DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики
ЗЛО

Елена Щетинина - автор

…обезьяны, кашалоты и даже зеленый попугай вполне могут оказаться героями какого-нибудь зоохоррора (если вообще уже не оказались). Тема эта обширна, и на ее полях пасутся сотни, если не тысячи тучных текстовых коров. Поэтому пришлось усушиться-утруситься, чтобы получился топ, а не целая книжная полка. Наш постоянный автор Елена Щетинина выбрала семерку самых знаковых зоохорроров из мира литературы.

Произведений, описывающих – или хотя бы упоминающих – ту или иную техногенную катастрофу или, на худой конец, опасность, тысячи. Конечно, сейчас многие из текстов, созданных уже даже и не в XIX веке, выглядят наивными. Чуть глуповатыми. И нередко весьма идиотскими. Однако именно они заложили основы современного технохоррора. Поэтому если какие-то из произведений в нашем топе вас не испугают… вы просто родились слишком поздно.

Романов, повестей и рассказов, созданных на основе сюжетов сказок — великое множество. Антологии интерпретаций классических сказочных сюжетов более любопытны. Во-первых, под их обложкой уже собрано энное количество интересующих нас произведений, во-вторых, в них нередко зовут весьма знаковых авторов, а в третьих — какая-никакая концепция отбора присутствует. Топ таких антологий составила Елена Щетинина.

Скажем честно: женщины испокон века убивали своих мужей. Как, впрочем, и наоборот. Иногда было проще ликвидировать надоевшую вторую половинку, чем проходить через сложную (а то и невозможную) процедуру развода. Еще реже — когда приходилось уничтожать и третью половинку. Совсем единичные случаи — смерть четвертых и пятых. Так и появилась сказка о Синей Бороде. Нашу героиню тоже прозвали Синей Бородой — «миссис Синяя Борода». Правда вот, жертвы-счастливицы, которой бы удалось спастись в последний момент, в этой истории нет.

Романов и рассказов ужасов, действие которых происходит в праздники, очень много. По предварительной статистике, в качестве даты лидирует (кто бы мог подумать!) Хеллоуин, потом идет Рождество и так, по мелочи, все остальные (особенно локально-национальные) праздники. Есть в этом какое-то извращенное наслаждение — показать «на тебе!» всему этому благолепию, разнаряженным детишкам, богато накрытому столу, подаркам, шуткам и смеху. Елена Щетинина выбрала пятерку страшных праздничных рассказов.

Список мужчин — серийных убийц насчитывает не одну сотню человек — в то время как такой же список, но уже женщин, едва-едва эту самую сотню наскребет. Елена Щетинина углубилась в тему и вспомнила аж первую в истории США женщину — серийную убийцу. Достоверной информации о ней сохранилось немного, но чтобы получить какое-никакое представление спустя двести лет — вполне хватит. Итак, знакомьтесь: Лавиния Фишер.

Книг о болезнях много. Очень много. Невероятно много. Самых разных жанров — от философской притчи до так милого нашего сердцу хоррора. Самых разных объемов — от рассказов до антологий и циклов. Одно перечисление названий заняло бы целую статью — а уж если давать каждому произведению хотя бы краткое резюме, то на это потребуется целое приложение к DARKER. Однако каждое из них очень любопытно, необычно, качественно — каждое по-своему — раскрывает тему болезни.

Соседские дети, громко орущие под окном дурацкую считалочку про дохлую кошку, не дают Артему наслаждаться субботним днем. И он решает сделать им ответную пакость. А на следующий день просыпается с болью в горле…

Когда речь заходит о маньяках СССР, в первую очередь вспоминают Чикатило, потом Спесивцева и Сливко. Потом — «Мосгаз». Потом… и так десяток. Конечно — к сожалению! — подобных ублюдков был не один десяток. К счастью — имена многих практически неизвестны широкой публике, так и оставшись росчерками выцветших чернил на пожелтевшей архивной бумаге. Не те это персонажи, о которых стоит хранить память. Но об одном из них — самом первом — в своем цикле статей рассказывает Елена Щетинина.

Чума — далеко не единственная болезнь, которая выкашивала людей тысячами, а то и миллионами. Спустя столетия ее ужасы приедались, чумные бубоны становились зловещим, но известным симптомом, человек помирал в установленные сроки, а жизнь шла далее своим чередом. А вот эпидемии новых, неизвестных, непонятных — и от этого еще более пугающих — болезней, вводили врачей в состояние шока, а людей — в мистический экстаз. Каждая новая хворь считалась знамением, вестником Апокалипсиса и началом отсчета до конца света.

Чистый космохоррор встретишь редко. Чаще всего сюжеты приводят читателей на какие-нибудь далекие планеты, либо обрушивают страшных космических тварей на нашу Землю. А вот хоррора о том, как страшно и неуютно может быть в корабле, летящем в открытом космосе — раз-два и обчелся. Наш постоянный автор Елена Щетинина не без труда, но составила топ из произведений, которые отвечали бы данным требованиям.

DARKER запускает новый цикл статей, который будет посвящен тем, кто был первым в своем роде. Тем, кого хоть и превзошли последователи, но кто навсегда оставил свой ужасный след в истории. Тем, от чьих преступлений и по прошествии многих лет стынет кровь в жилах… В первой статье цикла Елена Щетинина расскажет о Мэри Белл — девочке с глазами цвета льда и первом ребенке — серийном убийце.

В антологии «Кровь? Горячая!» хоть и присутствуют вампиры, их нельзя назвать яркими или темообразующими персонажами, да и сами рассказы с их участием не выделяются на фоне остальных историй. Основной массив текстов выглядит весьма достойно, учитывая скользкую и в приличном обществе табуированную тему секса, которую надо было отработать не только читабельно, но и «ужасно».

Зима — готовое топливо для ночных кошмаров. Холод, голод, белое безмолвие, безысходность и никто не узнает, где могилка моя. Вечная мерзлота — один из распространенных постапокалиптических сюжетов, где герои вынуждены бороться с неуязвимым и бессмертным врагом — климатом. Что же тогда говорить о тех книгах, где в белизне зимних дней и темноте зимних ночей бродят непонятные и явно не привечающие людей существа? Мы попробовали составить топ книг, где зимний антураж был бы не просто симпатичными (или жуткими) декорациями, а играл бы очень важную роль в сюжете — или влиял на читателя.

В каждом уважающем себя населенном пункте — от города до села — найдется хоть маленькое да захудалое, но привидение. Не обязательно даже человека — на худой конец хоть домашнего животного. Иначе никак нельзя, неприлично как-то. А уж если речь идет о музеях — тем более, музеях-квартирах! — то тут привидений может быть больше, чем хозяек на коммунальной кухне. А каким из них удалось пробиться сквозь плотный строй коллег и занять первые места в народной памяти? О наиболее выдающихся реальных призраках планеты рассказывает Елена Щетинина.

Обаяние классических историй о привидениях кроется в архаической стилистике, передающей живой рассказ, напоминающей, что нередко эти истории читались вслух аудитории, для чего манера повествования от первого лица была идеальна. Сборник «Карета-призрак» будто создан для чтения друзьям, в дождливую ночь, в полутьме…