DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


«Мрамор»: «Люди, играющие тяжелую музыку, есть везде»

Специально для DARKER — интервью от интереснейшей экстрим-метал-группы из Улан-Удэ и Новосибирска. Недавно у ребят вышел новый альбом «Мортофилия», и вокалист группы Kingpest ответил на вопросы Юрия Зефирова.

Откуда вы родом?

Улан-Удэ, Республика Бурятия.

Расскажите о себе. Как давно занимаетесь музыкой?

Музыку слушал с раннего детства, но сам никогда даже не пробовал заниматься ей. И только в 2012 году, когда мне был 21 год, я попробовал себя в роли вокалиста. Сокол (барабаны) и Белка (бас) играли в различных улан-удэнских коллективах еще со второй половины 2000-х, а для Витали (гитара) «Мрамор» — это первый опыт участия в группе.

Чем обусловлено название «Мрамор»?

Мы долго не могли подобрать «правильное» название для группы, вариантов было достаточно, но все они не подходили. В итоге 1 января, как водится, с дикого похмелья, совершенно из ниоткуда мне пришло это название. На тот момент у нас уже был материал и какой-то вектор, но мне кажется, что название во многом повлияло на наше дальнейшее движение.

В каких жанрах вы работаете?

Мне всегда сложно отвечать на такие вопросы. Вообще, изначально мы с Белкой собирались, чтобы сделать сладжевый тяжелый кавер на песню «Слепоглухонемой пророк» и просто выпить и поугарать. Потом, когда к составу присоединился Виталя, стало неизбежным, что мы пойдем куда-то в сторону депрессивной музыки с влиянием black metal. Что у нас в итоге вышло, я не знаю. Я не могу назвать наш стиль DSBM, post-black или depressive rock — есть какие-то влияния этого всего, но что в итоге у нас получается, я правда не знаю. Это, наверное, связано с тем, что у нас в группе каждый слушает довольно разную музыку — есть, конечно, какие-то пересечения, но в целом каждый отдает предпочтение разной музыке, а потому изначально каких-то определенных ориентиров не было. Мы просто играли и делали то, что нам нравилось.

Какие коллективы и исполнители оказали наибольшее влияние на ваше творчество?

Ну, в целом я ситуацию обрисовал выше. Если говорить о каких-то конкретных именах, то для меня наибольшее влияние оказал мой личный опыт участия вокалистом в группе Joys of Emptiness. Точно помню, что нашему гитаристу на момент зарождения коллектива нравился Burzum, Lifelover. Мне вот Burzum никак, а Lifelover как раз то самое «пересечение», о котором говорил выше. Ну и, конечно, «Оргазм Нострадамуса» — с кавера на ОН все начиналось, можно сказать. С Белкой и Соколом (барабанщиком) мы до «Мрамора» вместе играли как раз кавера на ОН, так что, думаю, их дух определенно имеет влияние.

Сколько человек в группе на сегодняшний день?

Основной состав — это четыре человека: Белка — бас, Виталя — гитара, Сокол — банки и я на вокале. Студийно мы пока только в таком составе и работали. В конце 2017-го я уехал в Новосибирск, чуть позже вслед за мной уехал Сокол. Виталя в 2018 году перебрался в Симферополь, так что «Мортофилия» уже делалась дистанционно.

Также мы периодически обращаемся за помощью к Нике (ее вокал можно услышать на EP «Холод» и на некоторых песнях из нового альбома) и к нашему звукорежиссеру Олегу, который и на записи, бывает, отмечается, и на концертах на вторую гитару встает.

В 2019 году мы решили выступать с «Мрамором» в Новосибирске, поэтому у нас есть живой состав еще и здесь. На данный момент это, кроме меня и Сокола, гитарист Слава (с которым мы раньше играли в Joys of Emptiness) и басист yahtir, с которым мы также играем сладж в OneMoreApple.

Расскажите о своем новом альбоме «Мортофилия»? О чем он? Возникали ли сложности при его создании?

Для меня «Мортофилия» о человеке, находящемся в депрессии и одержимом мыслями о смерти. Обычно тексты — это моя личная рефлексия, но на этом альбоме я не отождествляю себя с лирическим героем. Для слушателя, возможно, с точки зрения текстов мало что поменялось, для меня же изменения довольно ощутимы.

Вообще я, как ни странно, не очень люблю свои тексты, я не считаю их чем-то ценным и поэтичным и тем более не берусь их как-то объяснять или трактовать. Меня, бывает, спрашивают, что значит тот или иной текст, но я не вижу смысла объяснять вложенные в него мои переживания. Мои тексты как осколки зеркала: нелепые, неровные — они живут своей жизнью, и каждый видит в них что-то свое. Мне нравится такой подход.

О сложностях при создании — они, конечно, были, но это скорее такие жизненные и бытовые сложности каждого из участников группы, а не творческие муки и разногласия. Мы изначально планировали выпустить альбом в начале 2019 года, но в итоге выпуск затянулся аж до начала 2020 года.

Сколько релизов у группы на сегодняшний день?

На сегодняшний день у нас два полноформатных альбома («9 дней» 2017 года и «Мортофилия» 2020 года) и три EP («Удушье» и «Холод» 2016 года и «Путь» 2018 года).

Есть ли у вас любимая композиция из вашего репертуара? Если да, то почему именно она?

У меня любимой нет, в разные периоды мне нравятся разные песни. Я скорее назову нелюбимые: это, например, «Навсегда» — и это из-за моего текста, к музыке вопросов нет. Когда мы писали альбом, я хотел написать что-то необычное, так как музыка имела отличное от всего остального материала настроение. И мне кажется, я не очень хорошо справился с задачей, так как написал какую-то откровеннейшую [чушь — прим. ред.].

