DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Слово редактора

Я помню широкий разрез на лодыжке друга, который из последних сил гребёт к опоре. Помню патлатого крестьянина, замахнувшегося вилами на моего пса. И диковатого мужика-отшельника, который гонялся за нами, ребятнёй, по вишнёвому саду с топором. Свежий DARKER посвящён той сильной теме, когда смех и страх сплетаются воедино, порождая столь сильную субстанцию, что её должно называть жизнь. Приятного вам чёрного смеха, читатель!

Есть ли место страшнее, чем школа? Наверняка. А если вернуться на n-ное количество лет назад и подняться по бетонным ступеням главного входа? Чтобы встретиться со всеми сущностями и ловушками, с позабытыми страхами… «Кто хочет ответить?» Вступительное слово первый раз (в первый класс) держит редактор раздела литературной критики Дмитрий Костюкевич.

Приветствую, читатель! Если ты заглянул в новый номер DARKER, то значит, тебе небезразлична тематика монстров. Ещё бы! Ведь чудовища и прочие страшные и мерзкие твари – частые гости в хорроре. И без разницы, чего ты больше ждёшь от свежего выпуска нашего журнала – классических монстров или современных и оригинальных. Не переживай, мы постарались рассказать и о тех, и о других.

Ты когда-нибудь слышал термин «место силы»? Несмотря на то, что на дворе XXI век, многие люди до сих пор верят, что, побывав в определенных местах, можно оздоровиться, как минимум, духовно, а то и вовсе застарелый недуг вылечить. А если во что-то веришь, есть вероятность, что так оно и будет. А еще, как и у всякой медали, у этого явления просто обязана быть оборотная сторона. Тема этого номера – места силы со знаком «минус» или, попросту, проклятые места.

Культы, секты – странные, на самом деле, понятия: любая, даже самая крупная религия, в какой-то момент считалась сектой. И любая может однажды ей стать… Как правило, мы боимся сект – в лучшем случае, считая их мошенниками, в худшем – опасными злодеями, но есть в них что-то бесконечно притягательное. А потому и номер, который вам предстоит прочитать, вышел довольно разнообразным.

За свои пять лет в Сети DARKER успел обрасти традициями, которые не посмел бы нарушить даже Великий Ктулху — особенно, если бы пробудился наутро после новогодней ночи. И так уж повелось, что каждый январь мы обсуждаем итоги прошлого и ожидания от будущего. Первый номер в наступившем году — и семидесятый, если учитывать все предыдущие годы, — представляет главный редактор Артём Агеев, и в этом вступительном слове оценивается 2016-й и заглядывается в 2017-й.

ХХ век промчался по человечеству ураганом. Выламывал чащобы традиционных укладов. Разбивал в фарфоровую крошку тончайшие сервизы морали. Жерновами перетирал простых людей и их представления о завтрашнем дне, основанные на покрывшихся патиной представлениях о дне вчерашнем. И мы, наблюдавшие этот стремительный бег, стояли перед краем бездны, из которой сквозило дуновение века ХХI. Что нас там ждёт?

Думаю, не ошибусь, если скажу, что ты, читатель, произносил эту фразу не одну сотню раз, даже не задумываясь над ее содержанием. Конечно же, на самом деле ты не собирался никого убивать. Между тем, фраза эта является ярким проявлением твоей истинной сущности, которую в современном «цивилизованном» мире принято скрывать. Еще не так давно идея о том, что зло надлежит возвращать с процентами, была общепринятой нормой. Сегодня именно она лежит в основе большинства хоррор-сюжетов.

В современном мире игры на выживание – это шоу, в которых участникам кроме вылета ничего толком не грозит. В «Последнем герое», к примеру, необходимо выжить на острове. Хотя «выжить» здесь сильно сказано. В этом плане куда больше преуспели видеоигры, кинематограф и литература. Там герои в подобной ситуации запросто могут погибнуть. А что по другую сторону экрана? Зрителям нравится! Игры на выживание неизменно пользуются спросом, а нам только остаётся надеяться, что рано или поздно они не трансформируются в нечто более реальное.

