DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Сергей Корнеев «Нью Зиланд»

Иллюстрация Ольги Мальчиковой


Посвящается И.П.

Смотри, к тебе переезжают!


Осенний ветер с листопадом принес в Ананьев бродячий цирк. Пегая, в пятнах ржавчины, «газель» затормозила у Дома культуры. Колодки пронзительно свистнули. Коротышка в клетчатых штанах на подтяжках, перепрыгивая через ступеньки, поднялся ко входу и наклеил синюю афишу прямо на заколоченные двери:

ТОЛЬКО ОДНИ ВЫХОДНЫЕ!

ИЗВЕСТНЫЙ НА ВСЮ РОССИЮ

ЦИРК-ШАПИТО

«ПРИНТИНПРАМ»

ГОРОДСКОЙ ПАРК

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ В 18:00 и 20:00

У нижнего края плаката, откуда текли густые белые капли клея, пряталось: «Вход на шоу экзотических, диковинных и уродливых персон ТОЛЬКО С 18 ЛЕТ». Афиши покрыли стены Ананьева, как синяки избитую кожу. Бродячие артисты намерились выколотить из городка каждый пятак карманных денег.

Коротышка злорадно заклеивал чужие объявления. Цирк укрыл собою выгодные микрокредиты, скидки на туалетную бумагу в «Магните» и покупку волос задорого — эти человечек заклеивал с особым наслаждением. Он вспоминал злые беспомощные слезы бабули, которой заплатили гроши за длинную, до пят, косу. Покончив с последней афишей, мужчина прыгнул в «газель» и укатил в городской парк, где циркачи разбивали временный лагерь. Клей замызгал его штаны, руки стянула гуттаперчевая корка. Но он был доволен сделанной работой.

***

Женя проснулся. Веки поднял с трудом, будто ссыпая барханы песка. Полночи сидел во «ВКонтакте». Впрочем, все как обычно. Как обычно. проснулся за десять минут до будильника. Как обычно, в пустой квартире щелкнул дверной замок: родители и брат ушли на работу. Как обычно, пялился в потолок на постер с зелеными холмами Новой Зеландии. День-как-обычно. Жизнь-как-обычно. Десятый класс.

«Закончу школу — уеду», — думал Женя.

Бумажный прямоугольник манил зеленым спокойствием. В углу золотилась надпись Lord Of The Rings — «Властелин колец». Брат прикрепил сюда постер, когда еще сам был школьником. Они поменялись ярусами кровати, а постер так и остался. Женя думал, что им с Семеном снятся одинаковые сны: они хватаются за золотые завитушки и вытягивают себя вверх.

Линолеум жег босые ноги, как лед. Он прошлепал в туалет. Почистил зубы. Из зеркала смотрело худое вытянутое лицо. Под левым глазом шрамик, воспоминание о «войнушке», в которую играли палками. Вместо волос рыжая проволока, которую, сколько ни расчесывай, не распрямить.

На кухонном столе ждали чай в красной кружке NESCAFE и два бутерброда — с колбасой и с сыром. По фаянсовой тарелке шла тонкая серая трещинка. Зазвенел будильник. Женя, как обычно, забыл его выключить. Позавтракав, он натянул алиэкспрессовскую толстовку «суприм» и нехотя пошел в школу.

***

В октябре даже Ананьев красив.

Погода сухая и солнечная. Воздух прекрасен, как железнодорожный рельс: холодный и плотный, звенит и блестит. Деревья точно расстреляли из пейнтбольных ружей! Клены красные, желтые и оранжевые. Березы — что ни выстрел, то охра. Рябины багрятся. Целый год город жил, как выцветший фотоснимок, но зато на целый месяц его залило радугой. «Мороз и солнце». Заезженные школой строчки вдруг очистились от лишнего и стали ясными и понятными. Легкий, как паутинка, пар вырывался в стылый октябрьский воздух. Солнце жгло листву горячими красками.

Женя не торопился. Первым английский, по которому отвечать неподготовленный топик (ему досталась Новая Зеландия). Сегодня и вовсе хотелось раствориться в тонком солнечном свете. Из-за детского поверья он переступал трещины на асфальте: наступишь — родители умрут.

