DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Уильям Хоуп Ходжсон «За пределами бури»

William Hope Hodgson, “Out of the Storm”, 1909

— Тс-с-с! — прошипел мой друг-ученый, когда я вошел в его лабораторию. Я открыл было рот, чтобы заговорить, но внял его просьбе и постоял несколько минут молча.

Он сидел за своим прибором, который выстукивал сообщение в необычайно сбивчивой манере: то останавливался на несколько секунд, то вдруг продолжал с бешеной скоростью.

Во мне нарастало нетерпение, и во время одной затянувшейся паузы я отважился заговорить:

— Что-то важное? — спросил я.

— Ради бога, заткнись! — рявкнул он в ответ высоким напряженным голосом.

Я молча уставился на него. Я привык к тому, что временами, будучи особенно увлеченным каким-нибудь экспериментом, он позволяет себе грубить, но на этот раз все зашло слишком далеко, и я высказал это вслух.

Он что-то записывал на бумаге и вместо ответа сунул мне в руки несколько исписанных листов.

— Читай! — выпалил он.

Во мне боролись злость и любопытство; я взял первый лист и посмотрел на него. Прочитав несколько строк, я уже не мог оторваться, болезненный интерес приковал мой взгляд к листу. Я читал сообщение от человека, который был в крайней степени отчаяния. Ниже я привожу это сообщение дословно:

«Джон, мы идем ко дну! Не знаю, интересно ли тебе, сидящему в уютной лаборатории, что я чувствую сейчас. А я здесь, посреди океана, и вокруг меня одни мертвецы. Да, мы обречены. В нашем случае помощи ждать неоткуда. Мы тонем — медленно, неотвратимо. Боже! Я должен держать себя в руках и оставаться человеком! Как ты сам понимаешь, я сейчас сижу в аппаратной. А все остальные на палубе — многие уже мертвы, а наш корабль разваливается на части из-за голодной твари.

Я не знаю, где мы, и спросить мне не у кого. Последний из офицеров утонул около часа назад, и теперь наше судно мечется, словно брекватер, посреди бескрайнего моря.

Около получаса тому назад я вышел на палубу. Господи! Мне открылось поистине ужасное зрелище. Время едва перевалило за полдень, но небо было цвета грязи — ты понимаешь? — серой грязи! В нем еще болтались остатки облаков. Но это были не те облака, к которым я привык, а уродливые заплесневелые клочья. Они казались твердыми, не считая нижних краев, которые страшный ветер рвал на лоскуты, подобные огромным усикам, и они яростно кружились вокруг нас, словно щупальца необъятного Ужаса.

Подобное зрелище тяжело описать живым; но мертвые обитатели Моря знают, что это такое, и без моих слов. Никто из тех, кто видел это, не сможет жить дальше. Это зрелище открывается лишь проклятым и трупам; адская морская вакханалия — кошмарная насмешка Твари над живыми — живыми мертвецами на краю пропасти. Я не вправе рассказывать тебе об этом; говорить такое живому человеку — все равно что посвящать невинность в одну из адских тайн; все равно что пугать ребенка ужасными историями. Неважно! Я изобличу мертвую сторону моря во всей ее безобразной наготе. Живые, не подвергшиеся проклятию, узнают некоторые из тех вещей, которые смерть до сих пор так тщательно скрывала. Смерть не знает об этом маленьком инструменте в моих руках, который соединяет меня с миром, иначе она поспешила бы утихомирить меня.

Послушай меня, Джон! За это короткое время ожидания я познал непостижимые уму вещи. Теперь я знаю, отчего мы боимся темноты. Я никогда не предполагал, что море и могила (что, впрочем, одно и то же) скрывают такие тайны.

Слушай! А, я вечно забываю, что ты не можешь слышать! Но я могу! Море… тс-с! Море смеется так, словно сам Ад раскрыл свою мерзкую пасть. Оно глумится над нами. Я слышу его голос из гущи грязи над головой, словно сатанинский гром… Оно зовет меня!.. Зовет… я должен идти… Море зовет!

О, Боже, неужели Ты есть на свете? Неужели Ты сидишь там, наверху, и спокойно взираешь на то, что я вижу перед собой? Нет! Никакой Ты не Бог! Ты слаб и тщедушен перед лицом этой мерзкой Твари, которую Ты сотворил во времена цветущей юности. Теперь оно и есть Бог — а я один из детей его.

Ты здесь, Джон? Почему ты не отвечаешь? Слушай! Я презрел Бога, потому что есть тот, кто сильнее Его. Мой Бог здесь, рядом со мной, вокруг меня, и скоро он овладеет мной. Ты понимаешь, что это значит. Он не знает пощады. Море теперь — единственный истинный Бог! Вот одна из вещей, которые я осознал.

Слушай! Оно снова смеется. Бог — это оно, а не Он.

Я услышал зов и вышел на палубу. Какой ужас. Оно посреди судна — повсюду. Оно поглотило корабль. Только передняя часть верхней палубы, капитанский мостик и ют торчат из отвратительной смрадной Твари, словно три островка среди бурлящей пены. Иногда на судно с обеих сторон обрушиваются гигантские волны. На мгновение они образуют над палубой арку — кривую арку безжизненных вод, возвышающуюся на полсотни метров под безобразным небом. А затем она с ревом опадает. Только представь! Но ты не сможешь.

