DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Что ты сделал для садизма в свои годы?

Дворянин, чей титул так и не нашел официального подтверждения. Солдат, успешно двигавшийся по службе. Развратник, не раз уличенный в ужасных непотребствах. Чиновник, унаследовавший теплое местечко от отца. Антиклерикал и безбожник. Неоднократно судимый за свой образ мыслей и жизни философ. Писатель, вопросом об отношении к творчеству которого можно отсеивать ханжей. Проповедник абсолютной личной свободы человека. Тот, чьим именем сейчас называют одну из популярных сексуальных девиаций. Преступник, арестованный по особому приказу короля. Пламенный революционер.

Можно было бы подумать, что в первом абзаце перечислены характеристики сразу нескольких человек. На самом же деле речь идет лишь об одном, ставшем легендой еще при жизни, а после смерти неоднократно воспетом и оплеванном. Донасьен Альфонс Франсуа де Сад, вошедший в историю как маркиз де Сад.

Говорить о нем можно бесконечно, то восхищаясь, то ужасаясь, а то и осуждающе качая головой. Но в рамках этой статьи нас куда больше будут интересовать его воплощения на экране, чем реальная персона. Впрочем, обойтись совсем без исторической справки не получится.

Человек за образом

Жизнь маркиза можно характеризовать по-разному. Кому-то его судьба может показаться трагической, кто-то позавидует ее яркости и незаурядности, иные же только поморщатся, увидев в де Саде лишь эпатажного извращенца, маскирующегося под тонкого мыслителя. И это неудивительно, ведь в жизни Донасьена хватало самых разных событий.

Родился Донасьен де Сад 2 июня 1740 года. Первым предком знаменитого писателя, получившим право именовать себя маркизом, был его дед, передавший титул по наследству его отцу, Жан-Батисту. Любопытен тот факт, что отец де Сада некоторое время занимал должность посла Франции в России. Никаких документальных подтверждений того, что передача титула Донасьену была осуществлена, как требовали тогдашние законы, до сих пор не обнаружено, что дает повод сомневаться в правомерности того, что он известен именно как маркиз.

Воспитанием мальчика занимался его дядя, аббат де Сад, а также мадам де Сен-Жермен и месье Жак-Абле, вовсе не приходившиеся ему родственниками, но ставшие для юного маркиза людьми важными и близкими. Пока ребенок жил в замке своего родственника, его родители, оставшиеся в Париже, развелись.

Свое образование, начатое дома, юноша продолжил в столице Франции, в славном в те годы Иезуитском корпусе. После он принял решение построить карьеру в армии и в 1754 году поступил в кавалерийское училище. Четыре года спустя де Сад получил звание капитана кавалерии Бургонского полка, находясь в котором покинул военную службу в 1763 году. В том же году он получил первый срок за скандальное поведение в «доме свиданий» и на две недели оказался в заключении. После освобождения он был еще на несколько месяцев изгнан из Парижа в имение родителей своей жены.

В 1764 году Донасьен де Сад унаследовал от отца пост генерального наместника нескольких весьма богатых провинций, а три года спустя, после смерти Жан-Батиста, и его состояние. В 1768 году де Сада судили за изнасилование, но он сумел вывернуться и отделался лишь крупным штрафом. Краткий период с 1770-го по 1771 год маркиз вновь провел в армии, дослужившись до чина полковника. После чего, вернувшись к гражданской жизни, оскандалился с собственноручно сочиненной и поставленной пьесой и был приговорен к смертной казни за то, что накормил четырех дам вызывающими возбуждение конфетками, после чего пытался склонить их к анальному сексу.