За гаражами у школы толпились старшаки. Пропуск сюда простой — быть не младше девятого класса. Здесь курили и всласть матерились, про запас на долгий школьный день, когда придется вести себя по-до-ба-ю-ще. «Да, Марьалександровна. Нет, Иваналексеевич».

С ними был Бор. Такого видно издалека: бритая башка и «бомбер» с ярко-оранжевой подкладкой. Мозги такие же бритые. Вслух никто не решался называть бугая полной кличкой. Зубоскалов Бор обламывал громоздкими, как банки соленых огурцов, кулаками. Но и с ним можно сосуществовать, следуя простой инструкции: «Не отсвечивай».

— Кал-линичев, здорово! — заметил его Бор.

— Привет! Как дела?

— Ха, как мать родила! Слышь, не в службу, а в дружбу, дай полтос.

Гомон стих. Даже одноклассники поспешили в школу. Парни подхватили рюкзаки девчонок и нырнули через дырку в бетонном заборе. Женя смотрел, как исчезают спины под стертым граффити о «солях» и «миксах». Оставшиеся быстро дотягивали сигареты, и каждый, кого Женя ловил взглядом, отводил глаза. Инструкция простая.

— Бор, у меня нет.

— Правда?

— Да, совсем ничего, дома оставил.

— Слушай, а если поищу?

— А если не будешь? По карманам-то не шарь!

Женя пожалел, что не решился прогулять школу. Пошел бы кружным путем, мимо ДК, а там в парк на сломанные аттракционы. Тем более эта ньюзиланд неладная. Бор, тем временем, сунул пятерню прямо в нагрудный карман рубашки. Подросток рефлекторно вскинул руку вверх и выбил жадные пальцы. Это было не по инструкции.

Бор заводился моментально. Никакого фазового перехода. Ни остудить, ни стравить пар. Башка кипит, чайник свистит, Бор взрывается!

— Ах ты!

Громила замахнулся так сильно, что шов бомбера треснул в подмышке, и метнул кулак Жене в лицо. Один шаг в сторону, и кулак просвистел мимо. Щеку обдала воздушная волна. Вслед за кулаком просвистел Бор и свалился в кучу строительного мусора.

Нервный смешок разбавил концентрат тишины. Он ледышкой скользнул бугаю за шиворот. Красный от злости и кирпичной пыли, тот побледнел. Кирпичные разводы алели на онемевшем лице, точно кровь. Он вскочил на ноги, как если бы из задницы вылезла пружина, и вложил движение в новый удар. В Жениной голове взорвалась бомба, начиненная колоколами. Медные голоса толсто пели: «Лучшебыпрогулялзиланд— ньюньюньюууу».

Когда он пришел в себя, вокруг было пусто. Только октябрьское солнце, пробравшись через заросли и ржавый хлам, согревало место, где наливался фингал. Женя осторожно коснулся лица и понял, что освобождения лучше не сыскать. Не такое уж бесконечное октябрьское утро, как кажется. Он отряхнулся и побрел в парк.

***

Черные ольхи стерегли веселые клены, которые беззастенчиво осыпали землю листвой.

Брат рассказывал, что ребенком катался в парке на аттракционах. Высоко крутилась «Орбита», на «Автодроме» сталкивались машины и шипели электрические искры. Родители покупали ему сладкую вату и ссыпали в пригоршню монеты на игровые автоматы. Теперь все это погребла листва.

Автоматы убрали. Сгнили тонкие стены павильонов. Городской парк стоял пустой и заброшенный. Те из аттракционов, что не распилили на металлолом, ржавели, ободранные до скелета. Только будка кассира была в порядке. Внутрь затащили старый матрас, а дверь запиралась на защелку. Женя сел в одно из уцелевших карусельных кресел. Почерневшая цепь противно заныла.

Иногда подростки разгоняли пароходик в облезлой голубой краске. Тот сопротивлялся, но со скрежетом полз по коричнево-рыжему рельсу. Мерялись смелостью, карабкаясь по трубам «Чертового колеса». Облупленные трубы скрипели и терлись в местах, где оторвались крепления. Ты мог залезть на самый верх, чтобы взглянуть поверх крон деревьев, но сколько ни крути головой, вокруг был все тот же Ананьев.

