DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Передонов

Дата регистрации: 2018-10-15 00:12:13

Ник: Передонов

Комментариев: 11

Комментарии

  • 17. Третий тур
    2018-12-09 21:25:46

    Парфенов М. С., а вот мне показалось, что "Вязь" - это Матюхин. Здесь у меня, правда, довольно прямолинейная ассоциация сработала - описание нитей, летающих по воздуху, в "Вязи", с одной стороны, и в "Бедных родственниках" Матюхина, с другой.

    ВЯЗЬ: "а еще всюду по полу летали мелкие обрывки разноцветный нитей, будто кошачья шерсть в период линьки... От нитей нельзя было избавиться"

    БЕДНЫЕ РОДСТВЕННИКИ: "взмывают в воздух серебристые нити, ложатся на кожу родителей, окутывают их ладони, прилипают к губам, векам, шее... Она срывала нити с папиных рук, с маминого лица – и те лохмотьями разлетались в воздухе... Нити обволакивали родителей, липли к коже все гуще и гуще".

    А плодом Костюкевича, Кабира и Щетининой мне показались "Скворцы". Там есть заезд в персидскую мифологию (злой дух Пери), что похоже на Кабира, охочего до энциклопедических изысков, есть элементы сюрреального безумия а ля Костюкевич.

    Боюсь настаивать на своём мнении, но всё-таки...

  • 15. Второй тур. Группа Чужого
    2018-12-05 20:47:22

    Оксана, так он же полный придурок, - какая у него могла мысль промелькнуть! Чугаю думать не положено по статусу. А в маме рОдной сумлеваться - ентого он никак не мог себе позволить.

  • 15. Второй тур. Группа Чужого
    2018-12-03 21:34:04

    Оксана,

    [мать так переживала о сыне, что не только вернулась из мертвых, а и подучиться успела... короткий путь от бабы к философу]

    Ну да, бабка стала шибко умной после смерти. Но вот у меня, когда читал, сразу же возникла мысля: это не мать с Чугаем говорит из подвала, а какой-то демон под мамин голос подделывается. Может, автор это ввиду и имел?

  • 03. Переговорный пункт
    2018-11-29 21:11:26

    Барсук Душегуб, автор "Меньшего из двух" - я. Но моё настоящее имя Вам ничего не скажет. Я ничем не известен, так что узнаете Вы, кто автор, или не узнаете, - разницы нет.

  • 10. Группа Баффи
    2018-11-19 23:20:59

    Автор,

    [Пластинка здесь и правда косяк - лучше бы это была кассета или диск. Как делают пластинки, я, к своему стыду, не знаю.]

    Не важно – пластинка, кассета или диск. Все они записываются с одного источника. Музыка сначала записывается в мультитрековую систему студии, с неё на мастер-ленту, а оттуда – на всё остальное.

    [Но вот на тему музыкантов - зря волнуетесь - в Германии также существует огромное количество музыкальных ансамблей ( тот же ансамбль Гергеиева) состоящие целиком из еврейских эмигрантов.]

    Ну, тут да – выживание музыкантов можно этим объяснить. Но всё равно, остаётся ещё технический персонал студии, обслуживающий звукозаписывающую аппаратуру. И руководство студии, прежде чем выпускать запись на любом носителе, должно её прослушать и принять решение – запускать в тираж или нет. Ну, и сам факт выпуска симфонии на любом носителе, говорит о том, что уже начались продажи, и запись распространяется по миру. В общем, Алекс никак не может быть первым подопытным, а только одной из жертв, и уже не первой.

  • 06. Группа Ван Хельсинга
    2018-11-19 21:26:42

    MOEBIUS

    О, вот это класс! По атмосфере напоминает фильмы Евгения Юфита. Но толпа не поймёт и не оценит. И на ЧД такое не прокатит, тут другой формат. Это всё равно что выйти на сцену на каком-нибудь рок-фестивале и сыграть что-нибудь из Альфреда Шнитке. Жму автору руку – я получил настоящее удовольствие, читая этот небольшой, но отлично сделанный авангардный опус.

  • 10. Группа Баффи
    2018-11-19 21:23:01

    СИМФОНИЯ ШОА

    Думаю, автор этого рассказа Герман Шендеров, у которого в ВК паблик «Вселенная кошмаров». Действие происходит в Германии, как обычно у Шендерова, ну, и по стилю на него похоже. Задачу напугать читателя автор перед собой и не ставил, однако нагнал мраку и некоторой приятной полумистической жути. Написано неплохо, идея так и вообще замечательная, балансирует на грани антисемитизма. Справедливая еврейская ненависть к немецким нацистам переходит некую логическую грань и сама превращается в нацизм, а перейдя в область мистики, становится страшной силой, убивающей выборочно – только арийцев. Даже если сам по себе человек ни в чём не виновен, никакой не антисемит и прекрасно относится к евреям. Но это не важно. Если он немец (скажем, баварец, как герой рассказа, Алекс), то умрёт. Где-то на тёмном бэкграунде рассказа чувствуется некая холодная злая ирония.