Назовите свои любимые коллективы.

Тут можно очень много групп назвать — я даже не знаю, как быть. Давайте я ограничусь 10 любимыми группами, альбомы которых я слушал в последнее время: The Slow Death, The Soft Moon, Coffinworm, Korn, Below the Sun, King Diamond, Forgotten Silence, Merzota, Thantifaxath, Paradise Lost.

С кем бы вы хотели поработать? Выступить на одной сцене?

Каких-то определенных кумиров нет, не знаю. Вообще в этом году хотелось бы чаще выступать здесь, в Новосибирске, и в ближайших городах. Мы пока только в Барнауле побывали. Ну а в будущем, может, и тур по России организовать, но это пока скорее абстрактные мысли, чем конкретные планы. Увы, слишком много быта и работы в нашей жизни.

Можете назвать самый сложный период у группы?

2018-2019 года для группы получились относительно мертвыми, затяжными. Временами я ощущал определенные негативные эмоции по поводу затягивающегося выхода альбома и творческого затишья — и, думаю, не я один.

Часто ли вы выступаете?

За 2019 год отыграли всего три раза, по-моему. Это, конечно, очень мало. Надеюсь, в этом году исправим ситуацию.

Как относитесь к фильмам ужасов?

Когда мне было лет 6-7, фильмы ужасов были единственным, что я смотрел. «Кошмары на улице Вязов», «Восставший из ада», разнообразные фильмы про вампиров, оборотней, мертвецов (очень запомнились «Телемертвецы», где они вылезали из телевизора, ха-ха-ха). Помню, фильм «Демоны» очень нравился. С возрастом я стал скорее равнодушен к таким фильмам, да и вообще к кино в целом, хотя иногда смотрю, конечно. Из последнего, что смотрел и понравилось, это «Приют» — он такой, без зомби и кровищи, но с духом загадочности и мистики.

Есть ли у вас другие проекты?

Я уже упоминал выше OneMoreApple и Joys of Emptiness — и если с OneMoreApple мы сейчас пишем альбом, то Joys of Emptiness в затяжной коме, и если мы что-то запишем и выпустим, это будет своего рода чудом. Виталя сейчас у себя в Симферополе работает над новым проектом и, возможно, скоро анонсирует его. Белка в Улан-Удэ вроде тоже что-то играл и записывал, но релиза пока нет. Сокол вот верен одному проекту, хотя сам по-тихой играет дома джент и даже вроде что-то записывает, но релизить пока не торопится.

Любите ли вы хоррор-литературу?

В 2005 году не было ни одной книги Стивена Кинга, переведенной на русский язык, которой бы я не читал. Конечно же, знаком с По, Лавкрафтом, Брэдбери, Стокером, Баркером, но это все опять же скорее мое прошлое. Сейчас любой роман Достоевского мне скорее всего доставит гораздо больше эмоций и удовольствия.

Занимаетесь ли вы спортом?

У нас, по-моему, спортсменов в группе нет, про литробол шутить не буду. Хотя вот с Белкой мы впервые познакомились в спортивном баскетбольном лагере, в подростковом возрасте играли немного.

Как оцениваете ситуацию с метал-сценой на территории СНГ?

Да, в принципе, никак особо не оцениваю, какая есть, такая есть. Мне кажется, в западной части России с этим дела обстоят лучше, чем в регионах. Если говорить именно о сцене, как о целом явлении, то люди, играющие разного рода тяжелую музыку и поддерживающие ее, есть везде. Часто в интернете сталкиваюсь с мнением, что у нас с этим все плохо, что такая музыка не востребована и все глубже уходит в андеграунд, но я с большей охотой и энтузиазмом обращаю внимание не на нытье, а на российские группы, которые и в туры ездят, и альбомы выпускают, в том числе и на зарубежных лейблах.

Приносит ли ваша музыка прибыль?

Конечно, нет. Я думаю, чтобы музыка приносила прибыль, нужно все бросить и заниматься именно музыкой и только ей. И тогда, при правильном подходе, хорошем материале и некотором удачном стечении обстоятельств можно будет говорить о прибыли. Для нас же это скорее хобби, все репетиции, выступления и записи — все это делается параллельно основной работе. У многих из нас семьи, дети, у кого-то даже ипотека, поэтому сложно все бросить и начать уделять музыке внимания столько, сколько хочется. Пластмассовый мир победил, как говорится.

Как и где можно приобрести ваши диски и мерч?

Мерч пока так и не сделали, «Мортофилия» на физических носителях тоже воплощения не нашла — все упирается в деньги, как ни странно. У нас можно приобрести первый альбом — кому интересно, пишите в сообщения группы.

Какие у вас планы на ближайшее время?

Репетиции, выступления, работа с новым материалом. Возможно, в этом году поучаствуем в сплите, но это пока не точно. А так материала достаточно, настроены на новый релиз, а каким он будет и в каком формате — пока и сами не знаем.

Ждать ли видеоклипы?

Скорее нет, чем да. Помню, еще после первого альбома ребята хотели заморочиться с клипом и даже какие-то переговоры велись, но я, если честно, скептически был настроен, и мой настрой не изменился. Для клипа мало хорошей идеи, это ведь нужно еще и классно снять и подать — и мне кажется, что мы пока не готовы сделать что-то адекватное и интересное, а низкобюджетные клипы а-ля «мужики с гитарами играют на фоне леса/заброшенного склада/ковра» вряд ли кому-то интересны.

Что можете пожелать своим слушателям и нашим читателям?

Как говорил Угол, я желаю своим кентам благополучия, а врагам желаю околеть, хахах. Ну а так, слушайте свое сердце, следуйте своему пути!

Большое спасибо вам за интервью. Было приятно пообщаться. Желаем вам успехов!

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)