DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ПРОКЛЯТИЕ АРТУРА

Молчаливое детство

Паранормальные / De Uskyldige

Норвегия, Швеция, Дания, Великобритания, Франция, Финляндия, 2021

Жанр: драма, фантастика, ужасы

Режиссер: Эскиль Вогт

Сценарий: Эскиль Вогт

В ролях: Ракель Ленора Флоттум, Алва Бринсмо Рамстад, Сэм Ашраф, Мина Ясмин Асхэйм, Эллен Доррит Петерсен, Мортен Свартвейт и другие.

Похожие фильмы:

О детях, как о покойниках, — либо хорошо, либо никак. Кажется, что весь мир пришел к негласному соглашению, согласно которому дети несут с собой свет и тепло, а мы, взрослые, обязаны чувствовать только радость, когда эти чистые, невинные ангелочки треплют тебе нервы. Трогать их нельзя, кричать нельзя, указывать на ошибки нельзя, заставлять что-то делать нельзя, принуждать к учебе нельзя. Можно только безусловно любить, забывая о себе самом, и прощать им все проделки с улыбкой на лице.

Однако общество, принявшее это соглашение, забыло (или сознательно не хочет думать об этом?), что дети — это самые настоящие монстры, в переносном, конечно же, смысле. Им нельзя давать полную свободу действий и выпускать из-под контроля. Иначе начнется хаос, который будет не остановить. Ювенальные ростки — это только самое начало назревающего кошмара.

Дети маленькие, но бесконечные эгоисты. Они искренне убеждены, что весь мир крутится вокруг них и что им все должны. Их можно понять: они только учатся жить, отличать плохое от хорошего, выстраивать барьеры в голове, которые будут останавливать их от совершения непростительных поступков. Но именно поэтому им и нужны рамки и границы, подчас жесткие, а безусловная и слепая любовь может стать роковой и сделать из них злодеев, уверенных, что им все сойдет с рук.

Эскиль Вогт, норвежский сценарист и режиссер, говорит об этом в своем фильме «Паранормальные». Он напоминает миру, куда может привести беспечность и равнодушие взрослых по отношению к детям. К тому, что они будут познавать мир самостоятельно, в одиночестве, и сами определять, что такое «хорошо», «плохо» или «прикольно». В жестоком мире детей Вогта сбросить кота в лестничный пролет с высоты пятого этажа, а потом смотреть, как он умирает, — это весело. Ведь почему-то ни один взрослый им не объяснил, что так делать нельзя.

По сюжету девятилетняя Ида вместе с родителями и старшей сестрой-аутистом Анной, переезжает в новый район. Детей во дворе практически нет — все разъехались на летние каникулы. Ида знакомится с парой ребят, Аишей и Беном, странноватыми и со сверхъестественными способностями.

Аиша умеет читать мысли и смогла настроить ментальную связь с Анной. Бен передвигает по воздуху маленькие предметы. Когда дети вместе, они действуют друг на друга как резонаторы и их способности усиливаются.

Сначала им весело, и свои мистические таланты они воспринимают без удивления, как должное. Они играют, узнают друг о друге все больше, пробуют новые приемы, развиваются. И их способности вырастают настолько, что с трудом поддаются контролю, а темное в душе некоторых из них начинает брать верх над человеческим.

Дружбе приходит конец, и дети разделяются на две противоборствующие силы — условное Добро (Аиша и Анна) и Зло (Бен).

Ида — единственная из детей, у кого дара нет. Но она — ключевой персонаж всей истории. Девочка — связующее звено между Аишей, Анной и Беном. Ида еще не определилась, к какому лагерю она примкнет. Ей одинаково нравится и Аиша, которая помогла лучше понимать сестру, и Бен, с которым страшно, но весело. Кажется, что от ее выбора зависит не только то, какой она станет, но и жизнь ее близких, друзей, людей, живущих с ней в одном доме, районе, городе. Ведь если победит Бен, то убийством кошки он не ограничится: парень и так уже переступил черту человечности, начав с матери.

Дети в кадре — это всегда вызов для режиссера. Они либо играют откровенно плохо, либо так, что затмевают взрослых актеров на площадке. Очень важно найти тот баланс, где и те, и другие будут выглядеть гармонично и дополнять друг друга.

Четверка маленьких актеров, Ракель Ленора Флоттум (Ида), Алва Бринсмо Рамстад (Анна), Мина Ясмин Асхэйм (Аиша) и Сэм Ашраф (Бен) справились со своими задачами на 5+. Каждый из их персонажей интересен и вызывает противоречивые эмоции.

