DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Артем Сидоров «Сэр Вэграль Невкусный»

Иллюстрация Ольги Мальчиковой

Солнце уже скрылось за хрущевками с их посеревшими от времени стенами и церемониально развешанным на балконах бельем. Промозглый осенний ветер хлопал простынями и сбрасывал вниз носки, обрекая хозяев на бесплодные поиски в чреве стиральной машины.

Гоша хоть убей не понимал, кому придет в голову что-то сушить на улице в середине ноября. Кутаясь в тоненькую куртку, он резво шлепал по раскисшей дорожке в направлении облупившегося двухэтажного дома.

Хорошенько зачерпнув кроссовкой из грязной лужи, Гоша приоткрыл поросшую объявлениями дверь и просочился в подъезд. Тяжелый полиэтиленовый мешок в костлявых пальцах приятно позвякивал.

Как единственный обладатель пусть жиденькой, но бороды, именно Георгий покупал на всех пиво и разноцветные коктейли. У Антохи с волосами на лице не задалось, а Таньке еще лет пять не продадут без паспорта — даром что ей через год восемнадцать.

Раньше, правда, еще был Вася…

Гоша печально шмыгнул носом.

Три дня назад жизнь товарища оборвалась под колесами лесовоза, а его богатый внутренний мир широкой дугой размазался по асфальту. Многотонные грузовики каждый день мчали сквозь поселок, напрочь игнорируя покосившиеся дорожные знаки.

Короткая экспертиза, дежурное отпевание, торопливое прощание под проливным дождем, и вот уже сырая земля тяжело шлепается на крышку гроба. Гоша раньше и не думал, что смерть — это так быстро.

Еще вчера тебя ругали за двойку по геометрии, а сегодня ты уложен в компактный сосновый ящик и помещен на глубину пары метров в грунт. Люди водрузят наверху нехитрый крест, даром что ты никогда не верил в Бога, постоят немного и разойдутся.

Теперь четверка друзей стала тройкой, и сегодняшние посиделки были окрашены в печальные тона.

Звонок в Антохиной квартире перестал работать задолго до рождения хозяина. Воровато оглянувшись, Гоша отстучал секретную последовательность.

Тук. Тук-тук. Тук.

Ребята уже вышли из возраста, когда так здорово устраивать штаб в заброшенном гараже, пускать внутрь только «своих», выдумывать пароли и строить грандиозные планы по ограблению яблони бабы Клавы.

Нет, условный стук был вполне актуальной мерой безопасности. Никто из компании не мог похвастаться хорошими отношениями со сверстниками — даже сейчас под глазом Георгия расплылся баклажановый синяк.

В единственную в поселке школу ребятам приходилось таскаться шесть дней в неделю, и каждый из них согласился бы отведать рагу из помойной крысы, лишь бы избежать ежедневной порции унижений и «воспитательных» тумаков.

В любом классе есть неудачник, над которым все смеются. Но над этой троицей потешалась вся школа.

Почему?

Да просто так. Потому что это весело, тебе за это ничего не будет, да и вообще — нужно же хоть чем-то разнообразить унылые школьные будни.

Сутулого Гошу стебали за низкий рост и общую хлипкость конструкции, Таньку — за лишний вес и прыщи, Васю — за косоглазие, Антона — за компанию. А чего он водится с неудачниками?

Разумеется, с последним уроком мучения не заканчивались. Передвигаться по улицам следовало осторожно, закоулками — или, наоборот, выбирая наиболее людные места. Годы издевательств приучили оглядываться на любой шорох, и если бы ребята знали, что такое вьетнамский синдром, то обязательно примерили бы на себя этот диагноз.

Защелкали замки, и дверь приоткрылась, впуская Георгия в тесный коридор обшарпанной однушки. Сдав хозяину пакет, он привычным движением закинул мокрую куртку на вешалку, сунул ноги в огромные гостевые тапочки и прошлепал в комнату.

Танюха уже была на месте, развалившись в скрипучем продавленном кресле. Стоит отметить, что в это самое кресло она едва помещалась, заставляя несчастную мебель жалобно хрустеть.

Гоша приземлился на табуретку около широкого стола-раскладушки, бросил грустный взгляд на пустующий диван.

— Без Васи вообще не то будет, — уныло протянула Таня. — Мы вдвоем партию не вытащим.

— Да, без танка туго придется… — неуклюже согласился Гоша.

Смерть для него всегда была чем-то абстрактным. Она случалась с кошками на трассе, с одинокими бродягами в суровую карельскую зиму, с родственниками из Саратова… да с кем угодно, но обязательно где-то далеко.

И вот хмурые мужики в спецовках отскребают Васины останки от мокрого асфальта дребезжащими прямоугольными лопатами.

Вошел Антон, расставил перед гостями кружки. Гоше досталась треснутая «С днем рождения!», а Тане был пожалован высокий стакан с Винни-Пухом. Не желая уподобляться дворовой шпане, друзья пили исключительно из домашней посуды. Вальяжно посасывать пиво из бутылки негласно считалось моветоном.

— Ничего, поднажмете, — подбодрил Антон. — Мне этого босса под двоих уже не пересчитать, так что придется припотеть!

— Ага. — Гоша поджал губы и неловко приподнял тяжелую кружку. — Ну, это…

— Угу.

— Давай.

Выпили не чокаясь. Этот ритуал ребята подглядели на похоронах.

Антон расположился во главе стола, отгородившись высокой ширмой мастера. За ней он творил свои хитрые подсчеты, руководствуясь целой стопкой мятых инструкций.

В «Подземелья и драконы» друзья начали играть год назад, когда Вася притащил на сходку помятую разноцветную коробку. Увлекшись волшебным миром, ребята исправно собирались каждую неделю, чтобы на несколько часов облачиться в рыцарские доспехи и мантии чародеев.

