DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

КУКЛА. ЗАРОЖДЕНИЕ ЗЛА

Страшная Брянщина. Сосновоболотский маршрут: часть вторая

В прошлой серии «Страшной Брянщины» мы начали длинный и непростой маршрут на границе Выгоничского и Почепского районов, в окрестностях удаленной от трассы деревни Сосновое Болото. Мы видели леса, поля, урочища, запустелые селения, ветшающие погосты, руины школы и еще много чего. Что ж, двинемся дальше — в Почепский район, в окрестности мертвой деревни Емельяновки. А завершим маршрут в гостях у Алексея Константиновича Толстого.

Емельяновка

Итак, мы оставили позади обезлюдевшую и полностью выгоревшую Богдановку Выгоничского района. Когда-то давно с ней граничила Емельяновка, упоминаемая в письменных источниках еще с петровских времен, с начала XVIII века. Две деревни по меньшей мере один раз обменивались именами — Богдановка на какое-то время стала Емельяновкой, а Емельяновка — Богдановкой. К середине 1980-х Емельяновка обезлюдела, а в 1986-м ее исключили из учетных данных. Богдановке повезло больше — она протянула еще пару десятков лет. Впрочем, сейчас ни от одной из деревень уже ничего не осталось, кроме заросших сорными кустарниками урочищ да погостов. Здесь мертвые пережили живых.

На самых поздних советских картах Емельяновка уже обозначена как урочище. Но даже сейчас по корявым яблоням, которые давно не плодоносят, сразу видно, где она была.

Емельяновское кладбище обозначено на самых поздних советских картах (приложение «Топокарты России»). Значок — крестик в прямоугольничке — к сожалению, очень размытый. Трудно понять, кладбище это или другой сильно смазанный знак. Мы на свой страх и риск решили проверить. Это было отдельное путешествие, полное приключений.

Погост — примерно в километре от деревни, столько же — если двигаться с противоположного конца, от Москалей или Кукол. Но этот один километр — такой трудный, что потягается со всей остальной частью сосновоболотского маршрута. Все дороги к емельяновскому кладбищу давно исчезли. Вокруг — поля, дикие луговины да топи. В год обильных дождей все это набухает водой, громадные куски земли превращаются в непроходимую трясину или вовсе затапливаются. Вода не уходит до самого августа. Приходится обходить, делать длинные петли, перепрыгивать заполненные водой рытвины. Путь прибавляет втрое, а то и побольше.

Кладбище старой Емельяновки со всех сторон окружено водой и топкой грязью. Подходов к нему не осталось. Родственники усопших, судя по всему, его давно не посещают. Приходится ломиться сквозь высоченную траву, бурелом и жижу.

Кое-как, прыгая по кочкам и утопая в грязи, удается взобраться на холмик. Кладбище брошено, заросло и завалено упавшими стволами громадных деревьев. Фотокарточки скажут о нем намного больше, чем слова.

Во рву под кладбищенским холмом лежат выброшенные кресты — уже явно не одно десятилетие.

Москали

Чтобы от емельяновского погоста попасть в следующий пункт маршрута, придется долго пробираться по бурелому и высоченным луговым травам, что опутывают ноги. И вновь прыгать с разбега через заполненные мутной водой канавы.

Выходим на дорогу, что ведет в деревню Москали.

Деревня до сих пор числится как населенный пункт, но населения там давно нет. Да и исторических сведений в общем доступе тоже толком нет. Было явно большое селение — с километр протяженностью. До сих пор видно, где проходила улица. Попадаются остатки заборов, лежащие на земле скворечники. Есть один мертвый дом.

Рядом — деревенское кладбище. Вновь мертвые пережили живых. Последние могилы — начала нулевых годов.

Малаховский

Мы идем на север. Но можно сделать километровый крюк на юг и взглянуть на кладбище бывшего поселка Малаховского. Когда он появился — неизвестно, а исчез вместе с Емельяновкой, в 1986 году. Поодаль от урочища остался погост, где, судя по эпитафиям, хоронили аж с начала 1930-х годов. Осенью здесь желтеют косматые травы.

Куклы (Красномайская)

Возвращаемся через Москали на север и попадаем в Красномайскую, которая до 1964 года звалась Куклы. За что так обозвали и когда деревня появилась — сведений нет. Сейчас там пара полудохлых дворов и много заброшенного.

Красный Рог

Из Кукол прямая дорога ведет в Тарасики, где можно полюбоваться заводью и опрятными двухэтажными домиками на фоне.

А от Тарасиков пара шагов до Красного Рога, где некоторое время жил поэт и прозаик граф Алексей Константинович Толстой.

Взглянем на чудом сохранившуюся деревянную церковь 1777 года постройки.

Пройдем на задний двор, к склепу графа и его супруги.

Ну а завершим сосновоболотский маршрут балладой А. К. Толстого.

Где гнутся над омутом лозы,

Где летнее солнце печет,

Летают и пляшут стрекозы,

Веселый ведут хоровод.

«Дитя, подойди к нам поближе,

Тебя мы научим летать,

Дитя, подойди, подойди же.

Пока не проснулася мать!

Под нами трепещут былинки,

Нам так хорошо и тепло,

У нас бирюзовые спинки,

А крылышки точно стекло!

Мы песенок знаем так много,

Мы так тебя любим давно —

Смотри, какой берег отлогий.

Какое песчаное дно!»

Публичные ресурсы о захолустных уголках Брянщины:

Иван Бирюков: краеведческие заметки

Брянское захолустье (VK)

Брянское захолустье (YouTube)

Читайте предыдущие статьи цикла:

Страшная Брянщина

Путешествие по вурдалачьим местам А. К. Толстого

Левобережье

Житная Поляна: в поисках деревни-призрака

Орменский треугольник

Погосты исчезнувших деревень

Галая Лужа и другие укромные уголки

Карповка — Войки

Милечские маршруты: Тщань

Милечские маршруты: Вершань

Третий милечский маршрут

Страшная Брянщина. Сосновоболотский маршрут: часть первая

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)