DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДРУГИЕ: ПРОКЛЯТИЕ КУКУШКИ

Георгий Месхишвили: «Когда в голове густой компот из мрачных мыслей, рисовать милых бабочек было бы странно»

Погрузиться в мрачный мир, впечатлиться кошмарными образами, позволить ужасу захватить свое воображение — во всем этом ценителю дарк-арта не откажут работы Георгия Месхишвили. Адепт цифровой живописи, автор книги «Морок» и множества других работ пообщался с DARKER’ом в эксклюзивном интервью.

Георгий, прежде чем ближе познакомить читателей с вашей личностью, попробую охватить одним вопросом все самое главное, что касается вашего творчества: какие работы вызывают у вас наибольшую гордость? Просто чтобы все тут сразу поняли, в чье интервью попали.

Приветствую. Вот так вопрос. Как полагается художнику — я хочу почти все свои работы удалить и никогда больше не показывать. Но я держусь. Гордость у меня вызывают вот эти картины. Кажется, мне удалось и технически их исполнить на высоком для себя уровне, и на эмоциональном уровне они хорошо работают.

Ну вот теперь можно и к личности перейти. Начнем, так сказать, с самого начала. Вы художник с профильным образованием — окончили школу искусств. Расскажите, увлечение хоррором пребывает с вами еще с тех времен? Что на это повлияло? Назовете художников, которые перетянули вас на темную сторону?

Да, я учился рисовать с детства. У меня мама художник, и она привила любовь к этому делу. А вот художественная школа как раз полностью отбила все желание рисовать. Там тебя загоняют в рамки, выход за которые сразу осуждается. Мне было неинтересно разбираться со светом, перспективой, пропорциями. Стандартный образовательный процесс мне не подошел. Сейчас пробелы в этих навыках заметны в моих работах.

На меня больше всего повлияли кино и компьютерные игры. Не знаю почему, но мрачные истории и ужасы всегда меня больше привлекали.

А из художников первым, кто меня поразил, был Босх. Совершенно другой взгляд на мир. И дальше я всегда ценил тех, у кого свое уникальное видение мира. Мне кажется, самое ценное — это возможность посмотреть на мир глазами другого человека, который сумел это изобразить. Я пытаюсь заниматься тем же самым.

Известно, что для писателя самый ненавистный вопрос: «Откуда вы берете свои идеи?» А как обстоят дела у художников? Можете рассказать, как устроен ваш творческий процесс? Как жуткие образы возникают и обретают черты?

Я думаю, мои основные темы в рисунках — это боль, злость, утрата, одиночество, смерть, любовь, страх. Я все это пропускаю через мясорубку и собираю своих монстров и сюжеты.

Творческий процесс очень спонтанный. Бывает, я сажусь с определенной идеей, и у меня в голове уже есть финальный образ работы. Бывает, вижу пятно на плитке на полу в ванной, которое напоминает мне монстра или лицо, и я это пятно могу добить до финального арта. Могу увидеть кадр из старого фильма или мультфильма и на его основе что-то свое нарисовать. Меня часто вдохновляют фотографии или рисунки других художников.

Что-то должно вызвать импульс — неважно что, но должно появиться непреодолимое желание сесть и начать создавать. В процессе идея или образ может мутировать, и ты уже забываешь о первоначальной задумке.

В вашей галерее можно найти работы, на которых присутствуют узнаваемые хоррор-персонажи, но в целом создается впечатление, что работа с оригинальными образами вам куда ближе. Это так? Или в иллюстрировании чужих произведений тоже есть свой шарм?

Я помню это ощущение, как мне хотелось нарисовать монстров из Silent Hill или Resident Evil. Это что-то из детства. И сейчас у меня, наконец, появилась такая возможность. Поэтому можно сказать, что этими фан-артами я балую иногда своего внутреннего ребенка.

Ну и не стоит забывать о ступоре, когда нет ни одной новой идеи. И тогда взять знакомый образ и нарисовать его в своем стиле — это неплохой способ развлечься.

Вы занимаетесь и цифровым искусством, и живописью, и другими видами изобразительного искусства. Как вам удается их сочетать? Легко ли определяете, какие идеи в каком виде осуществить?

Сейчас я на 100 % занимаюсь цифровой живописью. Мой инструмент — это только iPad. Я стараюсь, чтобы картины в итоге выглядели как традиционная живопись. И, судя по отзывам, мне это удается. Рисовать на планшете — это самый большой дар, который мне подарили современные технологии. Ты в любой момент, в любой локации можешь создавать. Это великолепно.

Но прежде вы рисовали и на «физических носителях». Отказались от них именно из соображений удобства?

Это был короткий этап. Около двух лет. Пробовал работать с акварелью. Возникла проблема с организацией процесса. Место, краски, время. Очень муторно. Да и результатом я не был доволен. Мне необходимо по несколько раз менять рисунок, пока он не начнет мне нравиться. С красками это почти невозможно.

