DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Гоголь. Подражание

Черный став (роман)

Автор: Владимир Ленский (Абрамович)

Жанр: мистика

Издательство: Московское книгоиздательство

Год: 1917

Похожие произведения:

Николай Гоголь «Вечера на хуторе близ Диканьки» (цикл повестей)

Михаил Загоскин «Концерт бесов» (рассказ)

«Все мы вышли из гоголевской “Шинели”» — пожалуй, сложно найти более затасканный афоризм о русской литературе. Несмотря на избитость, он по-прежнему остается актуальным. Из богатого творческого наследия Гоголя потомкам ближе всего оказались пустопорожние проблемы маленького человека. Пышущие жизнью и способные обдурить самого черта персонажи из ранних малороссийских повестей столь сильного влияния не возымели. Именно их приключения одновременно вызывают самые искренние улыбки и бросают в самую сильную дрожь. И все же о литературе, вышедшей из «Вечеров на хуторе близ Диканьки» говорят крайне редко. Однако в истории отечественной словесности были попытки если не развить внутреннее содержание этих произведений Гоголя, то хотя бы подражать им по форме.

В наше время имя Владимир Ленский вызовет ассоциации исключительно с молодым поэтом из «Евгения Онегина». В разгар Серебряного века большим успехом у публики пользовался литератор, скрывший под столь звучным псевдонимом свою настоящую фамилию Абрамович. Его библиография поражает разнообразием — редкий писатель способен сочинять и детские стишки о чепушистой чепухе, и исторические драмы, и декадентские эротические романы. Впрочем, судьба столь плодовитого автора (в 10-е годы прошлого века у него вышло два многотомных собрания сочинений!) трагически оборвалась в Соловецком лагере, а его произведения практически полностью забыты. Если бы не энтузиасты из издательства Salamandra P.V.V., выпустившие электронные версии его романов «Демон наготы» и «Черный став», тексты Ленского по-прежнему оставались бы известны лишь узкому кругу специалистов.

Роман «Черный став» опубликован в 1917 году. Вместе с написанной на несколько лет раньше книгой «Зори ночные» он образует своеобразную мистическую дилогию, окутанную народными суевериями и декадентской эстетикой. Действие «Черного става» разворачивается в Батурине и Мазеповом Городище — местах, не вполне похожих на окрестности гоголевской Диканьки. Однако здесь хватает и колоритных типажей, и нечистой силы, и выпитой горилки. Еще близ Черного става блуждает призрак панны Марии Кочубей — «бедной девушки, потерявшей разум, проклятой отцом и брошенной любовником». Такого рода сюжетные ходы более характерны для зарубежных историй о привидениях. Обнаружившееся в самом начале сочетание пронизывает всю книгу. Разгульный, живой дух гоголевской традиции здесь приглушается омертвелостью готической прозы. Кстати, присутствие панны Марии придает тексту еще больше книжности: это имя носит персонаж поэмы Александра Пушкина «Полтава». Реальную дочь Кочубея и возлюбленную гетмана Мазепы звали Матреной, а судьба ее сложилась иначе.

Хотя Владимир Ленский много лет прожил на Украине, очевидно, основу для творческого замысла составила не глубокая погруженность в местный фольклор, а мода на мистицизм. Народный антураж и малороссийские говоры нужны лишь для того, чтобы придать роману экзотики, сделать его более заметным на фоне гнетущей декадентской прозы. Автор «Черного става» стремится во всем подражать Гоголю. Он наполняет текст комичными ситуациями с колоритными хохлами, жуткими сценами с нечистой силой, волнующими любовными переживаниями, чарующими описаниями природы. Пожалуй, лучше всего ему удались именно пейзажные зарисовки — они неплохо передают красоту тех мест, а заодно разряжают обстановку между очередными страстями и происшествиями. В остальном Владимиру Ленскому не удается приблизиться к предмету подражания. Он пугает, но особого страха нет. Он шутит, но смеяться не хочется. Любовные линии прописаны довольно чувственно, но в них нет того масштаба, который заставил кузнеца Вакулу лететь на черте за царскими черевичками. Среди персонажей «Черного става» вряд ли отыщется личность, способная на такой подвиг.

Сюжет романа в большей степени берет истоки не в прозе Гоголя и не в украинском фольклоре, а в готических новеллах. Богатый пан Бурба проявляет интерес к «гарной дивчине» Марынке. Чтобы заполучить гордую неприступную красавицу, он пускает в ход «чертову музыку». Отважный чумак Наливайко, тоже влюбленный в Марынку, пытается ему помешать. Противостояние неспешно переходит от слов к кулакам, но злодею мало черного колдовства. Он решается еще и на похищение… Незатейливая история, где на один относительный хэппи-энд приходится несколько трагедий, несмотря на откровенную вторичность, держит в напряжении. Похоже, боясь показаться неоригинальным, Владимир Ленский решил насытить ее второстепенными сюжетными линиями. Вполне оправданная задумка не принесла желаемого результата: повествование получилось избыточным и негармоничным. Призрак панны Марии не раз показывается во мраке ночи, при этом не оказывая влияния на сюжетные линии. Зачем автор вводит его? Чтобы сделать атмосферу более мрачной? Или чтобы подчеркнуть «проклятость» места?.. Бурба из подозрительного человека, который знается с нечистью, неожиданно превращается в серийного убийцу. Впрочем, душегуб из него получается очень странный — он то убивает обычных людей с целью грабежа, то расправляется со злодеями в духе их преступлений. Под конец у персонажа проявляются и вовсе несвойственные ему черты «влюбленного дьявола».

Впрочем, не все второстепенные события отягощают книгу. Некоторые из них, напротив, можно отнести к главным достоинствам романа. Взять, к примеру, одержимость бездарного музыканта Скрипицы чертовыми наигрышами или сцену смерти дида Тараса. В этих эпизодах автор не допускает привычных для себя перегибов или рыхлости. Литературное изящество вместе с психологической точностью погружаются в глубины мании и проводят по тропам принятия смерти. Вообще различные бытовые сценки прописаны сильнее и интереснее ключевых событий. Конечно, они откровенно тяготеют к псевдолубочности, но их уютная наивность ослабляет критический настрой. Пускай даже многочисленные «го-го-го», рассыпанные по тексту, больше напоминают закадровый смех из современных ситкомов.

В начале XX века еще не существовало понятия «проектная литература», но именно к этому явлению современной культуры тяготеет роман Владимира Ленского. Его «Черный став» как будто предвещает появление всех этих «Сталкеров», «Дозоров», «Вселенных Метро 2033». Эта книга отлично вписалась бы в какую-нибудь гипотетическую серию «Гоголь. Заколдованные места». Так что, если возникнет желание немного продлить вечера, проведенные на хуторе близ Диканьки, есть смысл обратиться к роману «Черный став». Вот только этот вечер будет гораздо менее сумрачным, лиричным и таинственным.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)