DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДРУГИЕ: ПРОКЛЯТИЕ КУКУШКИ

Темная поэзия. Выпуск 5 (2023)

Александр Першин


***

Кривых зеркал разбиты злые стёкла.

С деревьев гиблых листья серые опали.

Я пил цикуты сок на свадьбе мёртвых.

Душе они милей, чем человечьи хари.


Слепящий свет в глаза мне лихо врезал.

Природа-мать, ты на расправу очень скора.

Итог один: блуждаю я по лесу

Из бледных рук богов, низвергнутых с позором.


Теперь за блёклым солнцем страх взлетает,

А заключённым дням плевать на наши числа.

Печаль меня преследует немая

И тишина вокруг. Не слышно даже мыслей…


Александр Першин “Благословенный атом”

Грядут события распада

И близок светлый сумрак сна.

Блесни, благословенный атом,

Очисти вечность ото зла.


В лучах ласкающих рассвета

Ты воссияешь, будто бог,

Избавив грешную планету

От вечных распрей и тревог.


Обрушь порочные надежды

И злые замыслы людей.

Мы все — лжецы, Мы все — невежды,

Рабы гневливости своей.


Уйти нам надобно на пике,

Разжечь погибельную печь,

Взвопить в едином, вечном крике,

А после — в гроб смердящий лечь.


Ужаль весь мир смертельным жалом,

Шути, резвись, играйся всласть.

Пусть распахнётся с лютым жаром

Гнилая ядерная пасть.


Сверкай неистовым светилом.

Порока пусть прервётся бег.

Всеочищающая сила

Утихомирит зло навек.


Минул момент для покаяний.

Зажги погибельный пожар,

А от благих твоих деяний

Пусть звёзды тихие дрожат.

* * *


Дремлет явь — суха, сумбурна, блёкла.

Руку самому себе пожав

Я люблю смотреть в чужие окна

На несчастных первых этажах.


Может вечер острой стать иголкой

Воткнутой под сердце кукле лжи?

Осень в голове. Я слишком долго

Нынче слушал пение машин.


Тихо говорят со мною ветры.

Спор за спором. Дальше — счёт слогов.

Жизнь — улыбка на устах Деметры.

Смертный редко радует богов.


Александр Першин «Аконит»

Зыбкий стих мой печален в безлунной ночи,

Когда мир просвещённый нелепо молчит.

Потолкуем с тобой о тяжёлой судьбе.

Я все тайны свои доверяю тебе.

Ты ослабшей душонке надежду даёшь

Разбивая мирскую несносную ложь.

Эту тихую мудрость в пример ставят всем.

Мил для взора людей фиолетовый шлем.

Бесконечного сна величавый король,

Ты поймёшь мою грусть, мою скорбную боль.

Помоги же страдальцу укрыться от лих,

Растворив все раздумья в объятьях своих.

Я исчезну во мраке, уйду, без следа.

Воцарится блаженный покой навсегда.

Мчится время — утихнет людская молва.

Все тревоги навек разгони, смерть-трава...


Константин Матросов «Бабочка»

Невесть как выжившая в январе,

Застыв, таится на бетонной глади.

Все предки спят веками в янтаре,

Она - на складе.


Прогрохотали рокля и ричтрак,

На счастье бабочке пока что мимо.

Она и обездвиженная так

Неуловима!


Явившись в мир не вовремя, она

Ошиблась с местом тоже, так лети от

Врагов, раз невзначай ты рождена

Не в свой период!


Но сломано напополам крыло.

Она, как кукурузник от погони

Уставший, отдыхает. Ей тепло

В моей ладони.


На ножках стоя и на хоботке,

Она мою ощупывает кожу.

Сомкнувший пальцы, тело в кулаке

Её корёжу.


И дрожь бежит по моему лицу.

Мгновенным был, а потому и не был

Размолотый в обломки и пыльцу

Кусочек неба.


И состраданье или жалость - бред.

Меня сейчас только одно тревожит:

Я вижу то, чего здесь точно нет

И быть не может.


Константин Матросов «Калитка»

Снова дома, снова дома.

Но никто не ждет меня.

И калитка без забора,

Словно бляшка без ремня.


И соседи погорели,

В пепле белый круг часов.

Только узловатый ветер,

Лишь семья бродячих псов.


Без двенадцати пятнадцать,

Ещё несколько минут -

Времена - живое с мёртвым -

На мгновенье совпадут.


И к знакомым силуэтам

Знаемым наперечёт

Время Стикса из прорехи

Заструится, потечёт.


Клочья прошлого, обрывки

Памяти, где прошлый я -

Только точка на абсциссе

Смазанного бытия.


Только стражи леса помнят -

Тени спрятанных щеглов -

Кто я. И поют мне песни

Из насиженных углов.


Видят птицы, только птицы,

Что стекает в этот мир

И поют они об этом -

Чар, чиливи, чили чир.


Псы безглазые, бродите,

И живись чем хочешь, вор,

Проржавел замок висячий

И упал худой забор.


И осталась лишь калитка

Да гнилое веревьё.

И со всех сторон проходят

Псы, но только не в неё.


