DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Новая книга Поляринова не кусается, она делает больно иначе

Кадавры (роман)

Автор: Алексей Поляринов

Жанр: антиутопия с элементами мистики

Издательство: Эксмо, Inspiria

Год издания: 2024

Похожие произведения:

  • Алексей Поляринов «Риф» (роман)
  • Кейт Сойер «Остов» (роман)
  • Кормак Маккарти «Дорога» (роман)

Алексей Поляринов, автор «Рифа», запомнился читателям как один из немногих русскоязычных авторов, которые умеют играть в жанровость, сохраняя при этом признаки «большой литературы». Однако его новый роман «Кадавры» — не безопасный коммерческий продукт, а нечто иное.

В центре сюжета — путешествие героев по югу России на фоне медленного апокалипсиса: земля становится бесплодной, еда портится, Китай захватывает часть территории. Власти тупы и беспомощны, а люди погружены в апатию. Причина катастрофы — соляные статуи детей, появившиеся по всей стране. Феномен обрастает религиозными смыслами, люди пытаются вписать его в картину мира. Однако все попытки осмыслить происходящее оказываются безуспешными. Особо нестабильные граждане реагируют агрессивно: вбивают в кадавров гвозди, что приводит к выбросам соли, которые губят землю и урожай. Изучать «специальное природное явление» запрещено — за это сажают в тюрьму.

Героиня по имени Даша, в прошлом научный сотрудник, возвращается из Германии, куда она бежала, опасаясь ареста. У нее есть специальное разрешение от китайской администрации, позволяющее собирать данные о кадаврах. В этой экспедиции ее сопровождает брат Матвей — человек настолько безалаберный, что находиться с ним рядом опасно для окружающих.

Хотя героям около сорока лет, они производят впечатление незрелых людей. Даша кажется тревожной и ведомой и как персонаж не вызывает особого интереса. Зато Матвей ведет себя достаточно неадекватно, чтобы развлекать читателя.

« — Дашка! Ты только посмотри! — Он шагал к ней с мешком удобрений на плече и показывал на рисунок на упаковке. — Здесь буквально написано: «Двадцать кило отборных экскрементов!» С днем рождения, любимая мамочка!»

Героиня, с детства вынужденная жить с эксцентричным братом, создает себе личность, склонную одновременно к подчинению и бунту. Из этого противоречия рождается даже не человек, а скорее скорлупа от человека.

«Их общую с Матвеем юность Даша описывала так: ему достались права, ей — обязанности. Мама часто говорила: ой, Матвей обалдуй, что с него взять, а вот ты, Дашенька, светоч разума и опора семьи, вся надежда на тебя. Словами не передать, как это злило».

Отношения брата и сестры, а также темные истории из их прошлого помогают автору удерживать внимание читателя. Сцены написаны простым и живым языком. Вкрапления других жанров создают ощущение академичности. Текст похож на лоскутное одеяло. Атмосферу создают описания дороги, сел, борщевика, арбузов и других явлений, которые ассоциируются с южными регионами России.

Мистические элементы в романе скорее отвечают за антураж и метафоричность, чем играют активную роль в сюжете. «Мортальные аномалии» неподвижны и не пытаются пугать читателя.

Развлекательные элементы не вполне способны смягчить тяжелое впечатление от книги. Автор как будто запирает читателя в душном пространстве, где нужно прожить горе, однако инструментов для этого не дает. Кроме того, герои романа с задачей также не справляются.

Даша пытается записывать впечатления от экспедиции. И та часть читателей, что испытывает от текста тошноту, скорее всего, согласятся с самоиронией героини и отнесут ее слова на счет самого писателя:

« — Мне как будто не хватает таланта изобразить повседневность и скуку жизни в несвободном государстве, — жаловалась она. — Вроде пытаешься правду писать, а на деле получается: менты менты менты трупы трупы трупы».

Значительная часть «Кадавров» посвящена вопросу эмиграции, и последняя строчка романа («2020–2023, Москва — Пятигорск — Тбилиси») подтверждает, что тема близка автору. Даша перечисляет правила эмиграции, например, такое: «Шестое (на самом деле первое, просто лень переделывать список): пиши письма политзекам в Россию, хотя бы раз в месяц». Местами текст «Кадавров» перестает быть в полной мере художественным и начинает напоминать длинные посты в одной политически заряженной социальной сети.

В романе «Риф» Поляринов мастерски изобразил секту как явление и показал, как люди, связанные с ней, могут себя чувствовать. Текст написан основательно, с опорой на научные работы, что делает его убедительным и информативным. Однако в «Кадаврах» превалирует личный опыт автора, и это во многом подрывает иллюзию, которую часто создают писатели: что они умнее среднестатистического человека. Поляринов не рисует для читателя систему координат, а исходит из того, что читатель уже находится в нужной системе координат.

В романе личный опыт Даши смешивается с кратко изложенными впечатлениями от жизни и полируется свойственной героине вялой формой политического активизма. В тексте снова встречается самоирония, и каждый читатель сможет определить для себя, насколько она далека от истины:

«Даша пыталась вернуться к писательству, но ничего не получалось, ее ужасно злило, что все ее заметки выглядят как типичный эмигрантский булщит, который она сама высмеивает и презирает, когда видит в книгах других авторов».

Автор затрагивает несколько сложных тем, но, к сожалению, не раскрывает их глубоко и с душой. Например, в книге есть отсылка к Чеченскому конфликту, однако в постапокалипсисе Поляринова разрушенным городом становится не Грозный, а Ростов. Это обстоятельство напрямую не связано с сюжетом и героями. Эта отсылка похожа на разговор с бывшим одноклассником, который упоминает о вашем разводе не из сочувствия, а чтобы посмотреть на болезненную реакцию.

Поляринов предпочитает оставлять вопросы без ответов. Из текста намеренно изъяты детали, которые помогли бы однозначно понять концовку или авторский замысел про соляных детей. Некоторым читателям понравится искать скрытое послание, но многих разочарует такая недосказанность.

«Кадавров» часто сравнивают с «Дорогой» Кормака Маккарти, однако сходство между романами лишь самое поверхностное. «Дорога» — произведение хоть и пугающее, но парадоксально душевное и полное религиозного смысла. В «Кадаврах» же, напротив, автор с ощутимой злостью изображает внутреннее омертвение людей, общества, государства.

Другой роман-антагонист «Кадавров» — это «Остов» Кейт Сойер. Если в «Кадаврах» читатель погружается в холодный и полный страданий мир, где горе не получается ничем заглушить, то «Остов» рассказывает о женщине, для которой жизнь в постапокалиптическом мире оказывается даже лучше, чем до катастрофы. Если «Кадавры» — это зубная боль, то «Остов» — обезболивающее.

Роман «Кадавры» может понравиться трем типам читателей.

Первые просто наслаждаются яркой оберткой сюжета, не обращая внимания на скрытые смыслы. Вторые живут в одном пузыре с автором, хорошо понимают контекст романа и готовы соглашаться с изложенными в романе мнениями. Третьи не против, чтобы писатель делал им больно, особенно если это поможет поддержать интеллектуальную беседу с другом о множестве интерпретаций концовки. Однако немало и тех, кто не оценит сверхидею романа и сочтет подход автора либо злым умыслом, либо недостатком прилежания.

Кто здесь прав? Пусть этот вопрос будет открытой концовкой рецензии на открытый роман.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)