В своей биографической справке вы упоминали, что творчество однажды помогло вам справиться с психологическим кризисом. Можете подробнее рассказать о своей арт-терапии? Насколько существенным было то, что вы рисовали именно в жанре хоррора?

В один момент я понял, что начинаю сам себя переваривать. Количество мыслей и переживаний зашкаливало. Все началось с «простого» — куда я двигаюсь и зачем? Я понял, что мне не хватает самореализации. И вот тут все сошлось. С одной стороны, давно зарытые амбиции художника, с другой — накопившиеся мысли. И я просто начал свой путь с самого начала.

А почему именно хоррор? Ну, когда у тебя в голове густой компот из мрачных мыслей и ты вырос на ужасах в играх, кино и литературе, то рисовать милых бабочек было бы странно.

Среди ваших ранних работ выделяется серия «Метро». Она интересна в том числе своей концепцией — ведь порой за человеческими чертами и вправду скрываются настоящие монстры, и, быть может, их мы, сами того не ведая, встречаем каждый день. Задумывали ли вы «Метро», чтобы передать эту мысль? И склонны ли вообще вкладывать в свое творчество идеи, лежащие не на поверхности?

Серия «Метро» как раз простая по своей идее. Люди тратят сотни часов жизни, чтобы доехать на работу. Каждый день. Месяцы и годы. Мне это казалось достаточно мрачным занятием. Очень редко кто-то улыбается в метро. Там душно и мрачно. Надо понимать, что серия делалась в начале 2000-х годов. Сейчас на некоторых ветках есть новые, чистые вагоны с кондиционером. Когда я ездил на метро в университет, все было не так позитивно. Я просто докрутил эту идею до абсурда. Люди как зомби. Они уже сгнили, но все еще едут в метро.

Я в работы часто закапываю свои идеи или переживания. Но не надеюсь, что их кто-то считает. Мне очень важно оставить место для фантазии зрителя.

Что вообще испытываете, когда зритель пытается по-своему «разгадать» ваши картины?

Приятно. Значит, все сработало.

Случалось ли вам встречать толкования своих работ, которые далеко ушли от авторского смысла?

Чаще всего люди пытаются ссылаться на уже им знакомые образы и проецировать их на увиденное. Массовая культура так работает. И это нормально. Человек может увидеть знакомых злодеев или героев комиксов там, где я их не задумывал.

Кто-то может по-своему считать эмоцию на картине. Самое забавное, когда люди просто не понимают, что именно я нарисовал. И мне это нравится. Я нарисовал огромного мертвого петуха, а кто-то вместо его тела увидел гору. Или я рисовал собаку, а человек увидел лебедя. Прикольно.

Одно из ключевых ваших хоррор-творений — книга «Морок», которую вы полностью создали сами как автор и художник. Представленная в ней короткая, но атмосферная история о Хранителе света кажется частью какой-нибудь большей вселенной. Расскажите, чем она вдохновлена?

«Морок» родился в момент, когда я понял, что каждая новость ужасает меня. У меня было ощущение, что я все глубже погружаюсь во мрак, который окутывал всех нас. Именно эти эмоции я пытался передать в книге. Надежда вроде как есть, но по факту все зациклится на тьме и зле. Я оставил много отсылок к новостям, которые меня в этот момент угнетали. Скажу честно, я был тогда очень подавлен. Да и сейчас мне не легче. Я пытался избегать новостей. Но они, словно вода, проникали через все щели.

Нет ли планов расширить эту вселенную?

Вообще, я об этом думал и думаю. Мне кажется, я просто накидал общими мазками основные концепции и образы. Некоторые из них вполне удачные. У меня есть несколько идей. Но о них рано говорить.

А что уже готово — это анимированная версия книги. Изначально, когда я рисовал, мне хотелось, чтобы книга была как живая. С озвучкой, музыкой и анимацией. И спустя год с помощью талантливой команды мы это сделали. Она будет доступна у меня на сайте.

Вы также анонсировали, что взялись за еще одно новое для себя направление — компьютерную игру. Можете поделиться подробностями об этом проекте?

Мне хочется, чтобы мои рисунки чуть глубже влияли на зрителя. За счет движения, звуков и музыки этого можно попробовать добиться.

Ну, и главная цель, над которой я уже более года ломаю голову, — это создавать игры. Перенести свои мрачные фантазии и образы в интерактивную форму. Есть концепты, документация, музыка. Но пока нет финального продукта. Работаю над этим.

Будучи человеком, несомненно, увлеченным хоррором во всех его воплощениях, какие последние впечатления можете отметить? Помимо арта — в кино, играх, литературе?

Я пока пытаюсь осознать, насколько резко может измениться жизнь в короткий период. Оказаться подвешенным, зависящим от вещей, на которые ты никак не можешь повлиять... Это ощущение потери контроля над своей жизнью напугало меня сильнее любого хоррора. Я делаю только первые шаги, чтобы снова начать на что-то влиять в новой реальности.

Искренне желаю вам найти правильный путь к воплощению идей и надеюсь, что мы еще увидим ваши мрачные образы в нашем журнале!

Спасибо за интересные вопросы.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)