И, конечно, хорошенько наподдать чудовищам всех форм и размеров! Благо все фэнтези в школьной библиотеке уже было перечитано, и объяснять друзьям, кто такие хоббиты, элементали и некроманты, не требовалось.

Играли втроем, Антону же комфортнее сиделось в кресле мастера — писать сценарии, вести игру и неторопливо рассказывать, к чему привели те или иные действия персонажей.

К своей задаче он подходил со всей ответственностью.

Задергивая пыльные шторы, устраивал в комнате почти интимный полумрак. В ход шли страшные маски, ароматические свечи, таинственные и будоражащие мелодии из динамика потертого телефона. К каждой партии Антон подбирал совершенно уникальную обстановку, подходящую именно этой главе истории.

Последние три игры команда выслеживала сектантов в портовом городке. Язычники каждый раз ухитрялись ускользнуть, оставляя за собой огарки ритуальных свечей и выпотрошенные тела. Но и ребята были не промах, так что сегодня отважным героям Гор-Хану и Таланиэль предстояло настигнуть врага в развалинах подземного храма.

По этому поводу на стенах скалились пластмассовые черепа, повсюду чадили свечи, а на отслоившемся куске обоев Антон нарисовал размашистую пентаграмму. Быстро потыкав в экран телефона, он запустил одну из своих любимых «пещерных» мелодий.

Атмосфера получилась что надо! Еще и гроза за окном разыгралась — идеально.

Ребята еще немного посидели, чувствуя, как по телу растекается приятное тепло. Обсудили пару игровых моментов, разложили кубики, и вот наконец пришла пора начинать.

— Ну, поехали, — хрустнул пальцами Антон. — Итак, вы стоите перед внушительной каменной дверью. Видно, что ей часто пользуются, но сейчас она заперта. Изнутри слышны…

Размеренный голос мастера прервал звук из коридора. Антон запнулся, переглянувшись с друзьями. Через некоторое время звук повторился.

Тук. Тук-тук. Тук.

Все, кто мог знать секретную последовательность, сидели в комнате.

— Вы кому-то?.. — осторожно поинтересовался Антон.

Испуганные взгляды друзей говорили сами за себя.

— Может, переждем? — шепотом предложила Таня.

Гоша съежился на табуретке и часто закивал. Если пароль прознали одноклассники, ничего хорошего в подъезде ждать не могло.

Стараясь не шуметь, Антон осторожно поднялся из кресла.

В дверь заколотили кулаком.

Бум. Бум-бум. Бум.

Пыльный ковер скрадывал шаги, и Антон бесшумно выглянул в коридор.

Хлипкая дверь тряслась от гулких ударов. Либо стучали по очереди, либо незваный гость не щадил кулаков.

Бум. Бум-бум. Хряп.

После небольшой паузы штурм продолжился. Теперь колотили ногами.

В двери что-то хрустнуло. Едва ли подгнившее дерево годилось для длительной обороны.

Антон бросил взгляд на телефон — гроза, нет сети. В поселке и так почти не ловит, а в непогоду — без шансов. Да и полиция едва ли потащится из областного центра. Буйных алкоголиков в округе пруд пруди, не гонять же сотрудников на каждый вызов.

Позвать на помощь? Из соседей только баба Клава, ровесница старого здания. Не слышит уже лет двадцать.

В окно вылезти? Второй этаж, внизу чернеет мокрый асфальт. Хищно торчат обрезки арматуры.

Поленился же глазок просверлить…

— Так, ребят, — Антон торопливо обернулся, — он там вроде один, а нас трое. Я сейчас попробую…

По двери протянулась длинная трещина. А судя по перепуганным лицам друзей, помощи ждать было неоткуда.

— Ладно, ладно! — сдавленно выкрикнул хозяин квартиры. — Не стучите, открываю!

Удары тут же прекратились. Щелкнул замок, натянулась цепочка.

— Елки… — упавшим голосом проронил Антоха.

В приоткрытую дверь на него смотрел Вася, и его высохшие желтые глаза слабо блестели в тусклом свете мигающей лампочки. Грязный саван покойника свисал к босым стопам и не скрывал вопиющей асимметричности искореженного тела.

Жирный шмат земли отвалился от плеча мертвеца и целую тысячу лет летел вниз, чтобы с сочным шлепком удариться о половичок.

***

«Морозов Василий Алексеевич» — равнодушно гласила надпись на новеньком могильном кресте. Даты, неуклюжий венок почему-то «От благодарных коллег», свежий птичий помет. Еще одно надгробие на постепенно зарастающем кладбище.

Правда, этот самый Василий Алексеевич никак не мог понять, почему вместо рая, ада или хотя бы бесконечной пустоты он снова оказался в республике Карелия. По странному совпадению — у собственной могилы.

Мир теперь казался бледно-серым, немногие яркие цвета расплывались раздражающими пятнами, а нарастающий шум дождя звучал приглушенно, как будто из-за толстой стены.

И тени. Множество теней сновали между могилами, копошились под кустами, пускали пузыри в канаве. Вася сперва принял их за других мертвецов, но вскоре начал сомневаться. Он не припоминал, чтобы в поселке жили и умирали такие жуткие твари.

Мимо Васиного креста степенно прошествовал многорукий гигант, почти зацепив макушкой провода. Издав утробный звук, он колыхнул внушительным животом и скрылся за оградой кладбища.

Юркие твари, похожие на уродливых собак с шестью ногами, скакали тут и там, тыкаясь длинными мордами в грязные кладбищенские дорожки. Одно из таких созданий обнюхало Васю, фыркнуло и скрылось в кустах. Парень запоздало отдернул руку.

