DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


19. Финал. Отзывы Марии Артемьевой

Анчибелов дуб

Автор так долго раскачивался, что, кажется, до последнего не знал, о чем ему лучше написать. В итоге текст получился невнятный, с рыхлой композицией, стилистически сумбурный.

Главный персонаж, выбранный автором для того, чтобы служить «глазами» читателю - через него, через его восприятие подана завязка и основная часть сюжета – ни сочувствия, ни интереса герой этот не вызывает. Его лексика не соответствует его образу. «Моча». Разве может так выразиться деревенский пацан, да еще разбойник? Да еще в своем внутреннем монологе? Чушь. Такая же чушь, что он про себя говорит о понравившейся ему девушке - «она миленькая». Штампы и неправдоподобие.

Авторы чего-то нагнетают, нагнетают, а вместо страха или хотя бы отвращения – лепет выходит и смешно делается. Так и тянет пожать плечами: что за бред?.. Извините, автор, не оценила я вашу работу.

Выкройка

Весьма умело написанный рассказ. (Я удивлюсь, если написал его не тот самый автор, на которого я подумала, увидев слова «пайперкрафт» и «спякота». Но и порадуюсь, если это не он. Потому что это будет означать, что у нас прибавилось хороших авторов).

История захватывает, что называется, «с порога», и держит, не отпуская вожжей, до самого финиша. Все в ней на своем месте, вовремя, гармонично и так, как надо. Одного не хватает этому рассказу: идейного содержания.

То есть, если честно и по сути, то история эта представляет собой густо замешанный микс из банальных и обглоданных всеми авторами и вдоль и поперек пользованных сюжетов ужасов: древние боги, черная Африка, таинственные оживающие куклы… Встряхнуть и перемешать. И получится этакий медведосвин. Прикольный, живой, но пустой внутри. Пустой, пустой. (Пайперкрафт).

А по-настоящему классная история должна иметь еще одно, духовное измерение. Вот этого в «Выкройке», к сожалению, нет.

А вот еще одно достоинство рассказа: закончен он в самый правильный момент.

Вязь

Жутковатый рассказ. Но настоящий ужас подпортили несколько вещей. Некстати затягивающие развитие сюжета описания – не всегда к месту, словно их вклеили чисто ради «атмосферы». И то, как бабка расправлялась со своими жертвами. Воткнуть спицу в живот ребенку – это ужасно, это пугает. Но вязать детей из чужих кишок – это сказки братьев Гримм. Жутковато, но, скорее, смешно, чем страшно. Даже дети понимают: ТАК НЕ БЫВАЕТ, и ЭТО ТОЧНО.

Автор склонился от реализма – к сюрреализму, а это - в данном конкретном случае - перевело повествование в иную плоскость, и вместо ужасов на свет появилась фантасмагория, сказка-пугалка для маленьких детей.

Тем не менее - неплохо.

Грешники

Текст показался очень слабым. Не столько ужасы, сколько попытка социальной фантастики, не продуманная и не впечатляющая. «Бог умер». «Это секта». Какие супероткровения! Уже можно бояться?.. Извините, автор.

Забытое письмо

Что это было - тонкий стеб или грубый троллинг?.. Карла у Клары невинность украл. Хм…

Единственное, за что могу похвалить автора – стилизация вышла лучше, чем можно было ожидать. Хотя и тут не без огрехов: время «создания письма» не определить. Первая часть кажется написанной в начале 20 века, но события рассказанной «ужасной» истории относятся то ли к петровским, то ли к послепетровским временам, начало 18 века – не понятно.

Персонажи – какие-то карикатуры на людей. Или даже не на людей, а на литературных персонажей. В общем и целом все они – бедная одноногая собачка, призванная выдавить из читателя… что? Слезу? Нервный смех? Автору, кажется, не важно – главное, выдавить. Поэтому он своими персонажами – картонными фигурками – так лихо распоряжается и наворачивает, наворачивает чепухи!..

Ну, посудите сами. У главного героя - жена в опасности, какой-то неизвестный карла оккупировал дом … Что должен сделать в такой ситуации русский дворянин-помещик, барин в своей вотчине, желая спасти жену?.. Автор полагает: никак иначе не может этот человек поступить, как только уехать в самый критический момент куда-то в столицу, неизвестно чего и у кого там просить, а жену и дом оставить в полном распоряжении злодея. В надежде – авось все устроится.