Однако сегодня парк ожил.

На пустыре, который использовали для футбола и драк стенка на стенку, встали битые «газели», «десятки» и грузовички без имени. На бортах из-под окаменевшей пыли глядели клоуны-уроды, девушки в трико с анатомическими проблемами и тигр. Он умолял: «Художник никогда не видел тигров даже на картинке. Сотри меня!»

Между машинами, как трудолюбивые муравьи, суетились люди. На пустыре возвели каркас из алюминиевых трубок. Внутрь зашел невысокий человечек в клетчатых брюках, всплеснул руками, и на конструкцию вмиг натянули пеструю ткань. Шатер, весь заплата на заплате, выглядел крепким и нарядным. У осенней листвы появился повод для ревности.

На Женю не обращали внимания, каждый был при деле: кто вязал узлы на тросах, кто подключал заляпанные машинным маслом генераторы, кто чистил кастрюли, в которых можно было сварить подростка целиком. Каждое по отдельности, дела были пустячными. Но вот уже и разноцветная махина готова, и лагерь разбит, и оставалось только открыть билетную кассу. Женя увидел девушку-ровесницу, спешащую к кассе с широким веником в руках.

— Эй, паренек! На представление пришел?

— А что будет?

— Цирк приехал! Клоунов местных возьмем, — загоготали работяги.

— Завтра, завтра приходи. Сегодня ставимся. Все завтра.

Женя бродил между машинами, заглядывал в короба и рассматривал пеструю, как и шатер, труппу. Его не гнали, даже когда он приблизился к клетке с медвежонком. Но затылок ломило: стоило обернуться, как циркачи отводили взгляд.

В стороне ото всех на пирамиде из картонных коробок сидел тощий мужчина и курил длинную сигарету через черный мундштук размером со школьную указку. Длинная сигарета. Длинный мундштук. Рот, точно прорезанный лезвием. Усики над верхней губой, словно линия, проведенная карандашом. Мужчина был тоже длинный. Одет легко, не по погоде. Летние брюки серого льна, коричневые ботинки из мягкой кожи и кремовая рубашка с высоким воротником, застегнутая под самым подбородком. Мужчина вонзил в Женю взгляд, как вилку в кусок мяса. Его одежда едва колыхалась, однако ветра не было. Длинный приветственно поднял левую руку и улыбнулся одними губами, глаза его остались напряженными.

***

Субботним вечером жители Ананьева заполнили парк.

Музыка шумела из огромных колонок. Мелодия лилась в сумерках и цеплялась за голые пальцы ольхи. От шатра, прямо по воздуху, протянули яркие гирлянды. Холод пах жженым сахаром и машинным маслом от генераторов. Люди не прятали улыбок и не стеснялись смеяться, будто неожиданно уехали в отпуск из Ананьева в страну детства.

Знакомый коротышка зазывал в шатер. Его раскрашенное ярким гримом лицо светилось изнутри. Он поднес к губам антикварный латунный рупор и металлически дребезжал:

— Пр-р-роходите! Пр-р-роходите!

И все зашли. И все расселись по скамьям, устроенным в четыре ряда. И смеялись, когда было смешно. И пугались, когда страшно. И удивлялись, когда фокусник вытаскивал из рукава бесконечную связку разноцветных платков. Полтора часа никто не замечал ни грубых стежков, на которых держится шатер. Ни поношенных костюмов артистов. Ни запаха сырости. Ни своих печалей. Ни страхов. Ни тревог. Когда представление закончилось, коротышка-распределитель продребезжал вновь:

— Благодар-р-рим за внимание! Благодар-р-рим за внимание! Следующий сеанс чер-р-рез полчаса!

Зрители хлынули в кассу. И каждый взял повторный билет. Пусть каждый трюк в точности воспроизводил виденный, но был новым.

