DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Дмитрий Квашнин - автор

Англия. Век семнадцатый. Революция, Оливер Кромвель, Джон Мильтон, лорд Рочестер и... вампиры! А также маленький мальчик, который становится сначала юношей, а затем и мужчиной на фоне всего этого дождливо-серого, безрадостного и порою страшного исторического прошлого. Такова фабула романа Тома Холланда «Избави нас от зла». Ранее этот писатель уже поведал нам о знаменитом вампире, лорде Байроне, теперь же предлагает погрузиться в ещё более далёкое прошлое Англии.

В «Имаро 2: В поисках Куша» чернокожий воин обретает цель, объёмную, большую, за которой наверняка стоит что-то более крупное; идёт по пятам за похитителем любимой женщины, проникает в некий Город Безумия… Отличия Имаро, персонажа канадского писателя Чарльза Сондерса, от Конана и других известнейших героев жанра «меча и магии» выявил Дмитрий Квашнин.

Не зря говорят, что месть — это блюдо, которое нужно подавать холодным. Скорое и непродуманное возмездие может не принести того удовлетворения, на которое рассчитываешь. Но если у тебя вдоволь времени, то зачем торопиться? Можно всё тщательно продумать, просчитать, не считая часов и дней. Тогда месть действительно станет холодной. Или?..

Джон Уильям Уолл, писавший под псевдонимом Сарбан, является автором нескольких мистических и фантастических произведений. Повесть «Рингстоунз» он создал, опираясь на ставшие классическими и узнаваемыми сюжетные ходы «Поворота винта» Генри Джеймса и чарующую прозу валлийского писателя Артура Макена. Что получилось в итоге, выяснил Дмитрий Квашнин.

Англоязычный хоррор издавна противопоставляется всему остальному, и в первую очередь — ужасам континентальной Европы. А между тем эта сторона света может предложить свои интересные и оригинальные страхи, порой разительно отличающиеся даже от кошмаров хотя дружественной и соседской, но всё же англоязычной Британии. DARKER отправляется в Европу, чтобы познать тему номера изнутри.

Независимое творческое объединение Puritan Comics заявило о себе достаточно громко только в 2016 году, но история возникновения этого коллектива авторов берёт своё начало много раньше. Ещё в 2014 году вышел комикс «Железнобокий», рецензия на который украсила один из номеров DARKER. Сейчас сценарист Владимир Мещеряков и художник Андрей Ильиных с новыми силами взялись за своё детище — комикс «Звездопад». О творчестве, комиксах и многом другом DARKER расспросил Puritan Comics.

Хоррор Бельгии, если оставить за скобками Жана Рэя, нам почти неизвестен. Ещё из довольно-таки видных имён вспоминаются разве что Томас Оуэн и Эдди Бертин. Но есть и другие авторы, оставившие свой след в «тёмной» литературе. Мишель де Гельдероде известен прежде всего как драматург. Однако в его библиографии есть целый сборник мрачных рассказов под названием «Колдовство». Хотя многие произведения, вошедшие в эту книгу, переведены на русский, пожалуй, самый известный рассказ — «Больной сад», пока не известен русскоязычному читателю.

В старые добрые времена господства палп-журналов на рынке фантастической беллетристики было много всего интересного. Писатели пробовали себя в чём только могли, экспериментировали, искали. Джек Уильямсон, известный в среде любителей научной фантастики автор, написал в 1932 году повесть «Волки тьмы». Эта история совместила в себе ужасы и научную фантастику — и стала одним из самых известных произведений автора.

Кир Булычев. Писатель, за седой бородой которого всегда скрывалась добродушная и, может, чуть грустная улыбка. Алиса Селезнёва, доктор Павлыш, Великий Гусляр... Всё это — старая добрая советская фантастика. Тем удивительнее метаморфоза, произошедшая с Булычевым в 1990-е годы. Его творчество стало злее, циничнее, мрачнее. Примером этому может служить повесть «Наездники», изданная в 2002 году, за год до смерти автора.

Очень странно. Очень необычно. Очень неуютно. Так можно было бы охарактеризовать роман Пера Валё «Стальной прыжок» — мрачную антиутопию, беспросветную и сухую. Эпидемия почти выкосила население небольшой страны, так что её даже пришлось закрыть на карантин. Лишь комиссар Йенсен в состоянии пролить свет на это таинственное дело. Неординарной мрачной шведской антиутопией насладился Дмитрий Квашнин.

Лютер — обычный парень, ботан, задохлик и всё такое… Никто на него и внимания не обращает — ну, кроме школьных негодяев, вечно не дающих ему прохода. Обычная ситуация. И тут — о чудо! — Строуд неожиданно узнаёт о системе «Геркулесов метод», позволяющей в краткие сроки сделаться из невзрачного ботана накачанным красавчиком! Он заказывает книжку, та приходит по почте и...