Возле одной из старых могил шумно копошились множество мелких теней, непрерывно ругаясь и вскрикивая. Вася рискнул подойти поближе.

Из кучи высунулась рогатая голова и немедленно ощерилась кривыми зубами.

— Незр-р-релый! Невкусный! Пр-р-р-рочь! — выкрикнула тварюшка и немедленно зарылась обратно, изрыгая проклятия и распихивая сородичей.

Рядом прошагал сторож, не обращая внимания на творящийся вокруг кавардак. Несколько теней устроились на его плечах.

— Эй! Извините! — окликнул Вася.

Сторож не обратил на него внимания, скрывшись в глубине кладбища.

В растерянности призрак проследовал по заросшей лишайником дорожке к воротам. Сразу за тяжелыми створками начиналась улица, ездили машины, гуляли припозднившиеся прохожие.

Оглянувшись на обитателей погоста, Вася поежился и вышел из ворот.

Фонари казались теперь отвратительно яркими, зато тени — густыми и подвижными. В городе кипела жизнь, не имеющая ничего общего с биением сердец и теплотой кожи. Из канализационного люка слышалось чье-то бормотание, в переулке, судя по воплям, кого-то жрали.

Свернув в парк, подальше от яркого света, Вася наконец решился осмотреть свое тело. Последним, что он помнил из прошлой жизни, был оглушительный гудок грузовика и стремительно летящий навстречу бампер. Вряд ли организм вышел из передряги в хорошем состоянии…

Вместо тела оказался такой же черный сгусток, как и у всех окружающих существ. Сфокусироваться на нем не получалось, по тени то и дело пробегала рябь, будто помехи на телевизоре.

Ну что ж, по крайней мере количество конечностей не изменилось.

Вася присел на скамейку. Странным было буквально все, начиная с собственных мыслей. Несмотря на абсурдность ситуации и очевидно паршивые новости — он умер, черт возьми! — всерьез волноваться не получалось. Словно все так и должно было происходить — грузовик, удар, могила, тени. Не зря, видимо, покойник — от слова «покой»…

На скамейку вскарабкалась неуклюжая тень, похожая на восьмирукую лягушку. Глаза располагались на спине двумя аккуратными рядами.

— Незрууээлый! — гортанно квакнула она. — Гууааадость! Пшел!

— Чего это? — обиделся Вася. — Мне шестнадцать уже вообще-то!

Тень лягушки затряслась, исторгая глубокое кудахтанье, и Вася догадался, что создание смеется.

— Рууаано уумер, — заявила тень, — не пожил. Броди тепуэр-р-рь!

— А долго? — зацепился парень. — Долго бродить? Девять дней? Сорок?

Создание нахохлилось.

— Бр-р-родят нууочью, днем ярко! Буольно!

Вася на секунду задумался. И правда, если свет фонарей настолько неприятен, то солнце должно быть… бр-р-р!

— Окей, а сколько ночей? — не отставал он. — А потом чего? Меня заберут?

Тень прищурилась, внимательно изучая его всеми четырьмя парами глаз.

— Кому ты нужен, — наконец фыркнула она. — Не пруаведник, не гер-р-рой. Дозреешь и впитаешься. К руассвету.

— А, ну это недолго, — приободрился Вася. — Куда впитаюсь?

— В нас.

— Э? Чего это? — возмутился призрак. — Мы так не договаривались!

Вместо ответа тень лягушки утробно квакнула, подобрала коротенькие лапы и сиганула в кусты. Зашуршали ветки, и через мгновение все стихло.

— Вот зараза, — сплюнул Вася. Точнее, попытался сплюнуть. Теневое тело не выделяло жидкостей.

Он поднялся и уныло побрел через парк. В зарослях копошились и чавкали создания, поедая, видимо, тех, кто уже созрел. Безрадостная перспектива.

В конце аллеи замаячил перекресток, и Вася неожиданно понял, что в раздумьях добрел до Антохиного дома. Эх, а у ребят сегодня игра должна быть. Да вон же и окно на втором этаже горит.

Зачем-то дождавшись зеленого света, он перешел дорогу и проследовал через дворик. Но приблизившись к дому, нахмурился. Что-то здесь явно было не так.

Покойный Василий уже успел привыкнуть к вездесущим теням, но обшарпанный Антохин дом облепили по-настоящему гигантские создания! Подобные громадным насекомым и в то же время обладающие великим множеством щупалец и отростков, они сгрудились вокруг светящегося окна, впившись когтями в штукатурку и жестяные листы крыши.

Один из монстров повернулся и неожиданно далеко вытянул длиннющую шею, опустив тяжелую голову прямо к лицу парня. Тонкая прорезь пасти доходила почти до позвоночника, намекая, что при желании создание может очень широко открыть рот.

— Не-с-с-срелый, — разочаровано прошелестело чудище. — Пшел.

— Пшел, пшел, пшел… — подхватили его собратья.

Вася отшатнулся, но тут же взял себя в руки. Он — незрелый. Эта дрянь не может его сожрать!

— Что вы там делаете? За игрой следите? — поинтересовался он.

Монстр озадачено засопел. Обычно незрелые были не слишком общительны. Чаще плакали, жались в тенях или смотрели в окна.

— Даф-фно с-с-следим, — просвистел он, — охотимс-с-ся.

— На кого это? На Антоху с ребятами?! — опешил Вася. — Так они ведь живые!

Продолговатая голова внимательно качнулась, изучая его десятком расположенных по кругу кальмарьих глаз.

— С-с-с-с! Третий игрок! — наконец исторгло чудище.

— Ну… да! — неуверенно согласился Вася. — Вэграль, рыцарь из королевства…

— Третий, третий, третий… — оживленно зашелестели чудища. Кажется, они его не слушали.

— Ш-ш-шаль, что ты умер, — наконец протянула голова. — Не досталс-с-ся нам. Сочный был.