Ида и Анна — две сестры, мать которых разрывается между обеими, пытаясь одарить любовью и ту, и другую. Но Анна, в силу своей болезни, требует гораздо больше внимания. Ида это понимает, но по-детски не принимает. Отсюда мелкие пакости, вроде щипков сестры, пока никто не видит, или подсыпание в ее ботинки стекол. Ей приходится гулять с Анной, следить, чтобы с ней ничего не произошло, а если что-то все же случается, то наказывают, конечно же, ее. Ей обидно, она ревнует и чувствует себя бесконечно одинокой. И понятно, почему ее тянет в сторону Бена.

Бен, в свою очередь, тоже персонаж не простой. Сэму Ашрафу досталась сложная драматическая роль. Его воспитывает мать-одиночка, которая совсем не уделяет сыну внимания. В их семье нет теплых отношений. Он брошенный изгой, которого не принимают даже дворовые мальчишки, постоянно его шпыняя. И понятно, почему Бен тянется в сторону Иды, которая стала первой, кого он принял, как друга.

Аиша страдает из-за того, что видит, как мучается ее мать, и не может ей помочь. Непонятно, что случилось с отцом девочки, он то ли ушел, то ли умер, но ее мать плачет каждую ночь и морально истощена настолько, что сил на дочь уже не остается. Поэтому неудивительно, что Бену так легко удалось залезть в голову женщины и заставить ее сделать кое-что ужасное и непоправимое.

С одной стороны, хочется, чтобы «Паранормальные» были чуть более динамичными. Но с другой, именно через изнуряющую медлительность режиссеру удается показать весь ужас происходящего. Самое страшное происходит среди обычных будничных дней и чаще всего остается незамеченным взрослыми, которые легко могут отмахнуться от переживаний своих детей. Квартплата, счета за электричество и воду, работа, выживание — все это всегда оказывается важнее растущего ребенка. Постепенно родители и дети отдаляются друг от друга, перестают делиться важным, разговаривать. Поэтому, когда мать спрашивает у Иды, все ли с ней в порядке и не сделал ли ей кто-то плохо, девочка врет. А что она может, ведь даже если она расскажет правду, рациональные взрослые ей не только не помогут, но и не поверят.

Фильм медленно (очень медленно) движется к финалу. Режиссер вместе с оператором (Струла Брандт Гревлин) и композитором (Песси Леванто) мастерски выстраивают нагнетающий саспенс до такой степени, что перед самой главной сценой картины кажется, что еще чуть-чуть и тебя просто разорвет.

Камера акцентирует внимание на деталях — песок, прилипший к рукам, липучки на ботинках, крупный план веснушчатого лица Иды с огроменными голубыми глазами. Через этот взгляд показывается мир, в котором живут дети — перевернутый ракурс дома, на который девочка смотрит, повиснув вниз головой на качелях, мягкое скольжение за бегающим по футбольному полю мальчиком, за которым она неотрывно наблюдает, четкая геометрия перил, через которые она смотрит вниз. Геометрия присутствует на протяжении всего фильма: уносящиеся вверх деревья и общие планы дома с одинаковыми окнами. Это вносит в общую тревожную атмосферу фильма еще одно чувство — отсутствие безопасности. Ты постоянно ощущаешь, что сейчас что-то произойдет и просмотр картины превращается в непрекращающийся тремор.

Главный саундтрек фильма, который звучит несколько раз в разных аранжировках, подчеркивает и нагнетает нарастающее тихое сумасшествие, чтобы поставить жирную точку в финальной сцене, которая по своему накалу невероятная. В то же время в ней ничего не происходит. Вернее, происходит — война, битва двух разумов. Но мы этого не видим, потому что все действие заключено в головах детей. Режиссер же подчеркивает значимость этой битвы выхватыванием внезапных кадров: молодая мать, качающая коляску с плачущим ребенком, гавкающая собака, дети, которые наблюдают за противостоянием с разных сторон, ничего не замечающие взрослые, болтающие на скамейке, пробежавшая рябь по воде. Это по-настоящему великолепно и потрясает сильнее, чем если бы вокруг все летало, сталкивалось друг с другом, а деревья вырывались бы из земли с корнями. Самый громкий молчаливый и хлесткий финал, который только можно себе представить.

«Паранормальные» — отличный киноартхаус не для всех и с крайне неудачным переводом названия. Всегда интересно, чем же руководствуются те, кто адаптирует названия фильмов для русскоязычной аудитории. Почему «Паранормальные», а не «Невинные» — ведь именно так переводится De Uskyldige. Безликий перевод совершенно не отражает смысл картины, тогда как в оригинале название играет философскими красками, которые становятся понятны после просмотра.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)