DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Василий Рузаков - автор

Дмитрий Васильев – владелец лейбла Monochrome Vision, автор подкаста «IEM - Независимая электронная музыка – история и современность», он занимается проведением концертов культовых исполнителей индустриальной и экспериментальной музыки. А теперь еще и выпустил «персональную энциклопедию» итальянского industrial. Обо всем этом мы поговорили в эксклюзивном интервью с Дмитрием.

«Аборт Мозга» – казалось бы, идеальное название для грайндовой группы, в которой будут страшным голосом реветь что-нибудь на медицинские темы. Но нет – за микрофоном здесь вокалистка, а сама музыка и тексты полны еле скрытой иронии. О самом проекте и творчестве в целом DARKER побеседовал с певицей Сабриной Амо, которая в свободное время еще и рисует жутковатые картины.

Достаточно было один раз Заппе сказать, что говорить о музыке – все равно что танцевать про архитектуру, и все – шила в мешке больше не утаишь. Как описать словами воздействие музыкального произведения, не впадая ни в пустопорожнюю образность, ни в академический терминологизм? А уж подводить «музыкальные итоги года» – занятие и вовсе для самоуверенных идиотов или Дон Кихотов. Тем не менее, попробуем.

Стефан Джоэл Вайссер, более известный как Z'EV, скончался в конце прошлого года – и, пожалуй, именно его смерть стала потерей года среди авторов темной музыки. Пионер индустриальной музыки, поэт, ученый и мистик – но оставшийся этаким «музыкантом для музыкантов». Уважаемый коллегами, но практически неизвестный широкой публике, он начал играть еще в конце шестидесятых – и продолжал до самой своей смерти. Как сказал о нем один из музыкальных критиков: «Он не просто ломает правила, он меняет их».

Тестирование «слепым методом» — довольно известный в науке прием: допустим, больным выдают экспериментальное лекарство и плацебо, но у кого из них что — участники эксперимента не знают. В этот раз, впервые в практике «Даркера» мы устроили нечто подобное с рецензиями: четырех рецензентов музыкального раздела попросили ознакомиться с новым альбомом, не зная, кто его автор.

В этой группе играл племянник первого президента Кении, а пел мексиканский рэпер. Тематикой их песен были проблемы национальных меньшинств, борьба с произволом полиции и другие острые вопросы, а убеждения группы были откровенно левыми, прокоммунистическими. Тем не менее, после выхода первого же демо за право подписать контракт с этими революционерами и бунтарями передрались международные корпорации. Разгадка проста: музыка Rage Against the Machine не имела и не имеет себе равных.

Этот культовый актер, по сути, попал в кино благодаря дружбе с одноклассником. В фильме этого одноклассника он сыграл роль, к которой возвращался потом всю жизнь, роль, по которой его знают даже те, кто в жизни не видел ни одного фильма ужасов. Но именно в той роли он носил на лице столько грима, что его настоящее лицо знает далеко не каждый поклонник жанра. Он – это Даг Брэдли, которого иногда так и называют – Пинхед. Даже когда речь идет о совсем других его ролях, которых, кстати, было немало.

«Я видел будущее хоррора, его имя – Клайв Баркер» – так сказал Стивен Кинг, если верить рекламному ролику «Восставшего из ада». В чем-то предсказание оправдалось: слава Баркера вполне может потягаться со славой Кинга, а в некоторых отношениях англичанин даже превзошел американца. Судите сами: да, по мотивам книг Стивена снято больше фильмов, но зато у Баркера не одна режиссерская работа, а три. Причем две из них – бесспорные шедевры.