От торжества правосудия де Саду удалось сбежать, укатив в Италию. Однако от гнева тещи, расстроенной похабным поведением зятя, – нет. Мадам де Монтерей добилась от короля особого распоряжения об аресте Донасьена, и тот на пять месяцев угодил за решетку. Из крепости-тюрьмы он бежал, и дальше последовала целая череда событий, кажущихся более уместными в приключенческом триллере, чем в реальной жизни: ссоры с женой, тайное проживание в родовом поместье, похищение крестьянок с целью изнасилования, повторный побег из Франции, изучение оккультных практик, арест, побег, еще один арест… и публикация первого успешного литературного сборника «Диалог между священником и умирающим».

А после – Бастилия. Именно будучи заключенным в знаменитой на весь мир тюрьме, маркиз написал свои самые известные произведения: «120 дней Содома», «Несчастья добродетели» и считающуюся в наше время одной из жемчужин французской литературы новеллу «Евгения де Франваль».

Разумеется, на этом не закончились приключения маркиза. До своей смерти 2 декабря 1814 года он успел совершить множество поступков, как ужасных, так и поражающих своей дерзостью. Но именно описанный выше период жизни де Сада больше всего привлекает внимание людей, так или иначе исследующих его биографию и литературное наследие. В том числе, конечно, и кинематографистов.

Впервые на экране: философ, сумасшедший, извращенец

Многие выходки де Сада кажутся шокирующими и аморальными даже в наше время. Даже несмотря на то, что отношение ко многим порокам стало куда более лояльным, а сексуальная девиация, названная в честь героя статьи, воспевается (в смягченном и сильно искаженном виде) в ориентированных на прекрасный пол сверхпопулярных романах. Стоит ли говорить, что при жизни, да и многие годы после смерти, Донасьена считали настоящим монстром, не имевшим ни принципов, ни моральных ориентиров? Его произведения, разумеется, читали, и читали немало, по ним писались научные работы, их цитировали, с личности автора лепили персонажей… Но о полноценной экранизации трудов маркиза, да еще и подходящей для широкой публики, не шло и речи. И это вполне логично: представить культовых актеров, к примеру, 30-40-х годов, утонченных джентльменов, с упоением изображающих гомосексуальную оргию, сложновато. Но все же в 1969 году лед был пробит: на экраны вышла «Жюстина маркиза де Сада» (Marquis de Sade: Justine), в создании которой приняли участие аж четыре страны: Лихтенштейн, ФРГ, Италия и США.

Можно было ожидать, что этот фильм вызовет у зрителей шок и трепет. На деле же вышло, что особенно яркого впечатления (в негативном смысле) картина не произвела. Просто по той причине, что Хесус Франко не стал экранизировать роман де Сада близко к тексту, а обошелся с ним весьма вольно, превратив «Несчастья добродетели» из довольно жесткого и грязного повествования в драму на фоне исторических декораций, слегка приправленную размышлениями о пороке и невинности. То есть шокировать в «Жюстине» было особенно и нечему. К обнаженной натуре, мелькавшей на экране, в 1969 году относились уже нейтрально, а глубокие и эпатажные философствования де Сада превратились в эдакое размышление на досуге: кем же лучше быть, плохим человеком или хорошим? Финальный вывод, конечно же, остается на совести зрителя.

Появился в картине и непосредственно де Сад, сыгранный Клаусом Кински. Но, опять же, он показан не чудовищем, философствующим и грезящим об оргиях в тюремной камере, а едва ли не раскаивающимся грешником, мучительно ищущим себя. Такой подход к фигуре маркиза можно, с одной стороны, считать спорным, с другой же, именно благодаря «Жюстине маркиза де Сада» укрепилась мысль о том, что произведения Донасьена в принципе можно экранизировать и пускать в прокат, не опасаясь неприятных последствий.

Жизнь увлекательнее вымысла

Впрочем, не всегда киноделов привлекали произведения де Сада. Зачастую интерес режиссеров и сценаристов был куда больше непосредственно к самому Донасьену – так, к примеру, в 1999 и 2000 годах вышло два фильма, посвященных де Саду-настоящему, а не де Саду-выдумке. Речь, разумеется, идет о лентах «Маркиз де Сад» (Sade) и «Перо маркиза де Сада» (Quills).

