DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

БЛИЗНЕЦЫ

Тьма над миром

Космос. Бездна — бездонная и бескрайняя. Непроницаемая тьма и ослепительное сияние. Обжигающий холод вакуума и испепеляющая жара звезд. Ошеломляющая пустота межзвездного пространства и немыслимая плотность вещества в черных дырах. Вечный покой ледяных комет и грандиозные вспышки сверхновых. Таков мир космоса. Об опасностях, которые он таит, рассказывает Вячеслав Бабышев.

Мрачные средневековые легенды стойко ассоциируются у многих из нас с такими городами, как Прага, Париж и другие, где вершилась история и большая политика еще молодой Европы. В то же время, если отправиться в не так давно ставшую полноправным членом Евросоюза Эстонию, вы встретите там многое из того, за что туристы любят старые европейские города. Замки, узкие городские улочки, готические соборы и, конечно, мрачные легенды и предания. С последними вас и познакомит 40-минутный хоррор-спектакль «Tallinn Legends».

Многообразие паразитов, использующих тела людей и других животных ради своей корысти, поистине не знает пределов. Как не знают пределов и места их обитания: эти мерзкие приживальщики способны с одинаковым успехом паразитировать как в зеленых джунглях, так и в промозглой тундре. И непременно наводить ужас на своих хозяев — если, конечно, те в курсе, кто в них живет. И да, если вы все еще не страдаете паразитофобией, то мы идем к вам!

Мир пещер. Холод и мрак, камень и вода, тайна и… смерть? Во всяком случае, она здесь где-то рядом. Там, где гигантские многотонные глыбы с грохотом обрушиваются с потолка, ледяная вода с ревом и бурлением несется по мрачным коридорам, а воздух отравляют невидимые и смертоносные облака газов. Это жизнь в пещерах бедна и редка — смерть же вездесуща и многолика.

Какие ассоциации у вас возникают при слове «суеверие»? Хорошо если поплевать через плечо «чтобы не сглазить». А ведь еще несколько столетий назад из суеверия запросто могли убить, да и сейчас кое-где на подобное можно нарваться. Разгадка проста: мифы и суеверия – это отголоски того периода, когда человек еще толком ничего не знал об окружающем мире и, как следствие, всего опасался и все обожествлял. Чтобы узнать о том, как обстояли с этим дела у наших предков, мы отправимся в Музей мифов и суеверий русского народа, расположенный в небольшом городке Углич.

Несмотря на инфернальный образ, гаргулья с начала своего появления стала неофициальным символом свободы мысли и творчества, сочетая несочетаемое и объединяя противоположности, как и должно поступать химере. В очерке об истории архитектурного элемента, ставшего кое-чем большим, Айк Варданян познакомился с самыми необычными гаргульями со всего света.

Что мы знаем о Мальте? Что когда-то там базировались мальтийские рыцари? Что сами мальтийцы — ревностные католики? Что сейчас туда многие едут учить английский язык? Все это можно прочесть в любом туристическим путеводителе. А вот тот факт, что именно на Мальте находится один из крупнейших в мире и уж точно самый необычный музей орудий пыток, красочные проспекты почему-то замалчивают. Итак, тема сегодняшнего рассказа — музей «Mdina Dungeons».

Вор натягивает на голову чулок, медвежатник поправляет перчатки, убравший подельника заметает следы. Быть неузнанным, непойманным — только так дело считается выгоревшим. Каждый преступник непременно думает, как бы соскочить, уйти в тень. По этому принципу устроена и жизнь в подвале общего цифрового дома — Интернета. Его «жильцы» не подозревают, что под скрипучими половицами функционирует другая, тёмная Сеть. Чёрная паутина плотно опутала скрытое от посторонних пространство глубин Интернета, создав свой тайный мир. Мир не для всех.

Среди народов мира существует большое количество религиозных школ и сект, которые практикуют самые разные догматы и мировоззрение. Если одни представляют собой невинный тотемизм, основанный на единении с природой, другие замешаны на философии агрессии и силы. Известны по-настоящему отталкивающие, устрашающие или просто опасные для жизни религиозные направления. Агхора — наиболее экстремальная из всех индийских сект, ведь с ней связывают каннибализм, копрофагию и даже некромантию.

Объекты, запечатленные на фотографиях Мэтта Ламброса, вызывают смешанные чувства — они не могут скрыть свою красоту, но безмолвны в длительном запустении. Дело в том, что Мэтт необычный фотограф — он снимает интерьеры заброшенных театров, которые находит по всей Америке. А еще он любезно рассказал DARKER об этом своем увлечении.