Вот так. Слабоумие и отвага.

Если авторы этого рассказа Чип и Дейл, им я могу простить подобные сюжеты и подобных персонажей. Но больше никому. Потому что это не хоррор, а пасквиль - на действительность, на историю, на Россию и даже на саму хоррор-литературу.

И наступила…

Может быть, у автора этого рассказа русский - второй язык? Автор оторван от родины, изолирован от русской литературы и Рунета?.. Или он пишет свои произведения, взяв в соавторы Т9?..

Такого количества загадочных выражений даже в самом графоманском отечественном тексте не встретишь.

«отчего в вопросе поселился сохатый лось» (Отчего – фиг с ним. А вот - как?!)

«Обученные попугаи, перекривляющие учителей» (Перекривляющие… Учителя и попугаи? Какая между ними связь?! Как между вороной и письменным столом, что ли?.. Как у Алисы в Стране Чудес.)

«По-детски прозрачный, идущий в разрез с полной грудью»… (??)

«как с губ невесты врывается мужской бас» - может, СРЫВАЕТСЯ? Однако, после «лосей в вопросе» не уверена, что угадаю…

«цокая вилкой по фаянсу»

«Напряжение скорректировало фонацию».

«Лёжа на перинах, Арбенин выпускал в потолок долгое «о» и дегустировал результат.

– Протухла. Испортилась. Она невкусна!» - (Читатель, недоумевая, выпускает долгое «Ээээ». Кто «она»? Чего Арбенин выпускал, лежа на перинах?... А потом «дегустировал»?.. Фу, блин).

Описать эффект от чтения рассказа, написанного столь странным языком, можно только словами самого автора. Цитирую:

«Что же это? – ужаснулся чтец, – фальшивинка на фальшивинке!»

Да уж. Но финал у рассказа хорош. Настолько хороший финал, что прямо-таки затмевает все претензии. После него становится понятно, к чему нужны были автору все эти «лоси» и «фальшивинки». Они выбивали почву из-под ног читателя. Как известно, словом можно убить. Словом можно проклясть, словом можно заколдовать. И можно словом покалечить реальность так, что вы будете корчиться и мучиться не один день и не одну ночь впоследствии, силясь представить и осознать, что же такое «наступила…»

Вне всяких сомнений – этот рассказ - лучший литературный эксперимент на конкурсе.

Их корм

Просто отличная история. Написана легко, динамично. Поистине художественная идея и даже идеология есть, и психологический подтекст: девушка-жертва - девушка без лица.

Ну и шикарный, шикарный финал: «Не бойся!»

Прямо-таки вызов для конкурса хоррор-рассказа! Чрезвычайно смело. Экстремально. И тоже неплохо в плане эксперимента. Свежо.

Крысобой

У меня создалось ощущение, что рассказ полностью не загрузился. Или автор не успел дописать финал. История любопытная, но оборвана «на полуслове». Как-то все же надо связать ниточки – в чем был смысл рассказа о крысобое, кто из двоих врет, и кто кого убил?

Конечно, «В чаще» Акутагавы не имеет однозначного ответа в финале, но это не значит, что любому рассказу ужасов можно отрывать финальные части и заканчивать рассказ ничем.

Невозможно правильно оценить незаконченное произведение, а этот рассказ именно таким и представляется.

Куйва

Эта история ужасов сделана совершенно в плане классических канонов жанра. Написана она легко, легким языком, динамична, ее легко представить и пересказать в двух словах. Это ее плюсы. Но в этих же свойствах рассказа, как это обычно и бывает, кроются и его минусы, слабые стороны. У этой классически канонической истории слишком заюзанный сюжет. Он блестит, лоснясь от пятен, захватанный и залапанный другими. Уже с середины понятно, что будет в этом рассказе дальше и чем все кончится. И это обидно.

О Чугае и Царствии небесном

Местами было отчетливо заметно, как автор создает «атмосферу».

Например, используя вот такой «оживляж»:

«Горотдел затаил дыхание в предвкушении, глядел глазами черно-белых фотороботов внимательно, с насмешливым прищуром. Ему, похоже, было все равно, кто победит.»