— Но вы ведь не можете их съесть! — воскликнул Вася. — Они не из теней, это ж не то что незрелые даже, а вообще…

— С-с-с-с! — прошипела голова. — Им не нуш-ш-шно видеть нас-с-с! Они верят, а с-с-сначит, они наши!

— Верят, верят, верят… — забормотали остальные тени.

— Во что? — не понял Вася. — Танька вроде крещеная, а парни — не знаю…

— В нас-с-с-с! — оскалилось чудовище. — С-с-слушай!

Оно приложило тяжелую лапу к стеклу и широко разинуло черную пасть. Вася отпрыгнул — на секунду ему показалось, что монстр решил заглотить недозрелую тень целиком.

Однако вместо этого из темного зева донеслись знакомые голоса.

— Смотри, вампир-лорд сносит на три единицы больше да еще лечится за счет выпитой крови, — объяснял Антон, — так что вам нельзя подпускать его близко, поняли?

— А если я в него молнией? — Это Гоша. Он играет за колдуна.

— Жидковата твоя молния, — усмехнулся Антоха. — Ты, кроме лечения, ничего и не качал толком.

— Бр-р-р! — Это Таня. — Да эти вампиры даже на картинке жуткие!

— Ага, — согласился Георгий, — встретишь такого, блин, вечером…

— Подземелье таит множество кошмарных тварей, — загадочно промолвил Антон. На заднем плане Вася различил какую-то замогильную мелодию.

Голова со звучным стуком захлопнула рот.

— Видиш-ш-шь! Вер-р-рят! — довольно заключила она. — Мы чувс-с-ствуем!

Вася с сомнением покачал головой.

— Так они про вампиров говорят, а не про… вас. Вампиры — это такие…

— Ф-ф-ф-ф! — ощерилось чудовище. — Какая рас-с-сница! Вампиры, черти, бес-с-сы, Сатана или Йиг… Не важно, какое имя! Верят в тьму с-са гранью! В шорох с-са порогом! В глас-с-са во мраке! В нас-с-с-с!

— Ладно, ладно! — испуганно отскочил Вася. — Тогда почему вы нас… их не съедите?

— С-с-с-с! — раздраженно исторгла голова. — Игр-р-ра! Долш-ш-ны поверить в с-с-смерть!

— Чего? Проиграть в смысле?

— Да-а-а. — Монстр совершенно по-человечески кивнул. — Вампиры, гоп-п-лины и другие штук-ки убьют игроков. Они поверят, и тогда мы покуш-ш-шаем!

— Ого… — только и смог ответить Вася.

Казалось бы, теневое чудище несло полную чушь. Если бы головастые твари могли вот так запросто сожрать каждого любителя настолок, то… это происходило бы сплошь и рядом! Да мало ли народу играет? Тем более в больших городах.

Но с другой стороны…

За все то время, что четверо друзей провели в игре, она действительно успела стать чем-то большим, чем простое развлечение. Истории, музыка, декорации и торжественный голос Антона — все это стало способом побега. Побега от серой реальности забытого Богом захолустья, где все, что тебя ждет завтра, — очередные унижения да крикливая училка в школе.

А ведь раньше они играли раз в месяц… Вася только сейчас понял, что не заметил, как стали собираться чаще. Четверка неудачников здесь — великие герои за игровым столом. И действительно, за последние полгода никто из них не умирал, ребята давно сроднились со своими персонажами…

Голова начала отворачиваться, теряя интерес к несъедобной тени, но Вася взволнованно окликнул чудовище:

— Эй, погоди! Так у них же босс сегодня! Как они вдвоем будут?..

— С-с-с? — равнодушно зыркнул монстр.

— Ну, они же… — заторопился Вася. — Танька играет вором, она так себе дерется, а Гоша волшебник, но поганый, он вообще дипломат скорее. Они ж не справятся без меня!

— Прекрас-с-сно, — оскалился монстр. — Покуш-ш-шаем.

— Это… — Вася лихорадочно думал. — Не получится! Они же привыкли со мной играть, а сейчас ни рыба ни мясо! Ну какой это отряд из двоих? Курам на смех!

— И ш-ш-што? — подозрительно наклонилась голова.

— И все! — воскликнул Вася. — Не поверят, ненатурально будет. Знаешь, как это называется? Слив!

— У-м-м-м, — монстр качнул длинной шеей, — но мы чувс-с-ствуем…

— Это… пока! — Вася отчаянно надеялся, что монстры не умеют различать ложь. — Это на старом запале! Сейчас начнут играть, да все и развалится. Пф!

Он сложил руки на груди. Черные призрачные руки на черной призрачной груди.

— С-с-с-с! — раздраженно зашипела голова. — Мы уш-ше долго ш-ш-шдем! Куш-ш-шать!

Вася возликовал. Неужели сработало?

— Ну знаете, — участливо предложил он, — есть два варианта. Либо идете искать еду в другом месте…

— Куш-ш-шать! — хором застонали черные твари.

— …либо пустите меня играть с ними! — закончил Вася.

Ему чертовски хотелось убедить тварей убраться подальше… Но головастые чудища чувствуют эмоции, а ребята… Дьявол, да они просто жили в мире игры последние месяцы! Они и вдвоем «верят», как говорит эта башка!

Только вдвоем партию не вывезут…

— Третий игр-р-рок? — задумчиво протянула голова. — Ты ис-с-с тени…

— Но вы же большие и могучие! — отступать было некуда. — Неужели нельзя сделать так, чтобы ребята меня видели? Хотя бы на эту ночь?

— Мош-шно… — просвистело чудище. — Ш-ш-шди, мы обс-с-судим.

