DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Преданья старины фольклорной...

Фольклористъ

Сценарий: Кирилл Глебов

Художник: Женя Карпухина

Жанр: фэнтези, хоррор, фольклор

Год издания: 2018

Издательство: Другое издательство

Похожие произведения:

  • Серия фильмов «Гоголь» (реж. Егор Баранов)
  • «Ворон» (2012, реж. Джеймс МакТиг)

«Филипп Андреевич — писатель и фантазёр, облачающий всем знакомые с детства поверья и суеверия в форму интригующую, захватывающую современного читателя. Он — фольклорист!» Таким самоопределением заканчивается недлинный и, вследствие этого, сверхдинамичный комикс-новинка от знакомого уже читателям DARKER сценариста Кирилла Глебова. Как и в почившей, увы, серии Paintree, главным героем снова становится писатель. В данной истории, правда, ставший оным не по доброй воле. Вообще, выбирать в герои писателей — кажется, много говорит о личности самого создателя, писателя и сценариста Глебова. Что же до представленной истории, то приём нам знакомый: в основе фантастических сюжетов лежат реальные события, приключившиеся с авторами этих произведений. К тем произведениям, что мы привели в блоке аннотации, вспомним «Братьев Гримм» Терри Гиллиама, экранизацию берроузовского «Джека Картера», серию комиксов о юном Лавкрафте. С кинематографом «Фольклориста» роднит даже случайное визуальное совпадение: один из персонажей — вылитый актёр Сергей Гармаш. Но перейдём к сюжету.

Филипп Андреевич, юный повеса и жених, получает заманчивое извещение о том, что вот-вот войдёт в права наследования состоянием готовящегося отойти в мир иной дяди. Единственное, стоит навестить будущего покойника. Вот уж точно: «когда не в шутку занемог, он уважать себя заставил». Тем более что отношения племянника к родственнику тёплыми не назовёшь. Всему виной — мрачная и жестокая история из прошлого. Но деньги — такая штука, что им и не нужно быть милыми насильно. Особенно когда молодой денди испытывает нужду.

Как мы упомянули раньше, на 48 страницах нас ждут два приключения. Первое — становление героя вследствие встречи его с... Читателя, знакомого с жанром, сразу насторожит предсмертная просьба в бреду: «А когда я к вам приеду, впустите?» Второе приключение — герой набирается опыта и друзей-соратников. А заодно встречается с домовым. Графический его образ из-под кисти Жени Карпухиной вышел отличным: мужичок проворный, как бес, с грацией кошки, а также с огромными совино-кошачьими глазами.

Часть истории подаётся «закадровым текстом», в письмах Филиппа Андреевича своему милому другу Роману Олеговичу. Параллельные события показаны именно тем образом, как они и происходят. Встретимся мы с Марьей Пафнутьевной, и Семёном Митрофановичем, Вадимом Ивановичем да Михаилом Алексеевичем. В том смысле, что повествование стилизуется под знакомую нам со школьной скамьи литературу XIX века, с обращениями по имени-отчеству, с «да-с», «да нет-с», архаизмами и велеречивостью. Что говорить, тут не придраться: пусть и читается немного искусственно, но литературная игра сохраняется. Вообще, обратиться к русской классической литературе и к фольклору — идея, которая обсуждалась в российской комикс-среде издавна. Попытки были, но особо удачных не припомнить. Другой тренд — историчность — как раз «выстрелил» в отечественном хорроре в последние несколько лет (смотри сборник «Самая страшная книга» и срачи на эту тему на конкурсе «Чёртова дюжина», фильм «Невеста» и удачный киносериал «Гоголь»).

Удался ли «Фольклористъ»? Что дано: яркий и незаезженный мир русского народного фольклора; стилистика и стиль большой русской литературы; динамичный сюжет и запоминающиеся герои; хороший рисунок. Вроде как в ответе мы должны получить успех? Но главное впечатление от первой книги — «недодаденность». Хочется больше и дальше. Сцены скачут одна за другой галопом. Сорок восемь страниц комикса выглядят не законченными двумя историями, а трейлером к истории большой, на много выпусков. Например, второй сюжет, с домовым, оканчивается именно открытым финалом, с очевидным обещанием продолжения.

Рисунок получился под стать: динамичный, стремительный, исполненный быстрых линий и глубоких контрастов; вёрстка-круговерть: то кадры налезают друг на друга, то один из кадров становится фоном, меняются углы зрения, герои вылезают из рамок кадра, а кровь заливает всю страницу. Рисунок останавливается и любуется самим собой в наиболее напряжённых сценах: с утренним петухом или с появлением замечательного домового, о котором уже упомянуто. О том, как шла работа над рисунком, мы узнаем позже, когда пригласим на интервью для DARKER авторов. Пусть сами отвечают.

Главное впечатление от «Фольклориста» — желание скорее узнать, что будет дальше? Как окрепнут герои и истории? Тут, конечно, хочется пожелать серии не повторить судьбу Paintree, которая оборвалась на втором готовом, но так и не выпущенном выпуске. Ведь, к сожалению, судьба писателей зависит именно от читателей, для которых создаётся «форма интригующая, захватывающая». А точнее от того, готовы ли они отплатить создателям хрусткой банкнотой. Лично я, автор этих строк, готов уподобится популярному мему из «Футурамы»: «Держите мои деньги!»

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)