Во время представления Женя украдкой смотрел на лица своих родителей и брата. Он не помнил, когда он последний раз видел их такими счастливыми. Словно на них навели лучи прожекторов — и давно потухшие глаза зажглись вновь. Он впервые понял, что и они когда-то были молодыми, и притянула их друг к другу любовь, а не монотонная повинность совместного выживания. Но что случилось потом? Почему потухли прожекторы в их глазах? Как ему самому прогулять тот день, когда его взгляд потухнет и превратится в слепую пленку?

Он хотел попасть на обещанное в афише «Шоу диковинных персон», но не пустили родители. Все тот же коротышка на входе не следил за возрастом. Кто откажется от лишних билетов? Но мама заметила строго: «Там одни непристойности. Он дылда, а умом мальчик». Отец сутуло пожал плечами и денег на билет не дал. Хоть ему и самому хотелось бы снова оказаться в шатре.

— Можно я хотя бы в тире постреляю? Здесь все из школы. Я с ними домой пойду!

На самом деле он увидел, как Бор с компанией пошли за шатер.

***

На задах их было трое.

Женя затаился в тени и наблюдал. Ребята передавали по рукам бутылку. Старались не шуметь, но все равно срывались на громкий смех, толкали друг друга и спотыкались на ровном месте. Бор вытащил из-за голенища говнодава нож-бабочку. Лезвие сверкнуло электрической искрой, рукоятка защелкнулась. Он проткнул виниловый бок шатра и повел вниз. У Жени заныло под ребрами, как если бы пырнули его самого.

Ребята пихались перед проделанным оконцем.

Из-за спин зрителей было ничего не разобрать. Но вскоре толпа зашевелилась, расступаясь перед женщиной в откровенном наряде. Тончайшее трико, сквозь которое проступал каждый изгиб тела, украшали изображения переплетенных змей. Рисунок был правдоподобен до мельчайших деталей — пластинки, чешуя и черные бусины глазок точно запечатлены фотографом. Чудесная ткань так плотно прилипала к коже, что сквозь нее проступала даже россыпь бугорков на ареолах вокруг возбужденных сосков.

У подростков сладко напряглось в паху.

— Черт, это не костюм, — громко прошептал один. — Она голая!

Наконец каждому стало ясно, что змеи, расползшиеся по телу красавицы, были феноменальной татуировкой. От лодыжек и до линии на загривке, где начинали расти волосы, она была расписана фантасмагорией из тесных объятий аспидов. Мастер соединил рисунок и топографию тела, чтобы вдохнуть жизнь в линии и краски. Поверх кистей изображалась змеиная голова, в то время как на ладонях таилась влажная пасть. По внутренней стороне среднего и безымянного пальцев шли острые клыки, выписанные с искажением перспективы. Стоило женщине поднять руки и сложить пальцы в подобие морды, как окружающие видели перед собой не человека, а мифическое существо, из плеч которого вырастали змеи. Изощренные иллюзии превращали движения ее тела в шевеление гадов.

Она напрягала глотку, и тогда на шее угрожающе пульсировала змея. На обнаженной коже, на шкуре, выступали капельки пота, и вокруг распространялся пряный аромат ее тела.

Но будто мало было удивительной иллюзии, приводящей статичные картинки в движение — женщина-змея удивила всех дополнительным фокусом.

Сомкнув ладони, она соединила предплечья и прижала полусогнутые руки к телу. Крепкие груди втиснулись в образовавшийся треугольник. Ладонь обползла другую и вдруг сделала второй, невозможный оборот! Женщина подняла сведенные руки и закинула их за голову. Напрягшиеся груди подались вперед. Но всякий заворожено наблюдал, как плечи провернулись в суставах и руки все дальше ползли за спину. Ползли, как настоящие змеи.

Она крутила и выворачивала свое тело так, как не мог ни один гимнаст. Сплетала конечности в тугую косу. Оборачивалась корпусом так, будто в талии у нее помещался дисковый шарнир. Ложилась на пол и смыкала себя в мускулистое колесо. И все это время змеи-татуировки двигались, все быстрее распуская кольца тел.

Бор глядел на цирковую уродку и менялся в лице. Первоначальное возбуждение сменилось отвращением. Каким бы соблазнительным и сулящим фантастические сочетания любви ни было ее тело, все это было неправильно. Он тряхнул бритой головой и прогнал наваждение.

