DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Тьма в кино. Статьи

Фильмы ужасов. Для кого-то это легкое вечернее развлечение, для кого-то серьезное испытание нервов, а кому-то они дают психологическую помощь – но мало кто знает, что фильмы ужасов наиболее ярко и полно отражают общественные фобии. Что они, скрупулезно и точно, фиксируют то, чего боялись люди – и то, чего людей заставляли бояться.

«Хижина в лесу» Дрю Годдарда стала настоящей сенсацией в среде поклонников хоррора. Штампы обсмеяны, тема беззаботной молодежи, осужденной злым роком на смерть, – закрыта. Главное украшение фильма – не сексапильная Анна Хатчисон и ее танец с волком, а целая плеяда чудовищ. На любой, даже самый взыскательный вкус. При первом просмотре не замечаешь и четверти из них. А ведь их там едва ли не больше сотни… В сегодняшней статье мы рассмотрим самые яркие из них.

Имя Дэвида Кроненберга было известно в нашей стране задолго до того, как его фильмы начали показывать легально. Для отечественной кинопрессы он был как красная тряпка для быка, его даже прозвали «канадский мясник». Со временем режиссер перешел от фильмов ужасов к психологическим драмам, но, как выяснилось, это нисколько не мешает ему шокировать зрителя. По сути, главное, что его интересовало всегда, это фобии.

Мир кино довольно часто затрагивает тему «неблагополучных мест», и далеко не всегда эти места заброшены людьми. Если проследить весь маршрут, предложенный нам фильмами ужасов про тихие провинциальные городки, то результат может удивить, ведь таких городков отнюдь не мало, и кто знает, за каким из фасадов скромных домов вас поджидает нож маньяка или оскал зловещего привидения. Вашему вниманию представляются самые жуткие из тех глухих местечек, куда «посчастливилось» заглянуть героям недавних фильмов ужасов.

Если бы Сатана вздумал назначить командующих над бесчисленными легионами бесов, то в число генералов непременно попали бы мясник Хрустального озера, повелитель ночных кошмаров, безмолвный злой дух Хэллоуина – и, конечно же, наша сегодняшняя знаменитость. Его настоящее имя не так важно. Будь он хоть Томасом Хьюитом, хоть Бубой Сойером – одно неизменно: жуткая маска, сделанная из содранной с лица жертвы кожи, мясницкий фартук, заляпанный кровью, и фирменное оружие психопата – старая добрая бензопила.

Среди затерявшихся на полках видеопрокатов малобюджетных фильмов ужасов можно обнаружить культовую вампирскую сагу под названием «Подвиды». Она снята на небольшие деньги и не выделяется на фоне крупнобюджетных вампирских лент, но все же способна перенести зрителя в тихий европейский городок, рядом с которым расположен древний замок, где и обитают настоящие силы тьмы. Вампиры, еще не тронутые гламурными веяниями и романтическими историями, но кровожадные и яростные охотники на людей, ожидают вас в каждом фильме этой серии.

Не всякие шедевры мирового кинематографа появляются на экране лишь единожды, чтобы после этого навсегда быть отложенными на полку и стать «признанной классикой». Феликс Кривенцов отобрал тринадцать лучших хоррор-ремейков, рассказ о которых мы и предлагаем вашему вниманию.

Наверное, можно сказать, что эта серия фильмов уже стала легендой. Не всегда удачные, во многом излишне театральные, кое-где чересчур манерные, до неприличия дешевые, они имели неповторимую атмосферу, викторианский шарм (даже там, где речь шла о веке эдак XVI) и ненавязчивую наркотичность. Елена Щетинина завершает начатый в предыдущем номере рассказ о серии экранизаций произведений Эдгара По в исполнении Роджера Кормана.

Горбун Игор – такая же неотъемлемая часть произведений о Франкенштейне, как и сам Франкенштейн. а долгое время образ этого прислужника Виктора Франкенштейна и других именитых князей тьмы и безумных ученых стал привычным кинолюбителей. Более искушенные зрители, поддавшись странному очарованию неказистого и трусоватого слуги барона, открывают для себя роман «Франкенштейн, или Современный Прометей», дабы узнать о нем из первоисточника и… разочаровываются.

