DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

БЛИЗНЕЦЫ

Роберт Говард

Иллюстрирование произведений Роберта Говарда стало делом культовым, перейдя на уровень иконографии с целой историей, длиной почти в целый век. При жизни его публикации были популярными, а после смерти так и вовсе приобрели статус феномена, повлиявшего на фантастический жанр. Это, конечно, заслуга особого литературного языка, которым владел Говард. В своих историях он весьма красочно описывал и персонажей, и окружающую их среду. Со временем художники выстроятся в очередь, чтобы запечатлеть творчество техасского мечтателя.

Стиль польского иллюстратора, скрывающегося за псевдонимом KingOvRats («King over rats», Король над крысами), нельзя охарактеризовать как просто хорроррвский. Он хорошо чувствует свои работы, погружается в их мир, находящийся за гранью представления обывателя. Его воображение выплёскивает на бумагу мрак, чуму, проникновенно-душераздирающие образы классической мифологии и вымышленные миры Лавкрафта и Говарда. У Айка Варданяна, который общался с художником, возникло ощущения, что некоторые работы тот писал с натуры.

Какими бы впечатляющими ни были литературные произведения вместе с их не менее впечатляющими персонажами, все они так или иначе основаны на реальных событиях, хорошо или не очень подведенных под художественные рамки. Иначе и не бывает, сколь фантастичным бы ни было произведение. Так уж случилось, что прототипом многих колоритных злодеев кино и литературы, таких как Фу Манчу, Катулос и многих других, был некий Муканна, прослывший легендой ещё при жизни.

В художественной литературе не так уж много по-настоящему запоминающихся злодеев. Ещё меньше тех, которые бы имели не только непонятную тягу к власти, но и были настоящими личностями и людьми дела. Одним из таких довольно ярких, но незаслуженно забытых персонажей стал Катулос из Атлантиды, детище Роберта Ирвина Говарда. Этот злодей, впервые появившийся в романе «Хозяин судьбы», получился у «техасского мечтателя» куда колоритнее даже главного героя! Айк Варданян всерьёз решил узнать: а кто же такой Катулос?

Уж кто-кто, а Роберт Прайс собаку съел на лавкрафтовщине. Не исключено, что саму Гончую Тиндала! Неудивительно поэтому, что одна за другой под его началом выходят разнообразные антологии окололавкрафтовского толка. «Круги» Хастура, Азатота, Иннсмута, Итакуа плодятся как грибы после дождя. Но первой ласточкой этого многообразия стала антология «Рассказы о Мифах Лавкрафта», в пару к которой Прайс составил позже уже известную русскоязычному читателю книгу «Новый круг Лавкрафта».

У перекрестка на болоте собрались чернокожие — поесть, выпить, поделиться своими легендами. Тётка Сьюки рассказала о старом Матапхе, который никогда не был рабом — он был колдуном и занимался чёрной магией худу. Его народ ел людей на старой родине, и старый Матапха тоже — он ел детей, пока был жив. Говорят, старый Матапха всё ещё бродит ночью по болоту, охотясь за человеческим мясом…

«Хозяин судьбы» стал настоящей вехой в творчестве Роберта Говарда. Первый его короткий роман вышел в трёх номерах журнала «Weird Tales» в конце 1929 года. В развлекательной литературе это было время коварных злодеев, мечтающих о завоевании мира, и противостоящих им одиноких храбрецов. В «Хозяине судьбы» Говард вспомнил об Атлантиде и возродил древнюю магию, которая, конечно, ничего хорошего с собой не несёт... Мария Иванова перечитала первый короткий роман «техасского мечтателя».

Бран Мак Морн — пожалуй, самая трагическая фигура из «могучей четвёрки» Роберта Говарда. Произведения о нём пропитывает ощущение приближающего конца, надвигающейся тьмы забвения. Карл Эдвард Вагнер избрал именно этого героя для первого своего романа, написанного по мотивам творчества «техасского мечтателя». Взяв наработки предшественника и по-новому взглянув на судьбу исчезнувшего Девятого Испанского легиона Рима, он создал впечатляющее продолжение истории короля пиктов. Дмитрий Квашнин окунулся в атмосферу холмов пиктской Каледонии и того, что лежит под ними...

