DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ЗАКЛЯТЬЕ. 13-Й ЭТАЖ

На версты и версты протянулась топь...

На версты и версты протянулось болото,

Поросшее зеленой обманною травой.

Каждый миг в нем шепчет, словно плачет кто-то,

Как будто безнадежно тоскует над собой.

К. Д. Бальмонт «Болото»

Трудно подобрать более подходящий эпиграф для разговора с Петром Розаликом (вокал) и Зипом Никитиным (гитара) из московской стоунер-команды «Топь». Да, у нас снова стоунер — ведь его много не бывает!

Этот раз будет особенным: с Петром мы встретились лично, а, как известно, разговоры с глазу на глаз всегда наделены большей глубиной. Приступим.

Почему «Топь»? Название появилось уже после того, как группа определилась с жанром? Или наоборот — «концепция болота» подтолкнула играть стоунер?

Петр: Все дело в концепции, в том, как я представлял себе на тот момент стоунер по-русски. Изначально стоунер — это набор символов: пустыня, длинная асфальтовая прямая, кактусы, черепа животных, виски, грибы, мескаль, «форд мустанг». А для России набор будет другим. Нельзя просто взять и скопировать его в неизменном виде — так он не будет работать в нашей местности. Так что по-русски стоунер — это лес, колея с грязью, «уазик», водка, мухоморы, болота и прочее.

Изначально я хотел назвать группу «Сибирь», потому что эта часть России — во многом совокупность вышеперечисленного. Решил загуглить, есть ли коллективы с таким названием, и выяснил, что существует о-о-о-очень, о-о-о-очень много всяких шансон-групп, которые так или иначе употребляют слово «Сибирь». В общем, не поймут smile

Вариант «Топь» оказался еще более емким. Он и про лесную глушь, и про человеческую трясину, а этого уже более чем достаточно. Ну и почти сразу родился слоган «Топи за "Топь"», который органично прижился. К моменту, когда я приступил к поиску названия, уже были написаны несколько вещей, которые и вошли в первый EP.

Зип: Мы выбирали как можно более мерзкое название, но чтобы не звучало как треш- или дэт-метал. Русская топь — это эквивалент американской пустыни, где усталые грингос играют свой тяжелый блюз. Стоунер в России — это болото, где утопленники доигрывают фузовые аккорды.

Как давно существует группа?

Петр: В 2018 году у меня был другой проект, THE FЁRST (ныне заброшен), по стилю сильно отличавшийся от «Топи». Но поскольку я люблю сочинять разный материал, то писал треки, которые для того проекта не подходили. В течение года набрались треки для EP. Тогда я как раз увлекся тяжелым блюзом, стоунером, и решил, что это интересный жанр, который, как ни странно, отзывается во мне. Летом 2019 года я искал гитариста или басиста (уже не помню) в THE FЁRST. Мне написал Зип, я предложил ему играть в «Топи», и он согласился.

Менялся ли состав с момента рождения коллектива?

Петр: Уже четыре барабанщика участвовали в записи материала, менялся басист.

Как вы пришли в мир музыки?

Петр: С юных лет мне нравились разнообразие и возможность экспериментировать в различных жанрах. Я лично основал три коллектива, включая «Топь», также играл во многих других группах на разных позициях и практически всем писал музыку.

Зип: Играю на сцене с шестнадцати лет, из серьезных коллективов были Discors, Stripped Guns, Human Device, Distortion. Сейчас также играю в Vector of Underground.

Почему именно стоунер?

Петр: Я учился на пианиста в музыкальной школе на эстрадном отделении. У меня был великолепный преподаватель джаза, который помог познать теорию музыки. Стоунер — это тяжелый блюз. Так что, считайте, звезды сошлись.

Зип: Стоунер — только часть всех жанров, перемешанных в «Топи», но именно он на поверхности, потому что должно качать!

Что обычно вдохновляет на написание текстов?

Петр: Разное. Например, толчком к написанию «Эйяфьядлайёкюдль» послужил русский дубляж реплики персонажа Джима Керри в одном ранее просмотренном мной сериале: «Я хочу извергаться». «Убьет» написал мой хороший друг — продюсер Григорий Комов. «Кругом враги» появилась под впечатлением от белорусских протестов. «Смуту» пришлось переписывать пять раз, прежде чем я вообще врубился, что сам хочу донести. Так что ответом на вопрос будет «мир вокруг».

При первом прослушивании трека «Кругом враги» складывается впечатление, что вы остро реагируете на реалии современности. Пожалуй, об этом треке в силу текущих событий можно сказать, что он достаточно политизирован. Так ли это? И если да, не возникает ли опасений быть превратно понятым?

Петр: В текущих реалиях нужно стараться запечатлеть моменты бытия с разных ракурсов. То, что мир поделился на «своих» и «чужих», должно быть описано. Будь я художником, я бы это изобразил.

