DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Пророк безработных придурков

Исполнитель: Charles Manson

Альбом: Lie: The Love and Terror Cult

Жанр: folk-rock, psyhedelic rock

Страна: США

Лейбл: Awareness Records

Дата выхода: 6 марта 1970

Чарльз Мэнсон, несомненно, оказал заметное влияние на культуру Штатов и Европы. Его «семья» оставила какой-никакой след в истории, а сам лидер секты сделался прецедентом, к которому отсылались многие куда более видные деятели искусства.

В 1970 году при содействии своего бывшего сокамерника Чарльз Мэнсон сумел издать собственный музыкальный альбом. Весь материал он записал одним днем – 11 сентября 1967-го. Однако до издания дело дошло только после убийства Шэрон Тейт. Название и обложку Чарли позаимствовал у журнала LIFE. В коммерческом плане альбом с оглушительным треском провалился – продать удалось около 300 копий из 2000 изготовленных дисков. Мечта Чарли – по крайней мере одна из них – сгорела, как спичка, не дав и тусклой вспышки. На долгой дистанции альбом показал себя еще хуже: сегодня о музыкальных потугах Мэнсона знает немного народу, а слушали сие творение и вовсе единицы. Обратимся же к этому материалу в попытке рассмотреть… что-нибудь.

Изначально альбом включал 14 песен продолжительностью по минуте-две. Впоследствии материала стало больше, но мы сосредоточимся на стартовой версии, которая коснулась ушей тех трех сотен бедолаг, что отыскали и приобрели диски.

Look at your game, girl

Вокал Мэнсона тяжело назвать вокалом. Это не более чем завывания. Навыки Мэнсона-гитариста также тяжело назвать навыками. Ничего, кроме грязного бренчанья, лишенного даже простого ритма, мы здесь не услышим. И первый трек представляет, наверное, все ключевые характеристики альбома: завывания, дрянное бренчанье гитары с ближайшей помойки с проволокой вместо струн, малосодержательный, но при этом идеологизированный текст, который выглядит как обращение к типичному кандидату в члены мэнсоновской недосекты. Что-то совсем хиппарское.

Ego

Попытка включения элементов этнической музыки востока. Текстуально – попытка рассуждать о чем-то фрейдистском. Напоминает белиберду, вырывающуюся из неокрепшего разума подростка, который впервые столкнулся с текстами европейских философов и понял, что смог соскоблить с самых верхов.

Mechanical man

Музыкально – свалка неритмичных ударных, непонятного бренчанья и вытья. Текстуально – насмешка «возвышенного романтика», познавшего и преисполнившегося, над всякими бюргерами и филистерами, призванная уличить несчастных бедолаг во всяком нехорошем. Возможно, здесь Мэнсон мельком упоминает свою мать-проститутку.

Рeople say i'm no good

Ни ритма, ни мелодии, только случайное теребилово струн и стуканье по деревянной коробке. Текстуально – продолжение предыдущего трека. В этот раз Мэнсон диагностирует всем вокруг рак мозга, и это целая метафора. Проскальзывает якобы надежда на молодое поколение, которое еще можно при должном старании привести к доброму и светлому. Ну а вообще:

I don't care I don't care what they say, Just let 'em sit there and burn.

В лирике ни рифмы, ни ритма также не прослеживается.

Home is where you're happy

Очередной хиппарский призыв быть собой, быть свободным, сжечь все мосты, бросить прежнюю жизнь и присоединиться к семье, где ты никогда не будешь один.

Arkansas

Подражание рэднек-фольклору. Первый трек, где появляется хоть что-то, издалека похожее на рифму и композицию. Хотя музыкально все еще полное дерьмо, и текстуально слабо. Между строк вновь мелькает критика системы – той самой, с большой буквы С.

I'll never say never to always

Короткая вокальная интерлюдия, исполненная несколькими девушками. Поразительно, насколько текст отличается формально от всех предыдущих – здесь есть и рифма, и некоторая мелодичность. Содержательно же все прежнее: былое есть иллюзия, ты иди с нами, тут ни голода, ни холода, ни злых людей в одежде.

Garbage dump

Настоящая ода хиппи-культуре, которая вполне могла бы служить гимном всем последователям и сочувствующим Мэнсону и ему подобным.

You could feed the world with my garbage dump.

Для действительно свободного, свободномыслящего человека, по мысли Мэнсона, нет ничего прелестней и родней помойки. Одна беда – воняет.

Don't do anything illegal

Очередная критика власти и Системы. Страшные злые бритые люди в одежде запретили добрым ребяткам все радости жизни – наркоторговлю, изнасилования, грабежи, убийства. Вот же злые, злые гады. И управы-то на них нет. Короче, берегись Орла.

Sick city

И снова у нас критика прогнившего американского общества. На сей раз при большом желании тут можно усмотреть традиционную для текстов романтизма антиномию «город – деревня», в которой деревня символизирует все естественное и хорошее в целом. Эта метафора бесконечно близка Мэнсону, ее он тащит во все свои тексты, только в чуть разных формах. Самомнение Чарли, должно быть, двигало его, как поэта, в один ряд с Гёте и Байроном, если не выше. Правда, кроме детской обиды и подлости в свои тексты вложить он ничего не сумел.

Restless people, from the sick city, burn their home down.

Cease to exist

Очередная ода хиппи, содержащая прямой призыв к суициду. В одной строчке: «Отдайся брату». В другой: «Я – твой брат». Такого жалкого дерьма еще поискать.

Big iron door

Злой и страшный судья сказал: «Вот тебе, малыш». И большая железная дверь захлопнулась, отделив бедного малыша Чарли, полного любви и сострадания, от прекрасных несовершеннолетних ребят, которых еще никто не опаивал и не насиловал. Беда, короче. Обидно получается.

I once knew a man

Стилизация под поток сознания обкуренного хиппи, вполне удачная, кстати. Содержательно ничего нового. Время – иллюзия, все кругом у нас иллюзия, так что иди к нам, у нас тут хорошо, ведь мы такие же, как ты, мы твои братья.

Eyes of a dreamer

Первый слегка похожий на музыку трек. Содержательно – растянутое «красота в глазах смотрящего». Под сновидцем здесь, конечно, подразумевается не кто иной, как гуру, просвещенный, помойный Будда и прочее. Кому ж еще-то различать плохое и хорошее.

Слушается творение Мэнсона тяжело, но лишь оттого, насколько плохо все сделано. У слушателя, знакомого с психоделическим роком 1960–1970-х, альбом, вероятнее всего, вызовет такое же отторжение, как и у рядового меломана, если не большее. В общем и целом произведение Мэнсона представляет собой липкую лужу обиды и гнева. Поразительным образом в текстах здесь сочетаются претенциозность, неумелость, откровенная тупость, высокомерие, жестокость, ужасающая жалость к себе и ничтожие. Растущее из пустых амбиций ни на что не способного ленивого ублюдка самомнение ослепляет Чарли. На гитаре он играть так и не научился, писать стихи тоже, красотой природа не наделила – вот и прогневался на весь мир бедный Чарли, не сумевший стать даже сутенером и угонщиком.

Что мы имеем в сухом остатке: альбом слабый и скучный, сделан во всех отношениях плохо, ценности представляет примерно с соплю на асфальте. Тяжело даже придумать, кому такое будет интересно, искренне интересно слушать. Как музыкант, Чарльз Мэнсон не стоил ровным счетом ничего, не сумел повлиять ни на что. Ноль. Просто ноль.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)