«Маркиз де Сад» повествует о жизни Донасьена непосредственно после того, как вспыхнувшая во Франции революция уничтожила монархию. Аристократ-развратник, освобожденный из разрушенной Бастилии, оказывается в отдаленном поместье в компании таких же дам и господ, купивших у «кровавого террора» небольшую отсрочку от гильотины. И даже в таких условиях, когда кажется, что от мыслей о плахе никак не отделаться, де Сад находит способ поразвлечься. Заметив, что в него влюблена юная девушка, он решает, что должен всенепременно подарить ей свободу от оков морали и раскрепостить сексуально.

Эта лента – несмотря на то, что была в целом неплохо встречена как зрителями, так и критиками, – тем не менее не снискала громкой славы и известна в основном людям, интересующимся личностью Донасьена де Сада. Оно и неудивительно: истории – несомненно, драматичной – все же порой трагически не хватает напряжения и динамичности.

Зато в ленте «Перо маркиза де Сада» динамичности с избытком. Да и тема в ней поднимается куда более острая: Филип Кауфман повествует не только и не столько о скандальном аристократе, сколько о людях, так или иначе пострадавших от его творчества или непосредственного влияния личности утонченного извращенца. И блестяще сыгранный Джеффри Рашем Донасьен в «Пере» выглядит по-настоящему опасным человеком: жестоким, развратным, но при этом харизматичным и очаровательным.

Надо понимать, что ни один из этих фильмов нельзя назвать исторической картиной. И «Макриз де Сад» 1999 года, и «Перо маркиза де Сада» – в большей степени попытки как-то осмыслить его наследие и попытаться хотя бы немного проникнуть в философию, не всегда понятную обывателю. Фильм «Перо» при этом пришелся людям по эту сторону экрана настолько по вкусу, что был номинирован на множество премий – в основном за лучшую мужскую роль, дизайн костюмов и сценарий – в общей сложности 44 раза. Побед же в номинациях было одержано 18 – и этот список, откровенно говоря, попросту слишком большой, чтобы приводить его в статье полностью. Основными же полученными наградами принято считать «Золотые спутники» за лучшую мужскую роль и лучший сценарий. И можно смело сказать, что эти премии получены абсолютно заслуженно.

Ради исторической справедливости стоит также упомянуть другую картину, в целом посвященную образу исторического персонажа больше, чем его произведениям, – «Маркиз де Сад» 1996 года (за рубежом иногда упоминается под названием Dark Prince, чаще – Marquis de Sade или просто Sade). В этой ленте маркиз снова встречается со своими персонажами, что в некоторой степени роднит ее с «Жюстиной маркиза де Сада»… да, собственно, и встречается он с Жюстиной из «Несчастий добродетели», выступая в роли безжалостного растлителя невинной девушки. Образ Донасьена, однако, был трактован слишком вольно и вышел почти карикатурным. Некоторые киноведы, впрочем, довольно высоко ценят эту картину. Запрещать им это делать, разумеется, нельзя, но стоит отметить, что массового зрителя эта версия приключений неугомонного развратника может заинтересовать разве что своим российско-американским происхождением: наши страны не так уж часто сотрудничают, создавая неформатное кино.

Маркиз ведь писал о сексе

Разумеется, такой персонаж, как месье де Сад, не мог ни разу не воплотиться на экране в фильме более фривольного характера, чем, скажем, «драма с элементами эротики». И речь, конечно, идет не о сотнях порноподелок, бездумно эксплуатирующих знаменитый образ, а о фильме 1994 года, который что в локализации, что в оригинале именуется лаконично: «Маркиз де Сад» (Marquis de Sade). Это, кстати, довольно редкое совпадение: обычно отечественные переводчики куда сильнее стремятся творчески самовыразиться. Видимо, сказалась специфика жанра.