«Вот такая история» — порой говорим мы, заканчивая что-то рассказывать. Эта история может быть любой: короткой или длинной, весёлой или грустной, забавной или скучной... «Вот такая история» — так мог бы сказать любой из писателей, попавших в топ литературных «исторических» ужасов DARKER. У каждого из них получился свой, отличный от других рассказ, но есть и какая-то общность: все произведения «тёмные» — в той или иной степени. Наши авторы по-своему интерпретируют исторические события и по-новому смотрят на известных исторических персон. Ну что ж, история их рассудит, а мы — почитаем!

Собрать достойную антологию — это целое искусство. В итоге будет важно всё: состав произведений, порядок их расположения в книге, сопроводительные заметки об авторах и их творениях и аналитические статьи о теме и идее антологии, если таковые имеются. Привести все эти компоненты в равновесие — задача, которая не каждому окажется по плечу. Но Дмитрий Володихин, составитель сборника «Замок ужаса», кажется, с ней справился.

Посмотрите вокруг. Их так много! И они всюду! Даже среди асфальто-бетонных массивов городов они встречаются. Деревья, кустарники и другие представители растительного мира. Иные из них часто появляются и в литературе «тёмного» жанра. DARKER составил ТОП-10 рассказов и повестей об ужасах растительного мира, который с гордостью и представляет.

Художник Zarono предпочитает скрывать своё настоящее имя и лицо. Он вдохновляется творчеством «трёх мушкетёров» журнала «Weird Tales»: Роберта Ирвина Говарда, Кларка Эштона Смита и Говарда Филлипса Лавкрафта. И знает много тёмных тайн о тайных ритуалах и жестоких жертвоприношениях! Читателям DARKER выпала уникальная возможность познакомиться с разными гранями творчества Zarono. Графика, скульптура... «лавкрафтианская» проза!

В окончании статьи о темной стороне творчества Роберта Ирвина Говарда Дмитрий Квашнин вспомнит о рассказах, созданных мастером в последние годы жизни. Среди них есть и такие шедевры, как «Голуби из ада», и менее известные тексты, заслуживающие всяческого внимания.

Роберт Ирвин Говард прожил совсем мало, а профессиональным сочинительством занимался всего двенадцать лет, но за свою недолгую карьеру создал столько, сколько иные литераторы-долгожители не написали за всю жизнь. И конечно же, солидную часть литературного наследия «техасского мечтателя» составляет хоррор во всех его проявлениях. В первой части большой обзорной статьи Дмитрий Квашнин расскажет о том, какие ужасы изливал Говард на бумагу до судьбоносного знакомства с другим великим классиком — Лавкрафтом.

На стыке хоррора, фэнтези и научной фантастики уютно расположилась целая группа персонажей, объединенных общими признаками. Их именуют змеелюдами, лизардменами, рептилоидами, они стали героями книг, фильмов, игр, городского фольклора и конспирологических теорий, но истоки этого образа, как и многих других, просматриваются в самых древних и жутких легендах человечества.

В начале нулевых издательство «АСТ» запустило серию «Классика литературы ужасов», которой было суждено просуществовать три года. Как часто бывало с проектами этого издательства, хорошее и плохое в серии переплелись до такой степени, что дать ей окончательную оценку практически невозможно… Рассказом Дмитрия Квашнина о спорной антологии «Чёрный человек. Американская готика. XX век» мы начинаем серию публикаций о «Классике литературы ужасов» во всем ее блеске и нищете.

Лавкрафт еще при жизни обзавелся множеством подражателей и продолжателей (и это, пожалуй, единственная форма успеха, выпавшая на его долю). После смерти мастера количество произведений, переосмысливающих и развивающих Мифы Ктулху и другие его творения, стало расти с каждым десятилетием. Этот процесс продолжается и в наши дни — причем с большим успехом. Марина Мойнихан и Сергей Крикун выяснили, кто и как отдавал дань уважения «джентльмену из Провиденса» за последние восемьдесят лет.