— Сейчас повеселимся, — сказал он и вытащил зажигалку — красивый металлический параллелепипед с большим чиркачем.

— Бор, ты чего? Не надо!

— Отвянь, я только подпалю.

— А если пожар?

— Смоемся. Не ссы.

— Но люди же.

— Видел, сколько их понаехало? Потушат.

— Нафиг, я сваливаю.

— Стоять! Вместе пришли, вместе драпнем.

— Ну, не знаю.

— Верно, Тём, ты никогда ничего не знаешь. Не ломай кайф.

Третий из компашки отмалчивался в стороне. Он высматривал путь для отхода.

Женю захлестнуло негодование. Лучший день в его жизни за долгие годы грозил завершиться подлостью. Он огляделся в поисках помощи. Под деревьями, на краю пустыря, плясал красный светлячок, разгораясь и затухая. В тенях стоял Длинный. Когда он затягивался сигаретой, отсветы красного уголька подсвечивали худое лицо, еще больше заостряя его черты.

У шатра чиркнула зажигалка. Женя решился позвать на помощь Длинного, но, когда обернулся, светлячок пропал. Скула, в которую врезал Бор, заныла, и боль подсказала ответ.

— Эй! — крикнул он. — Кончай, я людей позову.

— Кто там?! — Хулиганы обернулись. — Кал-линичев, ты, что ли? Давно в табло не получал?

— Я предупредил. Убери жигу!

— Да пошел ты!

— Пошел сам, Боров!

Истинную кличку Бора знал каждый школьник. Знал и боялся произнести на людях. Огромный и жирный. Тупой и злой. Вылитый боров. Свинья, которая измазалась в собственной злобе, как в луже навоза. Боров услышал и мгновенно рассвирепел.

— Гаденыш! — Бугай развернулся, загребая грубыми подошвами землю. Женя побежал.

Все стало простым и понятым. Он — маленький доисторический зверек, которого сожрет Боровозавр. Даже косточек не останется. Зайчик петлял между людьми и искал, где спрятаться. Сзади бухал топот, от которого дрожала земля.

— Убью гада!

На парковке ютился крохотный трейлер, единственный, в котором горел свет. Размером чуть больше собачьей конуры, но с приоткрытой дверцей. Женя сделал несколько обманных петель между машинами и нырнул внутрь. Согнувшись в три погибели, здесь сидел Длинный. Он сложил конечности, как паук, притаившийся в дупле.

В трейлере пахло восточными благовониями. На полу лежали маленькие подушки. На полочках по стенам стояли статуэтки диковинных людей со звериными головами, широкими улыбками, точно готовыми проглотить Вселенную, и слишком большим количеством рук.

— Он хотел поджечь шапито? — не удивившись незваному гостю, сказал Длинный. — Нехорошо. Я знаю запах горящей плоти.

Женя увидел слова Длинного. Оранжевые языки жадного пламени. Животных, кричащих человеческим голосом. Грязный синтетический дым, от которого дерет горло.

— Подожди. Я разберусь.

Расправляя суставы, Длинный выполз наружу.

Боров метнулся к циркачу, но звуков драки не было. Стало тихо, будто выключили все звуки.

— Ты ведь хотел посмотреть представление? Мне есть что тебе показать, — голос Длинного звучал глухо.

А потом Боров закричал. Высоко и пронзительно, срывая голосовые связки и переходя на визг. Он развернулся и припустил прочь. Бежал, не чувствуя тяжелых ботинок и лишнего веса. Вломился в заросли, и ветви рассекли ему лицо. На ссадинах рубиновыми бусинами выступила кровь. На ее аромат со всех сторон метнулись угловатые тени.

Тени, у которых было слишком много суставов. И каждая фаланга по контуру топорщились мелкими волосками. Тени дрожали. В их очертаниях угадывались хелицеры и педипальпы. Слишком много тянущихся лапок и нефтяно-черных блестящих глазков. С отчаянным криком Боров скрылся в лесной чаще, и тьма сомкнулась за ним.