Спустя всего год после того, как на парижском бульваре Капуцинок знаменитые братья Люмьер впервые познакомили изумленную публику с миром кино, родился жанр кинохоррора. И хотя первые фильмы ужасов были немыми и существенно уступали современным в плане спецэффектов, среди них есть работы, считающиеся классикой жанра и по сей день. О том, что это за фильмы и в чем их уникальность, рассказывает Феликс Кривенцов.

Лучио Фульчи — ученик Висконти и Антониони, маэстро итальянского хоррора и источник вдохновения бесчисленных музыкантов дэт-метала и грайндкора. Чем же так интересно его творчество и с каких фильмов стоит начать? Василий Рузаков проследил творческий путь мэтра и подготовил об этом подробный рассказ.

Все началось в 1960 году. Именно тогда один из самых любимых режиссеров студии American International Pictures (AIP), Роджер Корман, выдвинул предложение экранизировать рассказ слегка подзабытого к тому времени классика американской готической литературы. Во что это вылилось в итоге, рассказывает Елена Щетинина.

Некоторым книгам везет: их экранизируют. Некоторым книгам очень везет: их экранизируют дважды. А с некоторыми случается беда: экранизаций оказывается три и больше. Роман Мэри Шелли «Франкенштейн, или Современный Прометей» оказался среди последних. Елена Щетинина рассказывает о сериях экранизаций романа студиями Universal и Hammer.

Как правило, экранизация фантастики — занятие неблагодарное, да и не благородное. Зритель — это не читатель, у него совсем иначе работает воображение. И дело даже не в том, что постановка может оказаться далёкой от литературного оригинала… Предлагаем вашему вниманию завершение статьи Айка Варданяна, написанной к юбилею Роберта Говарда о фильмах, снятых по его текстам.

Приступая к жизни в Новом году, сначала нужно разобраться со старым, изобразив схематичную картину того, что он принес. А еще это пора прикинуть, чего ждать от наступившего года. Следуя этой традиции, DARKER подвел итоги в области кинематографа и попытался заглянуть в будущее. Также в этот раз мы оценили не только фильмы, но и впервые расставили по местам лучшие, на наш взгляд, телеужасы.

В 2005 году любители хоррора погрузились во мрачный мир подземных пещер вместе с пятью отважными девушками-экстремалками. Что это, необычная экскурсия? Нет, это — успешный фильм ужасов Нила Маршалла «Спуск», снискавший одобрение кинокритиков и получивший звание «одного из самых страшных фильмов в мире». Каким же образом британцам удалось так напугать публику? Знает и готов рассказать читателям DARKER Феликс Кривенцов.

Как правило, экранизация фантастики — занятие неблагодарное, да и не благородное. Зритель — это не читатель, у него совсем иначе работает воображение. И дело даже не в том, что постановка может оказаться далёкой от литературного оригинала… Айк Варданян к юбилею Роберта Говарда написал объёмную статью о фильмах, снятых по его текстам, изучив их плюсы и минусы, подробности съёмочного процесса и сравнив с оригинальными произведениями.

Настоящий расцвет эксплуатационного кино — жанра, основанного на раскрутке популярных у публики тем, — пришёлся на 70-е годы. Именно в это время пользовалось популярностью множество шокирующих направлений, но особняком среди них стояла серия фильмов о беспощадной тюремной надзирательнице Ильзе, блестяще воплощенной актрисой Дайан Торн. О культовой квадрологии рассказывает Феликс Кривенцов.

Популярный термин «мокбастер» в мире кино обозначает низкобюджетный фильм, снятый с целью паразитирования на высокобюджетном блокбастере. Основной целью их создателей является вырывание пусть небольшого, но достаточного куска кассы у гигантов-соперников. В результате выходят фильмы вроде «Индийского кошмара на улице Вязов» и продуктов студии «The Asylum». Феликс Кривенцов ужаснулся алчности «кинопаразитов» и посмеялся над их проделками.

Грабоидов из серии фильмов «Дрожь земли» не отнесёшь к паразитам: эти червячки не паразитируют, они приползают и берут своё. Но для публикации посвящённого им материала есть два других, не менее весомых повода: 25-летие франшизы, отмечаемое в этом году, и недавняя премьера фильма «Дрожь земли 5: Кровное родство». О «грабоидной вселенной» во всех подробностях рассказал Артём Суров.