Черная шея изогнулась, унося голову к собратьям. Сдвинувшись, они зашелестели, как березовая роща в пору октябрьских листопадов. Вася мялся на детской площадке перед домом, бегая взглядом по давно проржавевшим качелям и горке в форме слоника. Подумать только — он прямо сейчас торгуется за своих друзей с чудовищем размером с автобус! А ведь еще пару дней назад его втроем отпинали одноклассники…

А главное — почти не страшно! Может, чувства притупляются, когда нет тела с его гормонами?

Интересная штука эта жизнь среди теней. Правда, только пока ты, как они это называют, «незрелый»…

Наконец чудовища пришли к согласию. Огромная голова снова опустилась к призраку.

— Хорошо. Ты помош-ш-шешь нам покуш-ш-шать.

— Отличный план! — Вася изо всех сил постарался изобразить искренность. — А как я…

— Твое тело еще не рас-с-спалось, — прошелестела голова. — Сейчас его принес-с-сут. Полес-с-сешь обратно.

— Чего? — опешил парень.

Вместо ответа из-за угла хрущевки выполз еще один монстр. Величественно качнув шеей, он аккуратно положил перед Васей перепачканный землей труп.

— Мать твою… — Ноги подкосились. — Это я, что ли? Ого меня…

— Мы с-с-сасунем тебя в с-старое мяс-с-со, — провозгласила голова. — И ты пойдеш-ш-шь играть.

— Ладно! — Вася не мог оторвать взгляд от собственного искореженного трупа. — Если оно ходить сможет вообще…

— Мы помош-ш-шем, — кивнуло черное чудовище. — Говорить не смош-ш-шет. Не дыш-ш-шит.

— Ух, блин… — Парня пробрала дрожь. — Хорошо! Черт… хорошо! Но только я должен буду играть честно! А то они не поверят! Я же всегда играл честно!

— Да, да, — раздраженно бросила голова. — Полес-с-сай!

Вереница глаз монстра неожиданно вспыхнула, Вася почувствовал резкий толчок, затем боль, падение… а потом все погасло.

Тени зацокали длинными когтями, поудобнее устраиваясь у окна. Тяжелые головы на гибких шеях наблюдали, как неуклюжее тело мертвеца поднимается, опираясь на ржавую горку, и делает первые шаги к подъезду.

Несколько существ не удержались и захихикали на своем свистящем языке.

Не поверят, не поверят… Еще как поверят, когда рядом с ними будет сидеть ходячий труп! Как это в игре называлось? Ах да, точно.

С-с-сомби.

***

Мертвый Вася сидел на диванчике, расположив на скатерти пожелтевшие руки. Конечно, первое, что сделал Антон при виде гниющего чудовища на лестничной клетке, — попытался захлопнуть дверь. Однако босая нога мертвеца вовремя вклинилась перед дверным косяком, а нескольких мощных рывков оказалось достаточно, чтобы оторвать цепочку.

При этом Вася сломал себе палец, но даже не заметил этого. Теневые гиганты или забыли «подключить» его к чувствительным нервам, или это было попросту невозможно.

Может, оно и к лучшему.

Передвигался мертвец очень некрасиво — припадал на поврежденную ногу и хватался за все подряд. Под аккомпанемент Таниного визга он уронил вешалку и прошаркал в комнату, тяжело плюхнувшись на диван.

Георгий во все глаза смотрел на мертвого друга, изо всех сил стараясь отодвинуться подальше. Выходило не очень — диванчик был достаточно миниатюрным, и кривая желтая нога уже дотронулась до Гоши.

Щелкнул замок. Антон запер дверь.

— Ты поехал?! — заорала Таня, вскочив с кресла. — Валим отсюда, идиот!

— Без толку. — Антон плюхнулся в свое кресло. — Видала, что он с дверью сделал?

— И что? — крикнула Таня, пялясь на перепачканные землей волосы друга. — Он еле ходит!

Вася поднял голову и посмотрел на Таню равнодушными пожелтевшими глазами. Где-то позади высохшей роговицы лениво двигался зрачок.

— М-может, он просто не хочет, — выдавил Гоша.

— Чего не хочет?

— Ну… бегать. Колотил он очень быстро.

— Вот-вот, — уныло кивнул Антон, тряхнув шевелюрой.

«Оно» неуклюже повернулось и оглядело присутствующих. Проклятье, мертвое тело ни звука издать не может! Даже не хрипит.

Аккуратно подцепив игральный кубик, труп приподнял его и уронил на стол.

— Эм? — прищурился Антон. — Вась, это ты? Ты меня слышишь?

— Чего поглупее ляпнуть не мог? — ощерилась Таня, однако все же опустилась в кресло. — Кто это ещё, по-твоему?

— Мало ли! — вскинулся Гоша, подтянув ноги на диван. — Может, это… какая-то тварь в его теле! Или им управляют! Ну, типа как некроманты…

— И он сожрет нас, когда прикажет колдун? — догадалась Таня. — Ну кстати. Ждет, когда мы расслабимся!

Согнув тугую руку, Вася печально приложил ее ко лбу. Быстро бегать он, конечно, не мог, но не собирался это демонстрировать. Если ребята слиняют, игру закончить не удастся, а потом помочь уже не получится…

— Блин, чуваки! — неуверенно произнес Антон. — По-моему, это правда Вася, и он не хочет нас есть.

Тело приподняло ладонь и ткнуло в него сломанным пальцем.

— Серьезно? — приподняла бровь Таня. — Вась, ты? Ты в этой… штуке?

«В своем теле, ага».

Мертвец продемонстрировал большой палец.

— А… почему ты не, ну… в земле? — неловко промямлил Гоша.

Вася сделал несколько неуклюжих жестов, но в конце концов сдался. К тому же в окно внимательно наблюдали черные головы, и им явно не понравится, если он раскроет план друзьям…

Делать нечего.