Женя боялся выглянуть из трейлера. Даже Боров не заслуживал того, что может так напугать. Дверь резко распахнулась, и Длинный в расстегнутой рубашке заслонил собою проем. Под распахнутыми полами копошилось черное живое месиво.

Длинный забрался внутрь, складываясь, как телескопическая антенна.

Длинный занял собою все свободное пространство. И долго изучал Женю. Каждую складку на одежде, маленький шрам под левым глазом и мысли, читающиеся на обороте глаз.

— Я тебя не держу, но ты заслужил награду. Чего ты хочешь больше всего?

— Уехать отсюда!

Тайное желание легко сорвалось с уст. Если бы ему дали подумать, он выдал бы что-то совершенно иное. Длинный испытал его взглядом. Рукой с бесконечными пальцами пробежался по стенной полке, нащупал пачку сигарет и выудил одну. Проворная гибкая кисть напоминала паука в человеческой коже. Длинный пристроил сигарету в мундштук и закурил.

— Диковинные и уродливые персоны! Вход только с восемнадцати. Тебе есть восемнадцать, Женя? Впрочем, на часах почти полночь…

Длинный скинул рубашку. Его торс покрывали пауки. Большие и маленькие. Всех цветов и форм. Мохнатые черные и похожие на боевых роботов желтые, с длинными острыми когтями. Красные и такие, что блестели, как драгоценные камни. С бока на грудь переполз птицеед размером с котенка. Пауки копошились и карабкались друг через друга. Цеплялись ногами и длинными клыками. Густой, как шерсть, покров двигался, и узор постоянно менялся. Только одно пятно по центру груди, у сердца, оставалось чистым. В центре его зияла живая рана, порождающая тварей. Из обитого по краю рубцом отверстия выбирались все новые и новые пауки.

Паучье шевеление загипнотизировало Женю, а Длинный схватил его за запястье. Подростка прошиб электрический разряд. Он попытался вырвать руку, но не смог. Паучок-прыгун переполз с руки Длинного и забрался Жене под манжету толстовки. Лапки щекотали кожу, пробираясь глубже, туда, где тепло.

Домой Женя брел наугад. Ночь качалась, как беспокойное море. Немые дома стояли пустыми декорациями. Воздух пах бурей. В голове шумело, как после дешевой «Отвертки», любимого алкоголя школьников. Это была новая жизнь. И никаких верных инструкций.

«Чем же их кормить?» — думал Женя.

***

Родители оставили ему макароны с сосиской в микроволновке. Он с отвращением посмотрел на нормальную еду. Прокрался в комнату и залез, не раздеваясь, на второй ярус кровати. Почувствовал, что брат не спит.

— Сем, зачем ты повесил этот плакат?

— Просто, — ответил брат, — просто… просто мне очень хотелось уехать куда-нибудь. Вырваться из Ананьева. Не идти в колледж. Не устраиваться на работу. По крайней мере, здесь.

— А сейчас?

Брат промолчал.

— Сем, тебе когда-нибудь снилось, что…

— В него можно вылезти, как в окно? Да, мелкий, снилось.

— Что мне делать?

Брат молчал так долго, что Женя решил, что тот уснул.

— Мелкий, я буду счастлив, если поступишь так, как важно тебе.

Сон укрыл их тяжелой волной, из-под которой не выплыть. Только ветер негромко шумел по-над холмами Новой Зеландии.

Женя встал затемно.

Собрал рюкзак и вышел на трассу. Дверь прикрыл осторожно, чтобы не щелкнул замок. Когда он уходил, Семен открыл глаза и молча проводил взглядом.

Несмотря на раннее утро, мимо Ананьева неслись легковушки и тяжелые грузовики. Но никто не хотел останавливаться. Женя долго шел вдоль обочины с поднятым кулаком. Наконец, взвизгнув десятью колесами, остановилась фура. Женя подбежал к кабине и забрался в распахнутую дверь. Внутри было натоплено, и водитель сидел в одних шортах и шлепанцах на босу ногу. На Жене была шерстяная рубашка, застегнутая под самый воротник.

— Куда, парень?

— В Новую Зеландию.

— Это в Питере, что ли? Ну, до Волхова точно подкину.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)