Англоязычный хоррор издавна противопоставляется всему остальному, и в первую очередь — ужасам континентальной Европы. А между тем эта сторона света может предложить свои интересные и оригинальные страхи, порой разительно отличающиеся даже от кошмаров хотя дружественной и соседской, но всё же англоязычной Британии. DARKER отправляется в Европу, чтобы познать тему номера изнутри.

Вокруг царит эпидемия, причем не одна. Кажется, в воздухе витают целые легионы всяческих инфекций, которые постепенно превращают людей в кого им заблагорассудится. Да, судьба обошлась с человечеством жестоко: одни шмыгают носом при летней жаре, другие — уткнулись в свои экраны и ловят покемонов. Но главный редактор Артём Агеев всегда знает, куда нужно идти, чтобы найти заразу себе по вкусу.

Что такое сплаттерпанк, с чем его едят и зачем он нужен — об этом жанре ужастиков, который пугает даже бывалых фанатов хоррора, мы и пытаемся сегодня поговорить. Слово держит редактор музыкального раздела Василий Рузаков.

В современном мире — уйма всяческих фобий. Есть среди них более распространённые, как, например, арахнофобия, а есть редкие и «экзотические» (даже Папу Римского кто-то боится). Можно также отыскать немало странных и в чём-то смешных фобий (к примеру, птеронофобия — боязнь быть защекоченным птичьими пёрышками). Не стал исключением и редакторский коллектив DARKER. А вы как думали? У нас тоже есть фобии и страхи. И мы готовы рассказать о них.

Говорят, что жители мегаполисов чем-то похожи между собой. Мода, корпоративная шиза да и просто правила этикета заставляют скрывать свое истинное животное Я в обмен на блага цивилизации. Между тем, еще существуют места, где люди живут иначе. И места эти ближе, чем ты думаешь…

Перед выпуском очередного, апрельского, номера редактор арт-раздела Сергей Корнеев решился на эксперимент. И если тема — зеркала, то в первую очередь придётся взглянуть на самого себя в упор. То, что он там увидел, ему не очень-то понравилось.

Что такое ретро и почему оно, в конечном счете, живучее любого авангарда? О чем рассказывается в номере, который этому самому ретро посвящен? И почему шестьдесят — очень неплохая цифра для хоррора?

Тема февральского DARKER — искусственные люди, и она подразумевает особенно широкий простор для фантазии, ведь в нашем распоряжении — весь спектр способов выведения вида Homo artificialis. Чтобы не запутаться в ее многообразии, главный редактор Артём Агеев рассуждал по существу вопроса.

Новый год — это новые планы, новые идеи, новые ожидания... И начинать его зачастую непросто, ведь нужно не только смотреть вперёд и стремиться к новым горизонтам, но и оглянуться назад, чтобы оценить наследие прошлого и взять с собой самое нужное и полезное. DARKER делает это каждый год — традиционно в январе, сохраняя в памяти лучшее в ушедшем году и намечая ожидания от будущего.

А вот интересно: прочтут ли новый DARKER, посвящённый тюрьмам, в тюрьмах? Есть ли там Интернет? Наверно, если и есть, то далеко не в каждой. И правильно. К чему ворам и убийцам наши прекрасные рассказы, наши познавательные статьи и горячие рецензии? И вообще — к чему нам об этих маньяках и разбойниках думать? Ведь мы-то с вами люди порядочные, а значит априори свободные. Мы-то уж точно никогда в тюрьме не окажемся.

Приветственное слово вам передаёт вся редакция DARKER и её маленькие друзья. Среди которых и Cymothoa exigua, она же «мокрица, пожирающая язык». Это милашка-паразит, которая любит пошалить с рыбками. Забраться в жаберные щели, лишить корень языка кровотока, чтобы тот атрофировался, и заменить погибший орган собой. Ради чего? Ради пищи, конечно. В отличие от неё ты, читатель, нам нужен лишь потому, что мы тебя любим…