Если отбросить шутки, эта лента является настоящей легендой в порноиндустрии. Оживлять на экране образ де Сада довелось легендарному порноактеру Рокко Сиффреди. Маркиз, отбывающий пожизненное заключение в Татильонском замке, предается воспоминаниям о своих грязных похождениях – и, если верить создателям фильма, ему есть что вспомнить.

Разумеется, к образу Донасьена этот фильм добавляет не очень-то много, но любопытствующие могут его все же отметить, ведь «Маркиз де Сад» двадцатипятилетней давности – это один из последних образцов порнографии той эпохи, когда работники индустрии заботились не только о том, как поудачнее выстроить ракурс, но и о декорациях, костюмах и даже какой-никакой драматургии. Донасьен де Сад, будь он сейчас в живых, наверняка высоко оценил бы это кино.

Маркиз-чудовище

Назвать маркиза де Сада страшным человеком в том же смысле, в каком страшным считается, к примеру, Влад Цепеш, нельзя. Насильник, развратник и проповедник абсолютной свободы – это все же не серийный убийца, каннибал или тот же любитель сажать провинившихся подчиненных на грубо отесанные колья. Тем не менее образ де Сада использовался и в хорроре.

В первую очередь нужно сказать, что картина, упомянутая в начале данной статьи, тоже имеет пометку «ужасы» во многих источниках, но считать ее хоррором не стоит. Сцены истязания невинной девушки, конечно, многих могут напугать, но им далеко даже до самых безобидных представителей того же современного сплаттерпанка, также повествующего о пытках и насилии.

Зато есть и картины, в которых герой статьи предстает самым настоящим монстром – в буквальном смысле этого слова. И для затравки можно назвать, пожалуй, французско-бельгийский фильм «Маркиз» (Marquis, 1989). Вообще-то эта картина позиционируется как гротескная комедия, но… Но наблюдать за звероголовым де Садом, ведущим беседу со своими собственными гениталиями, отчего-то имеющими человеческую физиономию, временами не столько смешно, сколько неуютно. Впрочем, этого эффекта создатели картины добились случайно, а на самом деле они ставили перед собой цель высмеять пороки общества устами скандально известного писателя.

А вот Энтони Хикокс, режиссер картины «Музей восковых фигур» (Waxwork, 1988), использовал образ скандалиста и развратника именно для того, чтобы вызвать у зрителя испуг. Тот факт, что знаменитый француз оказался в одном ряду с вампирами, оборотнями, зомби и мумиями, кажется довольно забавным, но это ни на йоту не умаляет достоинств ленты. «Музей восковых фигур» – это один из фильмов, обозначивших смену формата хорроров, более динамичный, более жестокий и чуть менее нагруженный смыслом, чем картины, ему предшествовавшие. Маркиз, к сожалению, так и остался в этой ленте всего лишь одним из многих монстров, не получив приличествующей его аристократическому происхождению доли экранного времени. И тем не менее образ, созданный плодовитым актером Дж. Кеннетом Кэмпбеллом, впечатляет, несмотря на предельную оторванность от исторического прототипа.

Фильм этот, к слову, был отмечен призом в номинации «Страх» на фестивале в Авориазе спустя год после выхода на экраны, а также претендовал на престижную кинопремию «Сатурн» аж в четырех номинациях, среди которых и «лучший фильм ужасов», но уже в 1990 году.

А пятью годами позже «Музея», в 1993-м, свет увидел другой фильм, в котором де Саду была уготована роль инфернального порождения тьмы. И на этот раз он был в центре внимания, хотя и снова не получил много экранного времени. Речь, конечно, идет о ленте «Ночные ужасы Тоба Хупера» (Night Terrors).