Зип: Во всех текстах «Топи» так или иначе есть аллюзии на современную жизнь.

Как вы относитесь к цензуре? Особенно в литературе и музыке.

Петр: Хорошо приготовленное острое блюдо может быть очень вкусным, однако во всем нужна мера.

Зип: Да на**й ее.

Верно ли, что полноформат «Утопленники» (2022) был выпущен своим ходом через дистрибьютора? Почему решили не связываться с лейблом? Есть ли лейбл, на которой особенно хотелось бы попасть?

Зип: Первый альбом был выпущен на лейбле, но никакой пользы мы в этом не нашли. Всегда есть мечта попасть на Season of Mist или Napalm Records, но в наших реалиях продвигаться самостоятельно зачастую эффективнее.

Петр: Сейчас мы предпочитаем самостоятельно контролировать все процессы, но если бы нас захотели Napalm или Season of Mist, то мы с удовольствием smile

Расскажите о самом ярком воспоминании, связанном с деятельностью группы. Возможно, необычный концертный опыт или эпизод из записи альбома, который подходит под категорию «однажды я поведаю об этом внукам».

Петр: Летом мы играли на многострадальном Metal Over Russia в клубе «Aglomerat», и это был классный концерт. Хорошие сцена и звук, прекрасная публика, мы в были в хорошей форме и готовы сделать все качественно. Нам бы очень хотелось, чтобы и на сольных концертах было столько людей. Возможно, у меня завышенные требования smile

Зип: Каждый концерт, каждый записанный трек — это событие, победа над рутиной. Пока не было ничего такого легендарного, но группе только три года, все еще впереди.

Почему лирика на русском?

Петр: Про русский пиздец нельзя спеть на другом языке.

Зип: Все просто: мы хотим, чтобы наши треки запоминали и подпевали на концертах! Это не значит, что в дальнейшем не будет треков на английском.

Если говорить о лайвах — где понравилось выступать больше всего? Есть ли пресловутая дрим-площадка, до которой очень хотелось бы добраться?

Зип: Понравилось, конечно, в «Агломерате», Москва. Сцена, звук, гримерка, публика — все запало в душу, хотелось бы почаще там бывать. Следующий этап — «Лужники» smile

Петр: В «Агломерате» была отличная площадка. Несмотря на небольшой конфликт с местным звукорежиссером, на Live Stars все неплохо со звуком. Что касается площадки мечты, тут сложно. В любом месте играть в кайф, если зал максимально контактен и вовлечен.

Кому-то плохо даются интервью, кто-то испытывает панический страх перед камерой во время съемок клипов. А какой для вас самый страшный аспект творческой деятельности «Топи»?

Петр: Не уверен, что смогу нормально ответить на этот вопрос. Самое сложное для меня — это написание текстов. Я не считаю, что могу максимально емко и метко писать. И вожусь с текстами очень долго. Не всегда, но частенько. Камеры я не боюсь smile

Зип: Самое страшное — просыпаться наутро после плотного концерта.

Представьте себе, что под конец вашей жизни вам бы выпала возможность быть увековеченными пером биографа, чей опус стопроцентно разошелся бы тиражом в несколько тысяч изданий. Какой фразой вы бы начали повествование? Ну и, раз уж пошла такая чернуха, какую надпись вы хотели бы на своем надгробии?

Петр: У меня не будет надгробия. Я хочу, чтобы мой прах развеяли в сельской местности на холме у реки или приготовили из моих останков компост и вскопали грядку имени деда Петра. Что касается книги о «Топи», то мне очень понравилась моя фраза выше про пиздец и русский язык. По-моему, очень емко.

Зип: Начинаем с фразы «Топи за "Топь"». А на надгробии тогда: «Топил за "Топь" с 1996 по 20ХХ».

Поделитесь впечатлениями от выступления на Metal Over Russia в этом году. Сильно были разочарованы тем, что не удалось отыграть в формате оупен-эйра? Или для вас был в первую очередь важен сам факт участия в мероприятии подобного масштаба? Как считаете, в следующем году есть шанс, что фестиваль состоится и именно в том формате, который ожидался от него изначально?

Петр: Да, жаль, что не оупен, но, как я говорил ранее, клуб был классный, звук — огонь, люди потрясающие. Хочется надеяться, что в следующем году все повторится. Фест хороший, пусть он растет и ширится, а мы будем принимать участие.

Зип: Мы очень благодарны организаторам, что они не сдались под натиском критики и идиотии. Было локально, но очень круто. Желаем Metal Over Russia пробиться через тернии к звездам.

А вообще на многих фестах удалось побывать? Есть ли тот, что оставил наиболее приятные воспоминания — прямо так, чтобы хотелось приезжать каждый год (если будут звать, конечно)?

