DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Говард Филлипс Лавкрафт

Художник Zarono предпочитает скрывать своё настоящее имя и лицо. Он вдохновляется творчеством «трёх мушкетёров» журнала «Weird Tales»: Роберта Ирвина Говарда, Кларка Эштона Смита и Говарда Филлипса Лавкрафта. И знает много тёмных тайн о тайных ритуалах и жестоких жертвоприношениях! Читателям DARKER выпала уникальная возможность познакомиться с разными гранями творчества Zarono. Графика, скульптура... «лавкрафтианская» проза!

В середине 1950-х, когда время классических фильмов ужасов студии «Universal», казалось, осталось в прошлом, из амазонской пучины поднялось Оно… Тогда мир увидел трилогию, ставшую сегодня культовой, а в компании Дракулы, Франкенштейна, Мумии и других монстров состоялось последнее серьезное пополнение — Создание из Черной лагуны. DARKER представляет глубокий анализ этого киноявления, составленный Глебом Колондо.

В окончании статьи о темной стороне творчества Роберта Ирвина Говарда Дмитрий Квашнин вспомнит о рассказах, созданных мастером в последние годы жизни. Среди них есть и такие шедевры, как «Голуби из ада», и менее известные тексты, заслуживающие всяческого внимания.

В начале нулевых издательство «АСТ» запустило серию «Классика литературы ужасов», которой было суждено просуществовать три года. Как часто бывало с проектами этого издательства, хорошее и плохое в серии переплелись до такой степени, что дать ей окончательную оценку практически невозможно… Рассказом Дмитрия Квашнина о спорной антологии «Чёрный человек. Американская готика. XX век» мы начинаем серию публикаций о «Классике литературы ужасов» во всем ее блеске и нищете.

Многие поколения члены семьи Ван Даамов создавали союзы между прямыми родственниками, что привело к ужасным генетическим мутациям и болезням. Поселившиеся неподалеку люди ненавидели нечестивую семейку и подожгли замок, чтобы уничтожить это логово разврата вместе с его обитателями. Но некоторым из Ван Даамов удалось спастись от смерти, укрывшись в подземелье замка. В этих катакомбах они и стали жить, плодясь и размножаясь. О фильме «Гемоглобин», поставленном по мотивам рассказа Г.Ф. Лавкрафта, рассказывает Ирина Белова.

В последние годы все чаще стали выходить антологии лавкрафтианы, преподносящие Мифы Ктулху в самых разных ракурсах — от исторического до эротического. Об одном из самых удачных сборников, «New Cthulhu: The Recent Weird», расскажет наш рецензент Вячеслав Оробинский.

Традиционно последователи Лавкрафта предпочитают воплощать свои амбиции в рассказах и повестях, но Мифам Ктулху не чужд и крупный формат. Владислав Женевский делится впечатлениями от романа Бретта Дж. Тэлли «That Which Should Not Be» («То, чего быть не должно»), тепло принятого западной публикой.

Лавкрафт еще при жизни обзавелся множеством подражателей и продолжателей (и это, пожалуй, единственная форма успеха, выпавшая на его долю). После смерти мастера количество произведений, переосмысливающих и развивающих Мифы Ктулху и другие его творения, стало расти с каждым десятилетием. Этот процесс продолжается и в наши дни — причем с большим успехом. Марина Мойнихан и Сергей Крикун выяснили, кто и как отдавал дань уважения «джентльмену из Провиденса» за последние восемьдесят лет.

Мифы Ктулху пластичны и многолики (совсем как шогготы). Эта их особенность позволяет молодым да дерзким создавать самые диковинные гибриды — например, сплавлять в единое увлекательное целое традиционный лавкрафтианский хоррор, шпионский триллер и лошадиные дозы иронии. Александра Миронова ознакомилась с романом британского фантаста Чарльза Стросса «The Atrocity Archives» («Архивы жестокости»), открывающим успешный цикл о Прачечной.

Американская семья получает в наследство замок в Италии. Новоиспеченные владельцы заселяются в старинный особняк и с первой ночи испытывают на себе жуткое воздействие атмосферы мрачной обители, в недрах которой живет кто-то еще… Наш постоянный рецензент Алексей Петров пересмотрел фильм Стюарта Гордона «Урод в замке», основанный на рассказе Лавкрафта.

