DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Ковчег в кровавом море

Царь кровь / King Blood (роман)

Автор: Саймон Кларк

Жанр: постапокалиптика, ужасы

Издательство: АСТ

Серия: Хроники Вселенной

Год издания: 2001 (в оригинале — 1997)

Перевод: М. Левин

Похожие произведения:

  • Саймон Кларк «Кровавая купель» (роман)
  • Ларри Нивен, Джерри Пурнелл «Молот Люцифера» (роман)
  • Перспектива конца света всегда пугала, но вместе с тем и завораживала человечество. Недаром создано столько мифов о гибели богов, последних временах и прочих катастрофах вселенского масштаба. Современность по отношению к закату цивилизации настроена менее поэтично — никаких трубящих ангелов или четырех всадников Апокалипсиса. И все же новые мифотворцы не прочь поставить человечество на грань исчезновения, например столкнув планету с астероидом. Впрочем, опасность необязательно должна исходить из космоса. Все-таки мы живем на расплавленном лавовом шаре, покрытом тонкой коркой остывших пород — практически неизведанные недра Земли могут таить не менее жуткую опасность. Именно от этой идеи отталкивается признанный мастер фантастики катастроф Саймон Кларк в романе «Царь Кровь».

    Выброс ядовитого газа приводит в Ферберн толпу беженцев из соседнего Лидса. Все напряженно ожидают, когда же правительство разберется с чрезвычайной ситуацией, но помощи от властей не будет. Разогревшееся земное ядро запускает цепочку катаклизмов по всей планете: извержения вулканов, цунами, взрывы газовых карманов, землетрясения. Цивилизация всплывает кверху брюхом, и каждый отныне сам за себя. В ожесточенной борьбе за кров, еду, лекарства, оружие обычным делом становятся ограбления, убийства, изнасилования, ведь в новом мире человек — единственный продукт, который не в дефиците. По настоянию мудрого Бена Кавеллеро группа молодых людей покидает Ферберн, чтобы найти более благоприятное место для жизни. На пути к обетованной земле (если таковая где-нибудь найдется) их встретят выжженные пустыни, разрушенные города, оголодавшие беженцы, бесчинствующие мародеры. В ночном мраке таится и более опасный враг — таинственные серые люди с налитыми кровью глазами.

    Пожалуй, лучше всего в романе Саймону Кларку удались грандиозные картины разрушенного мира. Затопленный Лондон, засыпанный пеплом Ферберн, заваленный трупами Лидс — каждое описание обретает объем и осязаемость из-за обилия ярких деталей. Попытка шокировать читателя перерастает в некую поэтизацию разрушения, которая завораживает изощренной эстетикой безобразного. Уже одна из первых сцен романа — «танец» дождевых червей (нарастающий жар гонит их из-под земли) —проникнута зловещим символизмом и доносит тревожное предчувствие грядущих потрясений. На фоне достойных декораций должно разворачиваться насыщенное действие, но тут происходит сбой. Саймон Кларк с легкостью нагнетает напряжение или устраивает крутые сюжетные виражи, вот только яркие пейзажи затмевают бледных невыразительных персонажей: большинство из них уже при жизни отдает мертвечиной.

    Читатель смотрит на гибнущий мир глазами главного героя — простоватого парня Рика Кеннеди (лишь изредка нить повествования перехватывает его симпатичная подружка Кейт Робинсон). Рассказчик весьма наблюдателен и всегда подмечает множество интересных деталей, но когда дело касается человеческих характеров, он неожиданно демонстрирует абсолютную слепоту. Относительно объемно изображен сам Рик и несколько центральных персонажей, хотя даже они раскрыты односторонне: у возглавившего группу Стивена сделан акцент на лидерских качествах, у Кейт — на обаянии, у чудом спасенной Виктории — на загадочности, у вожака шайки бездомных Иисуса — на скрытом коварстве. Все остальные сливаются в безмолвное большинство. Безликость второстепенных персонажей не идет на пользу роману — сложно сопереживать, когда они попадают в беду, а их поступки — от подвигов до подлостей — часто кажутся немотивированными, ведь какие личностные качества стоят за тем или иным действием, остается загадкой.

    Саймон Кларк явно стремился, чтобы его роман понравился как можно большему числу людей — выжженную пустыню постапокалипсиса он населяет головокружительными приключениями и детективной интригой, нежной любовной линией и откровенной эротикой, туманной мистикой и морально-этическими дилеммами. Добиться гармоничного сосуществования столько разнохарактерных соседей у автора не получилось. Так, например, всерьез раздражает обилие постельных сцен. Бесспорно, в умирающем мире секс становится одной из защитных реакций, но тратить уйму страниц на однообразные описания совокуплений — ход откровенно провальный. «Царь кровь» вызовет претензии и у опытных выживальщиков: слишком уж стройно и организованно к героям романа подступают проблемы. Будут причины возмутиться и у знатоков аналитической психологии: Саймон Кларк довольно превратно толкует юнгианскую концепцию коллективного бессознательного — без обращения к архетипам книга навряд ли стала бы хуже. Впрочем, те, кто ценит леденящий кровь хоррор и берущий за душу саспенс, простят автору огрехи — отдельные недочеты не делают книгу менее страшной и захватывающей.

    Хотя сюжетная линия романа щедро полита кровью и усыпана человеческими останками, самое страшное кроется в морально-этических дилеммах, которые регулярно встают перед главными героями. Старые порядки обратились в пепел вместе со старым миром. Иные правила поведения, продиктованные новыми условиями, подбрасывают немало поводов для споров, сомнений, конфликтов или даже медленного сползания в безумие. Можно ли сохранить жизнь безобидному чужаку, способному навлечь на группу смертельную опасность? Стоит ли спасать жизнь человеку, если он станет лишним ртом для маленького сообщества выживших? Есть ли смысл садиться за стол переговоров с теми, кто воспринимает гибель цивилизации как настоящий праздник? Проблемные вопросы — в поисках ответа на каждый из них прольется немало крови — берут начало не в вымышленной катастрофе. Истоки будущих противоречий кроются в обыденной реальности, но как только изменится расстановка сил и рухнет система привычных ограничителей, никто не сумеет сдержать нарастающее безумие.

    Все происходящие в романе катаклизмы имеют строгое научное объяснение — даже зловещие серые люди не окажутся посланниками ада или обитателями земного ядра. Тем не менее Саймон Кларк пропитывает сюжет религиозным символизмом. Здесь возникает еще одна загадка: чем же являются постигшие планету бедствия — концом света или огненной версией всемирного потопа, за которым последует возрождение цивилизации? Покидающая Ферберн группа называет себя «Стивеновым ковчегом» — в самоиронии кроется явная надежда на спасение. Предводитель шайки бездомных, развлекающихся пытками и убийцами, скрывается за именем Иисус, что отсылает к апокалиптическому Антихристу, прикинувшемуся мессией. И все-таки ближе к финалу окончательная гибель цивилизации откладывается. Ковчег из метафорического превращается в настоящий, а вместе с ним появляется и надежда на голубя, который принесет в клюве ветку оливы…

    Комментариев: 0 RSS

    Оставьте комментарий!
    • Анон
    • Юзер

    Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

    Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

    (обязательно)