог, что отвратительное зловоние, доносящееся из леса, таинственное ночное пение и странное поведение кошек — лишь начало кошмарных событий, которым предстоит навсегда изменить жизни каждого из них. DARKER вспоминает роман «Детские игры» — единственную переведённую на русский язык книгу Уильяма Джонстоуна, автора более двухсот произведений.

Словосочетание «влюблённый зомби» вызывает ассоциации с незатейливой мелодрамой «Тепло наших тел», где романтический настрой одерживает победу над гниющей плотью. Мастер сплаттерпанка Ричард Лаймон в романе «Игры в воскрешение» тоже исходит из предпосылки, что ожившие мертвецы могут любить, но на страницах его книги не найдётся места для «сумерек». Там будет только ночь, тёмная и полная ужасов. Старый недобрый зомби-сплаттерпанк перечитал Александр Москвин.

«Единственный выживший» — это история поисков человека, потерявшего в ужасной трагедии жену и детей, но не верящего в их смерть. Через все препоны, через страхи, смерти и отчаяние, не теряя надежды, он движется к разгадке. Дмитрий Квашнин препарировал, пожалуй, один из самых известных триллеров Дина Кунца.

Боязнь паукообразных — пожалуй, одна из самых распространённых фобий. На этом страхе основано и немало произведений «тёмного» искусства. Писатель Олег Овчинников тоже сыграл на этой фобии — название его романа «Арахно. В коконе смерти» говорит само за себя. Как автору удалось раскрыть в книге паучью тему, выяснил Султанбек Аббасов.

Глухой лес, дождь стеной, размытая дорога, где-то недалеко бродят кровожадные индейцы — здесь уже бесследно пропадали люди. Таков антураж исторического детектива «Голос ночной птицы», повествующего о первом расследовании Мэтью Корбетта. Цикл об этом сыщике, вышедшем из-под пера Роберта Маккаммона, на настоящий момент насчитывает уже пять опубликованных романов. Вячеслав Ерлыченков вспоминает первое приключение Корбетта.

В 2000 году соавторы Владимир Белобров и Олег Попов написали большую занятную книжку — «Красный бубен». Этакий Брэм Стокер, только в глухой деревне, что в Тамбовской области. Там есть всё: герои постоянно выясняют отношения, дают друг другу в морду, ругаются и бесконечно матерятся. В романе таятся разнообразные ужасы и целые полчища вампиров во главе с одним, которого прозвали Троцким. Александра Горелая познакомилась с «Красным бубном» и осталась весьма довольна.