Своим рождением суеверия, ритуалы, культы и религии обязаны абстрактному мышлению. Как только в сознании человека прижился миф о потаённых могущественных силах, от которых лучше откупиться подношениями, чем встретиться с ними лицом к лицу, — оккультную реку было не остановить. Но инструменты и материалы нужны не только монтажникам или врачам. Колдунам и ведьмам тоже. Дмитрий Костюкевич прогулялся по трём самым крупным эзотерическим рынкам.

Чего вы боитесь? Речь не о мелких бытовых страхах и даже не о том волнении, которое возникает при виде сомнительной компании нетрезвых люмпенов у подъезда. Речь о том парализующем страхе, который заставляет покрываться холодным потом, от которого слабеют и дрожат руки и ноги, который блокирует рассудок, оставляя в сознании только паническое желание любой ценой избегнуть реальной или мнимой опасности… О фобиях размышляет писатель Константин Образцов.

Музей — как много в этом звуке... скуки, пыли, огороженных перекладинами экспонатов, запретов на фото- и видеосъемку, толп туристов, стадно следующих за экскурсоводом с флажком и вечно шикающих на всех подряд. Именно такие ассоциации возникают у обычного человека, если он не фанатичный любитель искусства. Но интерактивный музей «Ужасы Петербурга» — совсем другое дело.

Если вы не призрак, не вампир, не некромант и не ведьма, но все-таки обожаете гулять по кладбищам, вы, судя по всему — тафофил. Кто-то любит щекотать себе нервы явственным присутствием смерти. Кто-то предпочитает тишину и обилие зелени, как правило, присущие кладбищам. Кроме того, большинство кладбищ — это память человечества, своеобразные исторические музеи. И, разумеется, многие из них имеют собственную любопытную историю. Мария Артемьева специально для DARKER собрала наиболее интересные.

Вряд ли кто-то из наших читателей еще не в курсе, что прошедший в августе месяце на ирландской земле Еврокон принес нам награду от Европейского общества научной фантастики. Неожиданную, но не менее приятную. После этого были многочисленные поздравления на разных площадках, но разве могли мы в первом номере в статусе лучшего фэнзина Европы не посвятить этому событию небольшую заметку? Итак… Еврокон-2014 в Дублине глазами очевидца: триумф DARKER и немного о конвенте в вопросах и ответах.

Каждый год толпы туристов отправляются в Мексику, чтобы вживую увидеть величественные пирамиды майя, прикупить сомбреро и отведать текилы в тени кактусов. Но побывать в стране таинственных ацтеков и ограничиться только этим — не слишком продуктивно, особенно для любителей острых ощущений. Ведь на нашей планете хватает зловещих мест, которые находятся вдалеке от основных туристических маршрутов. О мексиканском Острове кукол и его легенде рассказывает Мария Артемьева.

Людей, живущих в России, можно напугать разными вещами, но только не дорогами. Практически любой зарубежной диковинке из приведенного списка в родном отечестве отыщется аналог, а то, пожалуй, еще и не один, а прямо десятки! Но все же давайте посмотрим, чего боятся остальные жители планеты и какие дороги заслужили у них славу наиболее опасных и ужасающих.

На вопрос, как попасть в ад, большинство наверняка ответит: надо сотворить какое-нибудь злодейство и – вуаля! Но что делать, если хочется всего лишь удовлетворить любопытство, не оставаясь там навсегда? Заглянуть за край. Что там, после смерти? За пределами материального мира? Мария Артемьева изучает тему и рассказывает о том, какие подземные ходы, вроде Кольской сверхглубокой скважины, могут вести прямо в преисподнюю.

За годы существования «Тьмы» и DARKER мы взяли десятки интервью у писателей, редакторов, режиссеров, музыкантов и художников. Но есть и еще одна категория людей, которые нам (и, надеемся, вам) интересны – это наши зарубежные коллеги: блогеры, редакторы фэнзинов и журналисты. Евгений Михайлов побеседовал от лица журнала с Джастином Стилом – знатоком литературных ужасов, хозяином сайта The Arkham Digest, посвященного хоррору и «странной прозе» (weird fiction). Разговор, как несложно убедиться, получился обстоятельный и информативный. Не забыли, конечно же, и Лавкрафта...

EVIL HEAVEN – единственный в России проект, соединяющий проявления традиционного театра, авангарда, хоррора, трэша и элементы различных субкультур. В начале своего творческого пути артисты экспериментировали с самыми сложными и одиозными практиками боди-модификации: скарификация или шрамирование, подвешивание. Общий лейтмотив их постановок всегда созвучен с темами вселенской боли, отчаяния, трансцендентного удовольствия в духе Калигулы, секса и насилия. Подробнее об этом театре «не для всех» — в эксклюзивной статье DARKER.