Воздух заражен грехом: это из-за дыхания Твари. Те, кто остался среди насквозь промокших островков — обломков досок и кусков металла, — вытворяют поистине ужасные вещи. Тварь обучает их. В конце концов и я ощутил ее гнусное дыхание; но я убежал и спрятался здесь — чтобы молиться о смерти.

Впереди, на палубе, я видел, как мать и ее маленький сын цеплялись за металлический поручень. Над ними нависла огромная волна — и обрушилась горой соленой морской воды. Волна ушла, а они все еще были там. Тварь просто играла с ними; но потом оно оторвало руки ребенка от поручня, и дитя отчаянно ухватилось за материнскую руку. Я увидел, как над ними навис очередной вал. Затем мать сгорбилась и, словно бестия, впилась зубами в ручки собственного малыша. Она боялась, что из-за его веса не сможет выстоять. Я слышал, как кричит дитя, хоть и стоял далеко от них, — крик прорвался сквозь тот дикий смех. И я снова понял, что Бог — не Он, а Оно. И вал обрушился на тех двоих. Мне показалось, будто Тварь зарычала, когда это произошло. Оно рычало, пока кружился водоворот; затем волна отступила — и на палубе осталась только мать. На ее мокром лице мне почудилась кровь, особенно вокруг рта; но я стоял слишком далеко, так что, быть может, я ошибся. Я отвернулся. Неподалеку я увидел еще кое-кого: молодая красивая девушка (чья душа уже была пропитана мерзостью Твари) боролась со своим возлюбленным за укрытие возле штурманской рубки. Парень отталкивал ее, но она снова бросалась на него. Я видел, как она замахнулась каким-то обломком, который сжимала в руке. Она ударила его. Парень вскрикнул и упал на подветренную сторону палубы, а она — она улыбнулась, обнажив зубы. С меня было довольно. Я повернулся в другую сторону.

Помимо Твари я заметил проблески, ужасные и манящие, под гребнями волн. До этих пор я никогда такого не видел. Одного неповоротливого матроса волны отталкивали от борта. И вот один из огромных бурунов обнажил зубы! У этих тварей есть зубы. Я слышал, как они щелкнули. Я слышал его вопль. Сквозь весь этот жуткий смех он казался тоньше комариного писка, но он был ужасен. Это хуже, чем сама смерть.

Судно неестественно кренится из стороны в сторону, то поднимаясь…

Кажется, я провалился в сон. Нет… теперь я вспомнил. Я ударился головой, когда корабль так странно перевернуло. Я лежу на собственной согнутой ноге. Думаю, она сломана, но теперь это уже не важно…

Я молился. Я… я… что это было? Мне стало спокойнее, легче на душе. Наверное, меня охватило временное помешательство. О чем это я говорил? Не помню. Что-то о… о… о Боге. Я… должно быть, я богохульствовал. Да простит меня Господь! Ты же знаешь, Господи, я был не в себе. Ты знаешь, Господи, как я слаб. Не бросай меня в эту минуту! Я согрешил, но Ты милосерден.

Ты здесь, Джон? Конец уже совсем близко. Я столько всего должен был тебе рассказать, но оно ускользает от меня. Что я тебе наговорил? Я беру назад все свои слова. Я был безумен, и… и видит Бог. Он милосерден, и мне уже почти не больно. Только немного клонит в сон.

Интересно, там ли ты, Джон. Быть может, в конце концов, никто так и не услышал ничего из того, что я наговорил. Так даже лучше. Живым не следует… и все же, я не уверен. Если ты там, Джон, скажи — скажи ей, как все было; только не… Слушай! Только что у меня над головой на палубу с грохотом обрушилась вода. Мне представляется, как два огромных моря встретились в воздухе над капитанским мостиком и, столкнувшись, рухнули на судно. Должно быть, уже скоро… а я так много всего должен был сказать! Я слышу голоса в порывах ветра. Они поют. Погребальная песнь со всех сторон…

Кажется, я снова задремал. Я смиренно прошу Господа, чтобы все закончилось поскорее! Ты не станешь — не станешь рассказывать ей ничего об этом, не скажешь ничего из того, что я рассказал тебе, хорошо, Джон? Я не должен был говорить тебе всего этого. А что я тебе сказал? В моей голове все так странно перемешалось. Я даже не знаю, слышишь ли ты меня. Быть может, меня слушает лишь рев снаружи. И все-таки мне легче от того, что я продолжаю говорить, и я не верю, что ты не слышишь моих слов. Слушай! Опять. Гора соленой воды, похоже, окатила судно. Корабль кренится набок… Она снова здесь. Теперь уже скоро…

Ты там, Джон? Ты там? Оно идет! Море пришло за мной! Оно рвется ко мне сквозь люк! Это… словно безграничная тьма. О Боже! Я то-ну! Я… я… т-о…»


Перевод Анны Третьяковой

Комментариев: 1 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Satampra 20-02-2019 19:19

    Спасибо Анна Третьякова.

    Учитываю...