Анастасия Эйвазова «Монстр под кроватью»

Дневная отвага ныряет в ножны

(Не веришь пока, что цел),

Ведь мир населяется всевозможным

Количеством странных дел.


Внутри ты уверен: когда ты дома –

И стены к тебе добры.

Но ящик с тетрадями и альбомом –

Закрытый тобой – открыт.


Но в склеенный парусник дует ветер,

В ушах шелестят моря.

Настольная лампа куда-то едет,

Неровным огнем горя.


Не в те ли края, где сидят горгульи

У черных голодных врат?

На кухне беспечно танцуют стулья

И дверцы стучат, стучат...


В Летучий Голландец, в кошмар, в ловушку

Родной превратился дом.

Сжимая покрепче свою подушку,

Сражаться идешь со злом.


Тебе продержаться бы хоть немного –

Закончится все к утру...

Но ужас хватает тебя за ногу

И тянет в свою нору.


Разрушены чары, ушло заклятье

(Разгадка порой проста):

У монстра, сидящего под кроватью,

Глаза твоего кота.


Мари Вальтер «Чернокнижник»

Никто не рисковал идти в твое жилище.

Ты был прожженный изнутри, как чернокнижник.

Внушал и сеял всюду страх, на смерть похожий.

Твой дух, бушующий в песках, не уничтожить


Под ноги рассыпая ртуть несчастным смертным,

Ты обрывал земной их путь. Как хищный беркут

Кружил в просторах ледяных чернее сажи

И собирал пороки их ты на продажу


Затем их нес старьевщику. Ему же, трусу,

Пороки в собственном соку пришлись по вкусу.

Он заплатил тебе сполна, но в том ли счастье,

Когда проклятие тебя дерет на части?


Лишенный тела, обречен в других вселяться

И до скончания времен кружиться в танце

У самой кромки бытия, к судьбе взывая.

Вот только путы колдовства не отпускают


Не выжечь твой кровавый след из мыслей смертных.

Им от тебя покоя нет. В трудах запретных

Пытались образ твой менять, не зная меры,

Но каждый раз вселялся ты в другое тело.


Кассей Курганов «Вулкан»

Клокочет буря яростно в груди

И на просторы воли дико рвётся.

Пускай смету всё на своём пути,

Нить сотен жизней резко оборвётся.


Клянут меня, но кузница Гефеста

Горит, не остановишь ремесло.

Живым отныне здесь не место –

Калёным пеплом земли занесло.


Я сплю сейчас, но знаю – миг настанет,

И вырвется из жерла лава вновь.

Пока вы спите, под землёй вскипает

Горы могучей пламенная кровь.


Кассей Курганов «Луг»

На лугу, где ручьи ледяные

По каёмке неспешно текут,

Расцвели маргаритки лесные -

Белой россыпью тихо бегут.


Расцветает цветок-недотрога,

Лепестки чуть дрожат на ветру.

Закрывают тебя понемногу,

Ты лежишь и лежишь на лугу.


Дождь полил – это осень промчалась,

Снег пошёл – наступила зима.

Так лежать на лугу ты осталась

И не встанешь уже никогда.


Кассей Курганов «Марьина Роша»


1750 г. – Основание первого кладбища в Москве в черте города в Марьиной роще


Обвил терновник кладбища ворота,

Летит над рощей колокольный звон.

Слетелись вороны. И с местного болота

Туман тревожный веет вечным сном.


Здесь мыслью мрачною пронизан воздух,

И по спине вдруг пробежит озноб.

Жить жизнь, пока не слишком поздно.

В могилу первую кладут холодный гроб.


Он первый, а ведь сколько ещё будет?

И сколько душ найдут здесь свой покой?

Кого судьба блаженно не забудет?

Кто сгинет в вечности, текущею рекой?


Кассей Курганов “Ракушка”

Песчинка мелкая мечтала

Жемчужиной прекрасной стать,

Когда сквозь сор и муть, и грязь

В створ ракушки морской попала.


Мечтала, нежась в тишине,

Но струи вод холодных

Всё вымыли… Она – во мгле,

Пропала вновь в глубинах водных.


Судьба даёт нам шанс, порой.

Увы, его мы так не ценим,

И слёзы льём, когда затменье

Заносит мраком солнца зной.


И как песчинка ту ракушку

Тебя, наивную простушку,

Вовек забыть я не смогу.

Как жемчуг ты лежишь в гробу


С обивкою атласной…

Но точно знаю я одно –

Не всем песчинкам суждено

Стать жемчугом прекрасным.


Кассей Курганов «Шиповник»

Дикий шиповник царапает руки.

Стонет, дерётся, рыдает от скуки.


Сбросил цветков свою алую масть,

В глаз он мне веткой мечтает попасть.


Что же, не хочешь? Так я по-другому!

С ветками злыми я выиграю ссору!


Врезался в стебли клин топора –

С норовом гадким покончить пора!


Ветви мертвы. И жестокий садовник

Тащит к костру побеждённый шиповник.


Кассей Курганов «Карета»

Лишь тьма! И нет ни капли света!

Колёса громкие несутся прочь.