Он снова поднял кубик и уронил его на стол.

— Что это значит? — не поняла Таня. — Упал с неба на землю?

— Скорее наоборот, вылез из земли… — задумался Антон

Еще один бросок кубика.

— Случайное число? Есть шанс ожить обратно? — попробовала Таня.

Опять бросок.

— Крутился в гробу? — это уже Антон.

Мертвец приложил ладонь ко лбу, взял сразу четыре кубика и бросил их на стол.

— Четыре зомби?! — расширила глаза Таня.

— По-моему, он хочет сыграть, — осторожно произнес Гоша. — Смотрите, он кидает их прямо на листы с правилами.

Большой палец.

— Ты за этим пришел? — недоверчиво уставился Антон. — И все?

Палец.

— И ты не будешь нас есть? — осторожно спросила Таня.

Вася скрипуче помотал головой. Он не выглядел голодным.

— Ну… ладно. — Гоша потер шею. — Выбора у нас все равно нет, так ведь? Давайте сыграем?

Антон криво усмехнулся.

— Ну да. Мы вообще-то на сегодня забились еще две недели назад.

— Вот он и пришел. — Таня поудобнее закопалась в кресло. — Говорят, мертвецы иногда возвращаются, чтобы, ну… закончить важное дело, вроде того. Вась, так?

Труп сначала потянулся ко лбу, затем немного подумал и…

Ладно.

Большой палец.

— Ну… — усмехнулся Антон, подпалив дрянную сигарету. — Тогда поехали! Какого черта, в конце концов.

Вскоре по комнате разлилась гулкая пещерная мелодия, аккомпанируя дождю. Вася задумался, намокают ли головастые чудища, а мастер тем временем вещал:

— …возле тяжелой запертой двери. Ваши действия?

Отвечать полагалось по кругу, и первое слово традиционно уступали Тане как единственной даме в компании.

— Ну, — она нервно отхлебнула из стакана, — у меня есть набор взломщика, да еще бонус на механические замки. Пытаюсь открыть!

Возражений не последовало, и Таня бросила кубик. Впрочем, кубиком это можно было назвать с очень большой оговоркой. Игральная кость имела целых двадцать маленьких граней.

— Пять из двадцати, — усмехнулся Антон. — Ну такое.

— Эй, я же вор! — напомнила Таня. — Еще инструменты и бонус навыка!

Мастер быстренько произвел подсчеты за своей ширмой.

— Что ж, ты справилась, — хитро улыбнулся он. — Дверь открылась, и вы можете войти.

— Вот так просто? — засомневался Гоша.

— Нет, конечно. — Антон довольно улыбнулся. — Получилось неаккуратно, замок громко щелкнул и привлек внимание. За дверью вас уже ждут.

— Кто там? Сколько их? — потребовал Гоша.

— Там темно. Кидай на внимательность.

Гоша выбросил три.

— Ты ничего не можешь различить во мраке, — пожал плечами мастер. — Вася… что будешь делать?

Мертвец сжал кулак и ударил в ладонь.

— А, ну… давай.

Кубик удалось подцепить с третьей попытки. Шестнадцать.

— Ну… — протянул Антон. — Надо кидать на урон…

— Погоди! — перебил Гоша. — Он же танк, это целая куча бонусов!

Он зарылся в кипу листов и выудил исчирканную бумажку.

— Во, плюс за заточку меча!

Схематичный рисунок изображал рыцаря, держащего в одной руке тяжелый клинок, а в другой — неуклюжий револьвер. Вэграль, рыцарь далекого королевства Альгарден.

Немного поторговавшись, решили, что Вася прикончил одного врага, но второй успел сбежать.

— Перед вами лежит труп в расшитой мантии. Вы уже видели такие узоры, когда… — ударился в описания Антон.

— Я хочу рассмотреть ближе! — потребовал Гоша.

«Куш-ш-шать!» — нетерпеливо донеслось до Васи. Заточенный в мясную оболочку парень напрягся. Чудовища звучали уж больно жадно…

За спорами о причудливой игровой механике друзья могли просидеть до рассвета. Это, может, и неплохо — теневые чудища боятся солнца.

Вот только к рассвету Вася «дозреет», как банан на подоконнике.

Он стукнул по столу и взмахнул рукой в направлении двери.

— Ты хочешь войти? — сообразил Антон.

— Но мы еще не посмотрели! — заворчала Таня. Ей нравилось узнавать все-все подробности.

Вася настойчиво повторил жест. Друзья не понимали, что прямо сейчас сектанты спешно хватают оружие и бегут ко входу. Конечно, выживший их предупредил!

Куда лучше дать им бой в узком тоннеле.

Антон чуть заметно улыбнулся. Вася не слишком интересовался историей волшебного мира, зато здорово преуспел в тактике.

Остальным пришлось последовать за упрямым Вэгралем. Поодиночке герои становились легкой добычей.

Узкий тоннель вывел в небольшую комнату, где среди затейливых идолов и мешков с потрохами на них выскочили взмыленные враги. Несколько послушников с кривыми ножами да слабый колдунишка.

Через пару минут (а за столом — полчаса подсчетов и катающихся кубиков) все было кончено. Легкая разминка!

И снова рыцарь тащил вперед любопытных Гор-Хана и Таланиэль, спеша дать бой главному противнику.

В суматохе легко упустить множество мелочей. Так герои не заметили, что один послушник лишь притворился мертвым, а среди хлама в комнатушке притаился целый ящик с динамитом.

Это могло бы решить множество проблем, но…

Тоннель разветвлялся и уводил все ниже, в конце концов превратившись в крутую винтовую лестницу. Где-то капала вода, навевая мысли о слепых обитателях подземелий.