    Есть, правда, в «Симфонии Шоа» одна логическая неувязка. [АХТУНГ! ДАЛЬШЕ БУДЕТ СПОЙЛЕР.] Старый еврей, герр Шимель, композитор, ставит пластинку с записью смертоносной симфонии Шоа своему соседу, юному Алексу, при этом говорит: «Мне жаль, Алекс, что именно тебе пришлось стать подопытным в моей затее». То есть, по авторской логике, Алекс – первый, кого убивает симфония Шоа. Но простите, она же исполнена музыкантами симфонического оркестра и выпущена на пластинке. А это значит, что до Алекса её уже успели прослушать многие: и музыканты, и все, кто обслуживал звукозаписывающую аппаратуру во время записи и последующей её обработки, и, вообще, те, кто был причастен к выпуску этой пластинки. А раз вышла пластинка, значит, она продаётся в магазинах. И ещё должен быть выпущен компакт-диск с той же записью. Сомнительно, чтобы звукозаписывающая компания, издавшая пластинку, работала только с винилом и не выпускала бы ту же музыку на CD. То есть, эту симфонию уже много кто должен был слышать до Алекса и на пластинках, и на дисках, и вживую. Но автор представляет дело так, что сосед композитора Алекс оказывается подопытным, т.е. первой жертвой, услышавшей смертоносную музыку. Это неувязка. Или я во что-то не въехал? Автор, что скажете? Как бы там ни было, рассказ всё-таки неплох. Пугать он не пугает, но заставляет задуматься над серьёзной проблемой границ справедливости и мести, над соотношением вины личной и национальной. Главное достоинство рассказа лежит в интеллектуальной области, а не там, где ползает чувство страха. Лично мне всякий крен в интеллектуальную сторону в рамках хоррора приятен более, чем хоррор, который не побуждает думать, хотя и успешно нагнетает атмосферу страха. Шевелящиеся извилины предпочтительнее трясущихся поджилок.

  • Чёртова дюжина 2018: Сроки и нововведения
    2018-10-16 21:47:01

    Иван Русских, тогда уж лучше сделать список не-хоррора обязательным, а не добровольным, так для статистики будет лучше, но только не проводить дисквалификацию рассказов на основании списка. А сделают её добровольной - и списки придут лишь от небольшого процента участников; тогда и выводов никаких нельзя будет сделать - полезна была эта идея или нет.

  • Чёртова дюжина 2018: Сроки и нововведения
    2018-10-15 22:29:28

    iRock [а то что с такими предположениями, что кто-то тут запускает травлю конкретного человека надо быть аккуратным -- об этом вы не подумали, прежде чем писать про борьбу с Ольгой Рэйн, как будто она уже свершилась?]

    Пардон, я думал, моя мысль будет понятна, но, видимо, надо пояснить. Дело тут, конечно, не в самой Рэйн, а в том прецеденте, который она создала, в примере, который подала всем будущим участникам. Некий автор, допустим, хочет участвовать в ЧД и смотрит: а какие рассказы на ЧД побеждали? И видит: вот рассказ Ольги Рэйн "Ю", хоррора в нём ноль (те два абзаца, в которых описано, как маньяк насиловал и убивал Юку, это ж не хоррор, согласитесь; ну, триллер - ещё можно так сказать, только не хоррор; и в конце, где описано, как парень убивал маньяка, опять-таки не хоррор), а между тем рассказ победил. Ну, и к чему такой пример прецедент может побудить начинающего автора? Надо пояснять, к чему, или всё и так понятно? Я вижу здесь пример того, что на ЧД стоит посылать и такие рассказы, в которых нет хоррора (а есть только налёт мрачности), и подобные рассказы имеют шансы победить, как победил упомянутый рассказ Рэйн. И понятно, что такой пример "развращает" (развращает в том смысле, что может привести к ослаблению хоррор-составляющей в конкурсных рассказах, даёт авторам надежду на то, что, не парясь особо с хоррором, они могут рассчитывать на успех за счёт лишь стиля, мелодраматизма и лёгких элементов триллера). Как я понял, для пресечения таких рассчётов и возникла идея про списки не-хоррора, которую я назвал "борьбой с Ольгой Рэйн", имея ввиду борьбу с возможными последствиями того прецедента, который создала Рэйн, а не борьбу с её конкретной личностью (хотя и от самой Рэйн в дальнейшем вполне можно ждать ещё какого-нибудь опуса в духе "Ю") и уж, тем более, не "травлю" писательницы (о чём я не говорил, и о чём даже не думал). Может, я не слишком ясно выразил свою мысль? Ну, может быть. Теперь стараюсь выразить яснее. Не поймите мои реплики, как обвинения в том, что тут, дескать, устроили какой-то хоррор-беспредел, подавляют авторов (начиная с Рэйн и кончая её подражателями). Меня, прежде всего, волнует конкретность: что допускается на ЧД, а что не допускается? Судя по прежней победе рэйновской "Ю", душещипательные недо-триллеры допускаются и имеют все шансы на победу; но, судя по нововведению со списками не-хоррора, подобное уже не допускается, даже если и написано будет не хуже, чем у Рэйн, и голосов наберёт не меньше. Я правильно понимаю? Рассказ, типа рэйновской "Ю", с аналогичной долей хоррора, уже никак не пройдёт, если многие справедливо внесут его в списки не-хоррора, где ему и место? Ведь рэйновская "Ю" как раз и есть типичный образец не-хоррора, попавшего на ЧД, разве нет?