Сюжет фильма прост: девушка приезжает в Каир к своему отцу-археологу. Там она попадает в лапы зловещего культа, следующего заповедям маркиза де Сада, и выясняется, что все происходящее с ней не случайно. Сама даже не догадываясь об этом, она является потомком человека, которому несколько столетий назад поклялся отомстить развратный аристократ, а один из ее очаровательных новых друзей (и лидер культа) – потомок самого маркиза. Месть, отложенная на века, наконец, свершается, жестоко и цинично, вполне в духе произведений француза.

Самым примечательным в фильме, пожалуй, является образ де Сада, запертого в темнице, стойко переносящего пытки и буквально источающего нечеловеческую злобу и ненависть. Кино «Ночные ужасы Тоба Хупера» даже не претендует на историчность, но почему-то именно этому воплощению де Сада веришь сразу и безоговорочно. Возможно, благодаря тому, что образ избавился от излишней рафинированности, неуместного желания раскаяться и душевных терзаний. Принять такого маркиза де Сада оказывается проще всего.

Вишенка на торте

Особняком же среди лент, так или иначе посвященных творчеству Донасьена де Сада, стоит одна, которая одновременно и близка, и далека от него самого. В декорациях не осталось ничего от знаменитых книг, да и сюжет немало отличается от взятого за основу романа… Но вот дух, неповторимый дух трудов проповедника порока передан в этой экранизации наиболее полно и точно. Как многие уже догадались, речь идет о скандально известном фильме «Сало, или 120 дней Содома» (Salo o le 120 giornate di Sodoma, 1975).

Разлагающаяся от скуки и безнаказанности знать, в последние дни своего правления устроившая грандиозную четырехмесячную оргию в отдаленной провинции своей страны – и какое дело, идет ли речь о восемнадцатом веке или двадцатом? Грязь и разврат одинаковы во все времена. Пресытившиеся, творящие ужасные дела, не снимая с себя масок светского воспитания и нарочитой галантности, эти типажи актуальны всегда.

Пьер Пазолини, режиссер картины, конечно же, уверял, что все показанное им – не более чем метафора, с которой он хотел начать «Трилогию смерти», призванную служить противовесом «Трилогии жизни», но так и не завершенную. Однако ему, была это метафора или нет, удалось показать мир, каким его желал видеть и каким живописал де Сад, наиболее достоверно. Абсолютный эгоизм, абсолютная вседозволенность, полная и безграничная свобода, к которой можно либо присоединиться, либо попытаться оказать сопротивление и пасть ее жертвой. Словом, если у кого-то есть желание по-настоящему понять, о чем писал француз, не открывая при этом его книг, «Сало» станет идеальным вариантом. Главное – быть уверенным в своей психической стабильности, ведь именно эта картина шокирует по-настоящему. Возможно, именно то и вызывает шок, что в ней нет ни одного мистического персонажа, и легкомысленно списать все происходящее зло на потусторонних тварей не получится.

Именно этого и добивался де Сад в своих произведениях – довести человека до осознания своей звериной, темной, похотливой сущности. Именно в том и заключается истинный порок, каким он его видел, и истинная свобода, о которой он мечтал…

* * *

Жизнь маркиза оборвалась 2 декабря 1814 года. В его смерти не было ничего возвышенного или глубоко порочного: де Сада убил сильный приступ астмы.

Оценивать его жизнь, его труды и его взгляды на жизнеустройство можно совершенно по-разному. Кем он был? Чудовищем? Мастером эпатажа и светским хулиганом? Провидцем? Скорее всего, в нем было понемногу от всего перечисленного, да и не так уж это важно. В любом случае, он дал современному миру и современной культуре куда больше, чем может показаться на первый взгляд. И речь, конечно, идет совсем не о серии книг-бестселлеров или разрекламированном извращении. Донасьен Альфонс Франсуа де Сад дал нам пример того, что не только добрые и светлые люди могут изменить мир. И, конечно, понимание истины, что Свобода – это не просто сладкая сказка о всеобщем равенстве и братской любви.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)