Летит по склонам гор карета,

И ржание коней пронзает ночь!


Кто там внутри? Нам неизвестно.

Быть может, беглый там король,

Иль герцог, или рыцарь местный,

Незнание играет свою роль.


Она несётся и грохочет,

Но после – то судьбы каприз –

Земля под нею заклокочет –

И ринется карета вниз.


Побег души – он неизбежен.

Что жизни гонка для неё?

Любой беглец будет повержен.

Так есть и будет – это всё.


Тина Кошкина «Садист»

Садись,

садист,

Рассказывай байки.

Помятый лист

Закладывай в принтер.

Лимонный чай

И всё - без утайки.

В меню включай

Общения литр…


Кроши права

На свежие раны,

Верши слова,

Подсвечивай тайны.

Веселье пей

Горстьми из тумана!

Вселенной всей

Потертые ткани…


…В полночный бред

Не трудно поверить.

И будто нет

За окнами бури…

Уйди в рассвет,

Помедлив у двери,

Оставив плед

Растерзанной дуре…


Тина Кошкина «Ода вампирам»


Вампиры приходят, когда темно,

Когда их не очень ждёшь.

Вампиры проходят через стекло

Оконных прослоек ложь.


Вампиры приходят, когда нужны,

Когда их зовёт судьба,

И взмахи их крыльев едва слышны,

И шёпот их уст - вода...


Вампиры приходят, когда совсем

Тебя довела беда,

Вампиры приходят среди проблем,

Когда ты на гране зла.


Вампиры расскажут о Правде снов

И то, что не всяк поймёт.

Что страх - это бред, что жизнь есть кровь,

А вовсе не чай и мёд...


Средь сотен мелодий чтоб ты не грустил -

Споют, как вредна им заря...

Вампиры приходят. Вампиров пусти.

Вампиры приходят не зря...


Тина Кошкина «Галка ли?»

Галка камни сажала колкие,

Тёмным клювом косясь на здания,

В поле камни… А не осколки ли?..

Словно детские заклинания,


На кусты, остывая, падали,

Сказкой, былью ли, тихостишьями,

Лепестками, больными лапами

Шаг за шагом шагая, вышли ли?..


Сонно вышиты паутинками,

Оловянной чуть вязкой буквою…

Полусломанными пластинками,

Телефонной калёной будкою…


И не бес, и не ангел – галка лишь -

В поднебесье, людьми заляпанном,

Без полёта, без дна, пустая тишь,

В бездне мыслей пятном аляповым…


«Заходи, — лепетали ноги ей, —

В человеческую столовую»… -

Но не знала законы многие

И лакала пыльцу лиловую…


Жгла без света, сомненьем маяла,

И мгновенья от боли плакали…

На листе чистотелом таяла…

Да и полно, была то – галка ли?..


Роман Дремичев «Река тумана»

Медленно сквозь ночь течет

Молочной дымкой серый цвет.

Таит в себе проклятье он

И тишину мертвых планет.


Искрится воздух, тьма горит,

Над лужами болот витает вой.

Туман не торопясь скользит

Из бездны в бездну над землей.


Мелькают тени, души, прах

Среди сверкающих огней.

И налетает бурей страх,

Мир пробивая до корней.


И в этой мрачной пустоте

Не слышно грохота сердец.

Здесь властвует одна лишь смерть,

Река тумана - всего конец.


Роман Дремичев «В полной тьме»

В ночи горит последняя звезда,

Туман скользит среди гнилых стволов.

И словно саваном ложится тишина,

Окутывая землю меж выжженных холмов.


С ножом в спине лежит в кустах мертвец,

Глаза его полны чужих огней.

Похитил его душу адский жнец

И разорвал на тысячи частей.


Багровый лик сияет в полной тьме,

Отравленный цветок стремится в небеса.

Кровавые ручьи текут по взорванной земле,

И больше не слышны людские голоса.


Артём Лифляндчик «Утес»

За волнами я на утесе наблюдаю

И закат свой последний встречаю.

Скоро закончится мой недолгий путь,

Еще немного, и смогу отдохнуть.


Но как жалко мне делать этот шаг,

Не побывав во многих местах.

Я жизнью насладиться еще не успел,

А уже отрекаюсь от разных я дел.


Коль страсти во мне люди погасили,

Меня они к смерти и приговорили,

Когда пытался открыться я им,

Но нелюдимы они к мечтам моим.


Семью завести уже не смогу,

И жизнь моя словно погода в грозу,

Солнце что когда-то мне грело,

За горизонт, отвернувшись, село.


И траву, что раньше была зелена,

Вдруг покрыла серая пелена,

И деревья, что листьями кустились,

Без листьев своих вскоре очутились


И весь мир ярким когда то был,

А теперь он мало кому мил,

А все потому что прекрасные облака,

Закрыла серая туч кутерьма.


Один лишь шаг сделать нужно,

И природа сама подарит покой.

Комментариев: 1 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Натали 22-05-2023 21:03

    Посмотреть на свои страхи с юмором как в стихотворении "Монстр под кроватью" и может быть многие фобии станут излечимы. Страшное стихотворение от которого совсем не страшно!

    Учитываю...