Герои не собирались выслеживать каждую скользкую тварь, обсасывающую рыбьи кости в старых кавернах. Найти сектантов, чтобы раз и навсегда избавить городок от напасти — вот зачем три фигуры крадутся по лабиринту.

Впрочем, не всем удавалось передвигаться незаметно. Споткнувшись о чьи-то останки, Гор-Хан с грохотом рухнул на пол. Ржавый шлем мертвеца запрыгал по ступенькам, с оглушительным дребезжанием скрывшись в темноте.

Подлый кубик подсунул единичку при проверке скрытности.

Старая железка еще не успела затихнуть вдали, а лабиринт уже наполнился звуками. Со всех сторон стонали, рычали, ползли и шлепали многочисленные жители пещер. Десятки глаз вспыхнули позади героев и столько же — во мраке лестницы.

А сколько из этих созданий глаз не имели вовсе…

Вскочив, колдун со второй попытки призвал волшебный фонарь, далеко осветивший лестницу и толпы кошмарных созданий. Некоторые оказались прямо над головой, цепляясь за сталактиты тонкими лапами!

Это было ошибкой. Яркий свет ударил по глазам монстров, и любопытство сменилось яростью. Болезненный вой, стремительно приближающиеся шлепки перепончатых лап — и первая тварь уже летит на чародея.

Выключить кусачий огонь, прекратить делать больно!

Вэграль выпустил весь барабан в зубастую пасть и махнул рукой. Чудовищ сотни, они задавят героев телами. И это при хорошем раскладе — скорее всего, просто сожрут.

Взмахнув мечом, рыцарь разрубил что-то волосатое и рванулся во тьму. Друзья старались не отставать. Сзади поджимали, а толком прикрыть отход Таланиэль не могла. На бегу ее метательные ножи если и втыкались во что-то, то лишь по счастливой случайности.

О второсортном колдунишке и речи не шло. Запыхавшийся Гор-Хан не умел поддерживать больше одного заклинания и с трудом справлялся с освещением. Не только создать огонек, но и перемещать его… как же это неудобно!

Конечно, он не успел увернуться от зубастого слизня, рухнувшего с потолка.

Тварь повисла на плече, глубоко впившись в жилистое тело чародея, а следом несколько юрких созданий вцепились в ногу. Миг — и кривые зубы впиваются в мясо.

За окном оживленно засвистели, Вася бросил нервный взгляд на голодные тени.

«Хорош-шо. Тащи их в с-самую куч-чу», — одобрительно прозвучало в голове.

— Ха! — усмехнулся Гоша. — Ну давай, попробуй меня сожрать!

Зашуршав кипой листов, он разыскал собственную карточку персонажа, а на ней — несколько абзацев биографии.

Гор-Хан захохотал, на бегу взмахнув ногой. Болезненно завизжав, пещерные твари отцепились и исчезли под массой своих сородичей. Ядовитая кровь колдуна обжигала их, заставляя слизистые оболочки едко шипеть.

Чародей был уроженцем болотистых равнин юга, где смертельные испарения трясин желтыми облаками висят над головой. Если кто-то и умудряется выжить в этих местах, его организм претерпевает необратимые изменения, навсегда пропитываясь ядом болот.

Из укусов текла кровь, шипящими каплями расползаясь на ступеньках. Глядя на корчащихся в агонии собратьев, чудовища затормозили, внимательно обнюхивая едкие пятна.

Несъедобно?..

— Да, да, смотрите! Мы ядовитые! — осенило Таланиэль.

Широко размахнувшись, она треснула по колдовской переносице. Гор-Хан закашлялся, кровь брызнула во все стороны.

Создания обиженно зашипели, изучая противный запах. Похоже, употребить гостей в пищу — не самая лучшая идея.

Тем временем Вэграль с упорством бронепоезда прорубался сквозь толпу. Доспехи его нещадно страдали от когтей и зубов, из-под пластин струилась кровь. Он отчаянно надеялся, что у колдуна найдется еще хотя бы одно лечебное заклинание.

Но тут лестница наконец закончилась, и герои вывалились в ярко освещенный церемониальный зал. В середине высился грубый алтарь, окруженный причудливыми статуями, а на нем лежало распятое тело молодой девушки.

Живот ее был аккуратно разрезан, а кишечник новогодней гирляндой расположился на каменных фигурах забытых богов. Кажется, она была еще жива.

Десятки сектантов преклонили колени вокруг алтаря, от которого степенно отошел их предводитель — сухопарый старик в расшитой золотом мантии. Откинув капюшон, он поприветствовал отряд широкой улыбкой.

Таланиэль удивленно моргнула, узнав городского мэра. Именно он обещал героям два мешка золота за решение сектантской проблемы.

— Добро пожаловать, друзья! Вы можете подумать, что опоздали… — Старик пробежался пальцами по волосам агонизирующей жертвы. — И будете в корне неправы!

Что-то тяжело ухнуло в пространстве, раздался далекий вой. Перепуганные чудовища бросились в спасительную темноту, поскальзываясь на останках собратьев.

— Ритуал окончен, — продолжал мэр, — и я счастлив преподнести нашему господину…

Над алтарем появился странный сгусток, быстро превратившийся в чернеющий разрыв между мирами. Вой усилился и звучал уже совсем рядом. Из портала ломилось что-то ужасное.

— …три сердца героев, согласно договору! — Старик взмахнул морщинистой рукой, и десятки глаз божества обратились к отряду.

Чудовищная голова высунулась из волшебной двери и схватила какого-то сектанта. Опешившие послушники завопили и бросились врассыпную. По-видимому, они ожидали другого.

Повернувшись на пятках, хохочущий мэр рванул к дальней стене, пробежал по правильным плиткам на полу и скрылся в открывшемся проходе. Толстая стена за его спиной немедленно вернулась на свое место.