Замечательно само по себе. Но в рассказе не работает, потому что для хорошего рассказа нужна цельность, нужно, чтобы все детали сцепились в единый механизм, и каждый бы винтик и шестеренка двигали главную художественную идею. А тут – все винтики и шестеренки в наборе, но все по отдельности. Поэтому нет единого впечатления: лезут швы наружу. А это нехорошо. Нехорошо, когда читатель видит прием. Я не хочу видеть – КАК автор что-то сделал. Я хочу видеть КАРТИНКУ.

Особенно обидно, когда автор заговаривается настолько, что и сам забывает, какую картинку он перед этим рисовал. Например, у костяного меча внезапно появляется ржавчина:

«чиркнув по ржавчине меча» - это как-то удручает.

Зачем была нужна сцена в кабаке? Что она должна была сделать, для чего она?... Автор, если вы просто раздували объем – фи вам!

Написано хорошо, хотя и есть к чему придраться. Но это не главное. Неприятно другое. Все так здорово и круто, и все время ждешь чего-то, какого-то откровения… Но оно так и не является. Поэтому в итоге чувствуешь себя этаким Чугаем, которому в спину автор вцепился, куда-то повел, подгоняя когтями, а потом бросил, так и не объяснив: куда гнал, чего хотел и что вообще происходит?.. Очень может быть, что ничего и не было, а только одна белая горячка.

Потерявшиеся в Мохабине

«Я буквально выдёргиваю из кармана телефон, наушник выпадает из уха, и направляюсь к почтовым ящикам на углу, общим на несколько домов. Ящики ржавые, они шелушатся и едва слышно потрескивают. Я бросаю телефон в ячейку с табличкой «Интернет», и он исчезает внутри, провод наушников всасывается в узкую щель.

От камней поднимается пар.

Затмение… да, но только в моей голове...»

Еще одно «затмение в голове». Практически весь рассказ написан по принципу казахских акынов: «что вижу - то пою». Что поет и зачем – неизвестно. Вообще сама идея довольно абсурдная – кому такая пленка понадобилась? Кому она могла бы быть интересна? Почему дети стали ее записывать? Какой был смысл в этом?

Монотонная фразировка раздражает ужасно: весь рассказ на одной ноте. Фу так писать.

Скворцы

Скворцы, Пери, Афган. Замешано густо. Технически отточено. И финал не плохой. И вроде бы все со знанием дела написано: антураж достоверный. Психология, мотивация… И все равно этот рассказ эмоций у меня не вызвал. Не зацепил.

Среди теней

Этот рассказ вновь подтверждает главную аксиому, открытую литературой ужасов: самая страшная тварь на свете – человек. Человек безбожный – тот, кто, восстав против божьей воли, пытается воплотить свою, не гнушаясь никакими средствами.

И живем мы все среди них – среди теней. Тех, кто разве что внешнюю оболочку носит человеческую, а внутри – ни рыба-ни мясо, тень. А всякая тень, обретая плоть, становится монстром.

Лучший рассказ конкурса. Страшный. Логичный. Оригинальный. Самое то.

Комментариев: 6 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Не Чугай 22-12-2018 16:41

    Особенно обидно, когда судья читает настолько невнимательно, что и сам забывает, что только что прочитал. Например, выдумывает какой-то костяной меч, хотя в рассказе речь идет о железном мече с костяной рукоятью. Это там написано черным по белому. Как-то удручает.

    Учитываю...
    • 2 Костяной 22-12-2018 18:55

      Не Чугай, еще обиднее, что меня с маленькой имени пишут. Три года всего прошло, а уже такое неуважение.

      Учитываю...
    • 3 Костяной 22-12-2018 18:57

      Буковы! Не имени. Заговариваюсь от гнева.

      Учитываю...
      • 4 Бесобой 22-12-2018 19:31

        Костяной, изыди, нечистый! Из праха рожден -- в прах обратишься, а с нами крестная сила и Артемьева М. Г., аминь!

        Учитываю...
  • 5 Дмитрий Костюкевич 22-12-2018 15:39

    Спасибо за отзывы!

    Учитываю...
  • 6 Забытое письмо 22-12-2018 15:33

    Благодарствуем!

    Учитываю...