Петр: Мы были не на многих фестивалях, но лучшее впечатление оставил как раз-таки Metal Over Russia.

Зип: MOR — пока единственный крупный фестиваль, но мы всегда открыты для предложений!

В 2021 году увидел свет сериал по сценарию Дмитрия Глуховского «Топи», и его атмосфера очень перекликается с вашим творчеством. В связи с этим вопрос: как относитесь к современному российскому кинематографу?

Петр: Конкретно этот сериал не видел, хотя и слышал, что он вроде неплохой. Не совсем то, что мне нравится смотреть. Что касается русского продакшна, то я видел пару неплохих сериалов (например, «Последний министр»). Рад, что появляются более или менее сносные проекты. Надеюсь, скоро будет больше и лучше.

Зип: Лично я никак не отношусь, но совпадение весьма забавное.

Как вы считаете, способна ли нейросеть в будущем заменить художника? Вы бы доверили обложку релиза искусственному интеллекту?

Петр: Легко. С удовольствием попробуем.

Зип: Сейчас это все чаще практикуется, а результат выходит своебразный и залипательный. Но музыка «Топи» больше про живое авторское исполнение, поэтому мы навряд ли к этому придем.

А музыканта? Вы, Петр, смогли бы сыграться с машиной вместо, например, живого, из плоти и крови, Зипа?

Петр: Ну, если речь о компьютере, то мы и так с ним все играем на концертах. С живым человеком приятнее… Ах да, мы же не о сексе… Ну так вот — люди лучше. Главное, чтобы играли хорошо и рубились угарно smile

Зип: Пока не произойдет какой-то мегапрорыв, играем только живыми руками! Ну или руками утопленника. Кстати, в группе есть еще Димас и Женя, не только мы двое!

Если не брать в расчет музыку, какой вид искусства вам наиболее близок? Смогли бы заменить им свою текущую деятельность и сделать основным?

Петр: Я музыкант и, честно говоря, больше ничего не умею. Кроме звукорежиссуры, конечно же. Это моя основная специальность.

Зип: Лично я занимаюсь 2D/3D-анимацией и монтажом, но музыка всегда на первом месте. Да, в дальнейшем планирую зарабатывать только творческой деятельностью.

Тяжело ли музыканту без концертной деятельности? Как «Топь» пережила пандемию? Как думаете, если бы ковидные ограничения продлились еще несколько лет, что стало бы с музыкальной индустрией?

Петр: Тяжело. Концерты — это катарсис, это важно. Пандемию как-то пережили. Я сочинял песни для «Утопленников» — зря время не терял, словом. Без понятия, что могло бы произойти с музыкальным бизнесом, но в том или ином виде все восстановилось бы. Я имею в виду, что не было бы выжженного поля.

Зип: Все бы перебрались в андеграунд, выступали перед небольшой аудиторией, научились зарабатывать на этом нормальные деньги. Да и лайв-стримы никто не отменял.

Расскажите подробнее о песне «Мерзкий». Что послужило отправной точкой к написанию лирики? О ком текст? Это некий собирательный образ или здесь больше личного?

Петр: Это лубочный (подчеркну, лубочный) образ российского чиновника. Как новый русский или гаишник из анекдотов. Хохма. Но личное там тоже есть, бе-е-е-езусловно.

Зип: Песня про любого из нас, специально или неосознанно вредящего окружающему миру. На самом деле все три сингла связаны общей темой, можно провести параллели.

Считаете ли вы, что лучше сосредоточиться на каком-то одном проекте и посвящать ему всего себя? Или исполнитель может быть одинаково хорош сразу во множестве проектов?

Петр: Я всегда пишу много разной музыки различной направленности. Мне нравится разнообразие. Когда ты постоянно погружен только во что-то одно, то теряешь способность мыслить масштабно, а я себе такого позволить не могу.

Зип: Развиваться нужно во всех направлениях, к которым лежит душа. Главное — чтобы нервов хватило, остальное приложится!

Недавно вы выступили в роли гостя в Stonercast. По каким критериям вы обычно выбираете проекты для сотрудничества? И чем должен обладать приглашающий вас исполнитель, чтобы возник интерес?

Петр: Я сейчас не работаю как сессионный музыкант. Но до этого достаточно долго был гитаристом в «Одной сатане», проекте моего друга. Я готов сотрудничать, если материал мне интересен, а условия выгодны.

Зип: Мне удобно работать с тяжелой музыкой, поэтому я первоочередно выбираю противоположное, это выбивает из зоны комфорта.

Что бы вы пожелали читателям журнала?

Петр: Всего хорошего и ничего плохого.

Зип: Ментального здоровья. Топите за «Топь» и не тоните в рутине.

«Топь» в ВК

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)