«Хорош-шо», — довольно просвистели голоса в Васиной голове. Теневым созданиям понравился сюжетный поворот.

Вэграль успел затолкать патроны в револьвер и немедленно расстрелял их в лоб чудовища. Не то чтобы это возымело какой-то эффект.

Тяжелая лапа шлепнулась на пол, проталкивая многотонное тело вперед. Явление бога — небыстрый процесс, особенно если портал немного узковат.

— Без толку! — прокричала Таланиэль, всадив в глазастую голову уже три кинжала. Один из них она смазала в крови Гор-Хана, но это не подействовало.

Отбросив бесполезный револьвер, рыцарь с размаху рубанул по склизкой лапе. Меч едва вошел в толстую кожу, словно Вэграль ударил ствол дерева.

Пока он выдергивал оружие, десятки стремительных щупалец вырвались изо рта монстра, обхватывая туловище воина. Таланиэль чудом ухитрилась увернуться.

Гор-Хан плюнул каким-то заклинанием, но промахнулся.

Вэграль отхватил щупальце кинжалом и сплюнул кровь. Он и рад бы был попросить лечение, но обет молчания, принятый накануне, не позволял это сделать…

— Печати! Сломайте печати! — донеслось с лестницы. Зажимая кровоточащую рану, какой-то послушник тыкал пальцем в окружающие алтарь скульптуры.

Хищные щупальца дернулись на голос, и предсмертный вопль разнесся по лабиринту, заставив местных обитателей глубже забиться в норы.

Вторая лапа бога опустилась на пол.

Вэграль оставил попытки выдернуть меч и с размаху влетел плечом в одну из статуй. Жуткий монстр с крабьими клешнями покачнулся и рухнул на пол, разлетевшись на осколки.

«Не меш-шай!»

Божество взвыло, попытавшись ухватить рыцаря цепкой лапой… и ему это удалось. Вэграль почувствовал, как ноги отрываются от земли, а тело сдавливает первобытная сила.

Рядом извивался Гор-Хан, тщетно понадеявшийся на ядовитую кровь. Потусторонним щупальцам не вредили органические соединения.

Таланиэль безуспешно пыталась раскачать одну из двух оставшихся статуй, но каменное изваяние оказалось ужасно тяжелым. Наконец она догадалась вскарабкаться на перепачканный кровью стол и с разбегу прыгнуть на кальмарью голову идола.

Вторая скульптура разлетелась на куски, а девушка при падении сломала руку.

Щупальца дернулись к ней, и на этот раз увернуться уже не получилось.

Колдуна откровенно жрали, не давая ему сосредоточиться для заклятия. Выкатившимися глазами Вэграль попытался оценить ситуацию.

Последняя статуя изображала уродливое подобие морского конька, балансирующего на тонком хвосте-основании. Если хоть немного его подтолкнуть, тяжелая голова тут же перевесит.

Но божество крепко сдавило рыцаря и не собиралось отпускать, пока не потечет сок. Вэграль беспомощно болтал ногами в воздухе.

Хм, а это мысль!

Аккуратно уперевшись в пятку левого сапога, рыцарь поднатужился и сумел немного стащить его с ноги. Теперь бы только…

— Я правильно понял? — Антон вгляделся в каракули, которые окоченевшие руки Васи уже несколько часов неуклюже выводили в пожалованной ему мятой тетрадке. — Ты хочешь кинуть сапог?

Большой палец.

Мастер усмехнулся. Увлекшись, он уже не обращал внимания на подгнившую природу приятеля.

— Ну-ну. Бросай на удачу, фантазер.

«Куш-шать! Дай нам куш-шать!» — раздалось из-за окна. Партия затянулась, а до рассвета еще несколько часов. Можно было бы дождаться и закончить игру утром, но столько времени не протянуть…

Вася подцепил кубик и принялся трясти его в ладонях. Шансов мало, но это единственный выход. Отряд разгромлен, герои вот-вот погибнут, а с ними на корм червям отправятся и Гоша с Таней — если, конечно, головастые тени не употребят в пищу их тела…

— Бросай, — сонно зевнула Таня, укутавшись в плед.

«Брос-сай!» — нетерпеливо приказали тени.

— Бросай уже, — сощурился Антоха.

Кубик закрутился на клеенке среди пустых пачек из-под чипсов.

Тяжелый рыцарский сапог закрутился в воздухе, пролетев над алтарем… и впечатался в зубастую морду морского конька.

Девятнадцать из двадцати.

Скульптура покачнулась и грохнулась на пол, разлетевшись на тысячи осколков. Безымянный бог завыл от боли. Многочисленные щупальца скорчились в агонии… а потом портал захлопнулся, разрубив монстра напополам.

В наступившей тишине тихо брякнул кинжал, вывалившийся из ослабевшей руки Вэграля. В момент смерти божество изо всех сил сжало кулак, и рыцаря сплющило, как консервную банку под колесами трамвая.

«Предат-тель! Лш-шец!» — успел расслышать Вася, прежде чем наступила тьма.

***

— Вот это партия! — откинулся на стуле Антон. — Ребята, я вами горжусь! Черт, это было… если б вы только знали свои шансы и… А, блин! В следующий раз пиво с меня!

Таня уже мирно сопела в кресле, уютно пригревшись под шерстяным пледом. Прошлой ночью она спала буквально пару часов, и в конце концов вырубилась, несмотря на наличие в комнате всамделишного ходячего мертвеца.

— Было круто, — задумчиво согласился Гоша. — А с этим что теперь делать будем?

Безжизненное тело Васи осело на диване, желтые руки обвисли, а трупная вонь заполнила комнату. Движение зрачков в мутных глазах остановилось.

Героический рыцарь Вэграль пал в бою.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)