    Тот пример, который вы привели не достаточно поясняет проблему. Вы пишете про гипотетический рассказ: "тут уже есть какая-никакая попытка напугать, если тайна действительно страшная, если древние силы действительно жуткие, и сюжет крутится вокруг всего этого". Ну, так это уже и есть хоррор (попытка напугать, действительно страшная тайна и жуткие силы - всё это типичные признаки хоррора), а не рассказ, в жанре, близком к хоррору. Мне кажется, тут всё-таки некорректная формулировка - в той фразе, которая указывает, что допустимо на ЧД:

    "принимаются рассказы в жанре хоррор и близких ему (мистика, триллер..."

    Жанры, близкие к хоррору, это уже не хоррор, это всего лишь близко к нему, но до него не дотягивает, потому что, если б дотянуло, было бы не "близко к хоррору", а уже прямо в нём, иначе говоря, просто было хоррорм. Ну, вот, для примера, аналогичная фраза: "Принимаются рассказы, написанные на русском языке и близким к нему языкам", - как её можно понять? Только так, что, кроме рассказов на русском, принимаются рассказы на славянских языках, близких к русскому (украинском, белорусском, болгарском, сербском и др.) В отношении к языку эта формулировка означает допущение, в том числе, и тех языков, которые не являются русским, но лишь близки к нему. Аналогичный смысл видится и в той формулировке, что указывает жанровые допущения на ЧД: "в жанре хоррор и близких ему". А Ольга Рэйн с её "Ю" - это только пример того, как на ЧД прошёл рассказ не в жанре хоррора, а как раз только близкий к нему. Так вот, в нынешней ЧД тоже допускаются подобные рассказы, всего лишь близкие к хоррору, или такие номера уже не пройдут? Если нет, то ничуть не спорю, но хотелось бы более конкретной формулировки о том, что допускается на ЧД. Например, выражение о жанрах, близких к хоррору, заменить на что-нибудь вроде: "Принимаются рассказы всех жанров, но с обязательным элементом хоррора", - как-то так.

  • Чёртова дюжина 2018: Сроки и нововведения
    2018-10-15 19:59:25

    iRock [это где же там написано про борьбу с Ольгой Рэйн?]

    А разве я сказал, что об этом где-то написано? Я сказал: "Понятно, что Ольга Рэйн уже достала". "Понятно, что" - а вовсе не "я прочитал, что". Чувствуете разницу? Конечно, может, я не прав (ну и ладно, если так, я ж не безошибочен), но мне показалось (померещилось, если угодно), что идея списка не-хоррора возникла как реакция на неоднократные победы Рэйн, в рассказах которой хоррора кот наплакал. Особенно в рассказе "Ю", который ну совсем не хоррор, и получил своё место только благодаря литературным достоинствам (весьма приличным), а вовсе не хоррору. Но вот вы всё-таки поясните мне, как быть с тем, что "принимаются рассказы в жанре... мистика, триллер", и, в то же время, голосующих призывают составлять списки не-хоррора? Ведь "мистика, триллер" - это как раз и есть не-хоррор. Так принимаются ли рассказы в этих жанрах или отбраковываются на основании списков не-хоррора, даже не смотря на количество набранных голосов? Рэйн или не Рэйн спровоцировала эту тему - вопрос куда менее важный, чем вопрос о таких жанрах, как мистика и триллер, которые не суть хоррор, а лишь "близкие ему" жанры. И кстати, там ещё написано про близкие к хоррору жанры: "...темное фэнтези и др." Меня интересует, что скрывается под "и др."? Какие ещё жанры, близкие к хоррору (но им самим не являющиеся) допускаются к участию на ЧД? Судя по идее списков не-хоррора, уже никакие не допускаются, даже те, что прямо указаны, и уж тем более те, что подразумеваются под "др.", правильно я понимаю? Спрашиваю для того, чтобы определиться с тем, какие рассказы посылать на ЧД, а с какими лучше сюда не соваться. Мистику и триллер, как я понимаю, посылать бесполезно, они ведь не-хоррор и сразу попадут в список не-хоррора, так?

  • Чёртова дюжина 2018: Сроки и нововведения
    2018-10-15 00:21:45

    Идея про списки не-хоррора как-то не очень согласуется с этим:

    "Для участия, как всегда, принимаются рассказы в жанре хоррор и близких ему (мистика, триллер, сплаттерпанк, зомби-хоррор, нуар, постапокалиптика, темное фэнтези и др.)"

    Выходит, рассказы в близких к хоррору жанрах для того и принимаются, чтобы попасть в списки не-хоррора,так что ли? Или уж скорректировать формулировку нововведения или написать, что рассказы в близких жанрах не принимаются, но только чистый хоррор. Понятно, что Ольга Рэйн уже достала, но борьба против неё не должна допускать путаницы и логических противоречий.