DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Ник Кащеев - автор

Они кажутся смешными и забавными. Сопровождают бродячих артистов, участвуют в цирковых представлениях, а в зоопарках вольеры с обезьянами неизменно собирают вокруг себя толпу любопытной детворы. Но так ли они безобидны в дикой природе? В Кении, например, в периоды засухи бабуины регулярно вступают в схватки со своими разумными собратьями по отряду приматов, и потери несут обе стороны. Именно эта тема легла в основу фильма «В тени Килиманджаро» 1986 года, который позволяет взглянуть на этих милых и забавных на первый взгляд созданий совсем под иным углом.

Под них не трясут патлами нетрезвые поклонники фолка и пива. Эта группа вообще не дает концертов. Ее участники живут в разных городах и ни разу не собирались вместе. Речь пойдет об одном из самых необычных проектов российской, а возможно, и мировой тяжелой сцены, группе Tenochtitlan. Взяв за основу историю и мифологию ацтеков и майя, сегодня эта группа вполне достойна встать в один ряд с Melechesh, Nile, Rudra и другими этно-метал-проектами, разрабатывающими экзотические направления.

Несмотря на то, что обителью призраков традиционно считаются заброшенные дома и замки, театры, а вернее, их закулисные помещения, хранят не меньше тайн и легенд, многие из которых носят весьма мрачный характер. В свете этого неудивительно, что вышедший в 1910 году роман Гастона Леру «Призрак Оперы» наряду с «Дракулой» Брэма Стокера и «Франкенштейном» Мэри Шелли подарил миру один из самых известных хоррор-сюжетов.

Когда-то страх перед неизвестным заставлял наших предков прятаться в пещерах. С тех пор человек осмелел настолько, что успел собственноручно возложить на себя корону царя природы. Но все тот же первобытный страх охватывает многих из нас при мысли о том, что происходит с сознанием после смерти телесной оболочки. Именно этот страх исправно пополняет кошельки экстрасенсов, медиумов и, разумеется, представителей духовенства. Мы же сегодня рассмотрим, как создатели фильмов в жанре хоррор выстраивают диалог между живыми людьми и душами умерших.

Московская группа «Крематорий» стоит особняком в когорте так называемых легенд русского рока. В их творчестве вы вряд ли увидите много намеков на бессмысленный и беспощадный русский бунт. Зато Крематорий – это тот редкий случай, когда саунд и атмосфера вызывают интерес даже у искушенного слушателя, начиная с самых первых студийных альбомов. В мире их песен атмосфера безысходности разбавлена бурными оргазмами, а серую реальность ставят на уши веселые и слегка пугающие создания.

До сих пор запрещенный в ряде стран роман «120 дней Содома» принадлежит перу небезызвестного маркиза де Сада и, по мнению автора, является самым грязным произведением во всей его библиографии. Наиболее известная его экранизация, в свою очередь, стала не только самым ярким творением Пьера Паоло Пазолини на режиссерском поприще, но и, по одной из версий, стоила итальянскому постановщику жизни. О классической картине «Сало, или 120 дней Содома» вспомнил Ник Кащеев.

В 1898 году британский полковник Джон Паттерсон, назначенный руководить строительством железной дороги в Центральной Африке, сполна испытал те же ощущения, что и наши далекие предки, когда они, голые и безоружные, оказывались один на один с хищником. Нападения львов в тех краях не были редкостью, но их методичный отстрел уже стал для человека делом техники. Однако Паттерсону противостояли не самые обычные львы — и именно эта история легла в основу картины Стивена Хопкинса «Призрак и Тьма». О фильме рассказывает Ник Кащеев.