Advertisement

DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Черная смерть

Gilded Needles (роман)

Автор: Майкл Макдауэлл

Жанр: исторический триллер

Издательство: Valancourt Books

Год издания: 1980

Похожие произведения:

  • Говард Лавкрафт «Кошмар в Ред-Хуке» (повесть)
  • Томас Миддлтон «Трагедия мстителя» (пьеса)

Майкл Макдауэлл прожил короткую, но насыщенную жизнь, вписав свое имя в историю хоррора. Известность ему принесли романы в жанре южной готики («Амулет», «Элементали») и сотрудничество с такими визионерами, как Тим Бертон и Генри Селик. Он создал сценарии к «Битлджусу» и «Кошмару перед Рождеством», поведал о Стиксе, катящем свои черные воды среди алабамских топей, вызывал призраков и собирал кости. Критики отмечали оригинальность его историй и присущий им гротеск — из-за него книги с живыми, психологически достоверными героями часто оказывались на полке грошовых ужасов. Впрочем, Макдауэлл говорил, что пишет ради денег и в большую литературу не рвется. Тем удивительнее, что в конце 1970-х ему удалось создать поистине якобинскую историю мести — страшную, кровавую и абсолютно безжалостную.

Она начинается новогодним вечером 1881 года. Рисуя картину чудовищных контрастов, автор ведет нас по улицам — от беднейших кварталов, полных грязи и нищеты, до широких проспектов, где стоят особняки сильных мира сего. Грязные пивнушки, подпольные абортарии, мутные каналы, которые потом воплотятся в «Кошмаре в Ред-Хуке», без всякой мистики соседствуют с изяществом Грамерси-парка, светскими приемами, правилами этикета и искренним убеждением, что «низшие классы не могут мстить высшим». Как ни странно, но до определенного времени эта установка работает.

«Позолоченные иглы» — история противостояния двух семей: богатых Столуортов и маргинальных Шенксов. Джеймс Столуорт — жестокосердный судья — некогда разрушил жизнь Лены Шенкс. Повесил ее мужа, отнял у нее детей, а ее саму — иммигрантку из Германии — отправил в ужасающую островную тюрьму. Годы миновали, Лена освободилась, собрала осколки своей семьи и основала подпольную империю в районе Черного Треугольника — на самом дне Нью-Йорка. Казалось бы, все в прошлом, но близятся выборы, и зять судьи решает сделать политическую карьеру, разорив гнездо порока. У зла должно быть лицо, и старая, толстая Черная Лена Шенкс — лучшее его воплощение. У зла должны быть руки, а значит, беда ее дочерям, «создательнице ангелов» Дэйзи и немой фальшивомонетчице Луизе. У зла есть будущее — внуки Лены, что уже в семь лет лазят по карманам и отвозят студентам-медикам умерших от абортов женщин. Они порочны, но еще не потеряны и, очевидно, нуждаются в помощи. Так начинается «ужас в Черном Треугольнике» — с лицемерия, жажды власти и манипуляции общественным мнением.

Помимо обволакивающей, мрачной атмосферы «Позолоченные иглы» могут похвастаться живыми, реальными героями. Черная Лена ведет дела только с женщинами — тут и хозяйки опиумных притонов, и проститутки, и участницы боксерских поединков, и наемные убийцы, — но она совсем не похожа на Гейл из «Города грехов». Лена суеверно боится Столуорта и начинает действовать, лишь когда ее загоняют в угол. Месть, которую следует подавать холодной, все эти годы лежит в сундуке у нее под кроватью — веревкой, оборвавшей жизнь ее мужа.

Речь не о пафосе Me too — никакого гламура, никаких соплей. Да, в центре повествования оказываются «оступившиеся» женщины (как иглы для опиекурилен, они иногда изящны, порой смертоносны и всегда, по мнению «приличного» общества, дешевы), но созданный автором мир равно жесток и для квартеронки, происхождение которой выдает единственная синеватая полоска под ногтем, и для глупышки из высшего света, желающей принести людям пользу. Невинность от зла не спасает — автор иллюстрирует эту идею судьбами Столуортов и Шенксов, хотя, конечно, симпатизирует последним. Положительным героям «Иголок» не найдется места в чистых «честных» районах. Боец Энни и ее девушка Джемма — прекрасные люди, но их счастье попросту неприлично, а генеральша-благотворительница с домом, полным инвалидов, — единственная, кому действительно важны жители проклятого Треугольника, — сама кажется ярмарочным уродцем. Мерзавцы и злодеи процветает, и там, где супергероиня стерла бы с лица земли весь гнилой город, Черная Лена довольствуется библейским «око за око». Она — реалистка, но от ее действий по коже идет мороз. На один кошмарный миг эта женщина поднимается над жизнью и смертью, становится фурией, воплощением рока, созданием, для которого игра Столуортов — пыль, а потом уединяется и берет в руки ножницы Атропос. Холодность, с которой она мстит, завораживает и ужасает. Горе будто вычеркивает ее из книги жизни — для нее нет табу и жалости. Она не хотела быть мстительницей, но подходит к делу с тевтонской педантичностью, и потрясенный читатель начнет аплодировать, забыв о христианских ценностях, ведь для нее они ничего не значат. Главное для Лены — семья, и она даже умудряется восстановить ее — психопатическими методами. Контраст усугубляется, ведь то, что сплачивает богомерзких Шенксов, разрушает благополучных на вид Столуортов. Здесь можно даже улыбнуться. «Иголки» — не «Головач» Эдварда Ли, байка, где абсурд понижает градус кошмара, но отношение респектабельных горожан к происходящему удивляет. Из окон особняков на Вашингтон-сквер виден Черный Треугольник, а для их хозяев — это все равно что луна. Воображение так и рисует лавкрафтианских леди и джентльменов, на которых ополчились вылезшие из стен крысы. Пожалуй, читатель даже начнет подбадривать хвостатых, хотя ему будет не по себе: месть Шенксов слишком страшна, чтобы ей наслаждаться.

Лена Шенкс — психопатка. Она не сошла с ума от боли, но всегда была такой. Макдауэлл указывает на это, аккуратно подбирая детали: вечный траур, любовь к золоту, петлю, что дороже обручального кольца. Будущее ее семьи просится в руки Джойс Кэрол Оутс или Виктории Эндрюс, а ее грехи тяжелы и черны, как платье, в складках которого прячутся демоны. В «Коже» Альмодовара мститель забывался, начинал обманывать себя и благодаря этому становился ближе зрителю, но Лена, «как немецкая книга, о которой упоминал По, не позволяет себя прочесть». Оправдать ее не получается, обвинить — тоже. Остается только благоговеть и надеяться, что она — один из гротесков Майкла Макдауэлла и никогда не сойдет со страниц его блистательного, леденящего кровь романа.

Комментариев: 1 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Eucalypt 10-10-2021 18:35

    Мой глаз сразу зацепился за обложку, которую нарисовал Майк Миньола (Хэллбой, но не только). И все озвученные темы ему не чужды.

    Учитываю...