Секреты бессмертия и вечной жизни занимали адептов черной магии не меньше, чем алхимиков интересовала возможность получения философского камня, который бы позволял выплавлять золото из свинца. Об этом снято множество фильмов и написано не меньшее множество книг, дающих разные рецепты искомого бессмертия, но и предупреждающих о том, что ни к чему хорошему эти эксперименты обычно не ведут. Лавкрафт посвятил этой теме роман «Случай Чарльза Декстера Варда», а знаменитый сценарист Дэн О’Бэннон в 1992 году его экранизировал. О фильме «Воскресший» написала Ирина Белова.

10% классического Лавкрафта + 30% черного как смоль юмора + 60% беспощаднейшего ультранасилия. От классика «Реаниматору» достались имя и образ главного героя, а также основной сюжетный стержень с чудо-сывороткой, оживляющей мертвецов. От Стюарта Гордона и Брайана Юзны — юмор и разнообразное уродство, показанное без купюр и прикрас, — две составляющие, ставшие его фирменными чертами и, безусловно, возвысившие его над множеством безликих малобюджетных ужастиков.

Поклонникам хоррора Мария Галина прежде всего известна по романам «Малая Глуша», «Медведки» и по ряду мрачных повестей и рассказов. Благодаря ее переводам до нас дошли в 90-х тексты Клайва Баркера и Питера Страуба, а ее стихи способны напугать сильнее иной прозы. DARKER побеседовал с Марией Семеновной о космическом ужасе, Мифах и даже «Некрономиконе».

Говард Филлипс Лавкрафт — человек-легенда. Писатель, создававший истории, исполненные ужасом, отчаянием и безнадежностью. В его произведениях Добро имело мало шансов на победу, а силы Зла — жуткие древние сущности из далеких глубин времени, одним своим видом повергающие в безумие — торжествовали в нашем мире. Лавкрафтианские ужасы оказали влияние на художников разных ипостасей: литераторов, поэтов, музыкантов, живописцев и даже скульпторов. Разумеется, не обошлось и без влияния на мир комиксов.

Когда двадцать первому барону Кралицу пришла пора познать тайну семейного проклятия, он молча последовал за сумрачными фигурами в подвал фамильного замка. В подземельях ему открылись помещения, о существовании которых он никогда не подозревал, а перед глазами предстали настолько чудовищные создания, что от одного их вида можно потерять рассудок. Но самым страшным потрясением этой ночи обещал стать не облик неназываемых тварей, а вся правда о проклятии… Рассказ из свободных продолжений Мифов Ктулху, впервые на русском.

Джон Култхарт (John Coulthart) — английский художник-график и иллюстратор. Он адаптировал для комиксов рассказы «Зов Ктулху», «Ужас Данвича», «Обитающий во тьме». Стоит ли говорить, что заметная часть его творчества связана с произведениями Лавкрафта? И несмотря на то, что этот материал вы читаете под конец лета, мы хотим показать вам «2013 Cthulhu Calendar by John Coulthart» — собрание посвященных Ктулху работ, созданных в 1987—2012 годы.

Поклонников затворника из Провиденса без труда можно обнаружить и среди адептов тяжелой музыки. Сам дедушка Лавкрафт, вероятно, не одобрил бы звучание death metal, но его творчество вдохновило и продолжает вдохновлять множество «любителей потяжелее» — в том числе из таких экзотических стран, как Аргентина и Колумбия. Подробнее – в обзоре Китти Сандерс.

Если сценарий компьютерной игры требует переставить лестницу или открыть ящик стола, то для этого, как правило, достаточно просто подойти к нужному объекту и нажать на соответствующую клавишу. А что если заставить игрока по-настоящему взаимодействовать с предметами — самому отнести эту лестницу куда надо с зажатой левой кнопкой мыши или потянуть ящик на себя за ручку, чтобы усилить эффект присутствия? А еще поместить действие в подземную шахту, практически лишенную света, да приправить лавкрафтианской атмосферой с безысходностью, одиночеством и всеми вытекающими? Тогда получится серия «Пенумбра».