DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Тьма в книгах. Перечитываем классику

В повести «Двойник» автор использует мистический элемент — для критики общественного устройства. Исследует чувство незащищенности перед обществом, которое пожирает личные интересы. Мистический элемент легко превращается в элемент психологический: тему доппельгангера можно трактовать как тему расщепления личности… Дмитрий Костюкевич перечитывает классическую донельзя повесть Федора Достоевского.

Действие «Черного става» Владимира Ленского разворачивается в Батурине и Мазеповом Городище. В романе хватает и колоритных типажей, и нечистой силы, и выпитой горилки. Еще близ Черного става блуждает призрак «бедной девушки, потерявшей разум, проклятой отцом и брошенной любовником». Разгульный, живой дух гоголевской традиции в «Черном ставе» приглушается омертвелостью готической прозы…

Апартаменты, в которых никто давно не живет и в которые запрещено заходить любопытным портье. Приезжая американка, получившая в наследство лондонскую квартиру. Странные культисты и непознаваемое зло, ждущее своего часа. Таковы ингредиенты романа Адама Нэвилла «Номер 16», смешанные в коктейле с добавлением уже знакомой невилловской неспешности и щепотки весьма оригинального концепта.

«1984» Джорджа Оруэлла — это роман о свободе личности, о подавлении и отнятии ее системой. Система превращает человека в свой винтик, в жалкое, злобное и запуганное животное с промытыми мозгами. Это делает «1984» одной из самых страшных книг XX века… Евгений Абрамович перечитывает уникальное произведение с множеством смыслов и трактовок, актуальное во все времена.

«Благоволительницы» Джонатана Литтелла — книга страшная. До жути. До дрожи в пальцах и рвотных рефлексов. Это самый чистый вид ужаса. Осознание того, что все это происходило на самом деле. Будни карательных органов нацистской Германии на оккупированных восточных территориях, аресты, массовые казни, расстрельные рвы и «газенвагены». Процесс убийства людей поставлен палачами со всем тщанием и немецкой педантичностью...

Читая «Кровавый меридиан» Кормака Маккарти, слишком близко подбираешься к краю миропорядка, к земле, сложенной из костей и страха. Так что же такое этот гиперреалистичный роман? Черный-пречерный вестерн? Историческая реконструкция времен геноцида коренного населения Америки? Летописью темных сторон человеческой души? Книга Единственного Пути?

День пятнадцатилетнего Тома, работника Лондонского музея естествознания, начался вроде бы неплохо, но закончился хуже не придумаешь. Тома едва не убили, и вот он уже вместе со странной изуродованной девушкой смотрит вслед Лондону, удаляющемуся на полном гусеничном ходу… Татьяна Адаменко перечитывает «Смертные машины» Филипа Рива, вслушиваясь в скрип сюжетных колёс.

Что общего между устройством церковного органа, американским морпехом, сочиняющим хайку, и затерянным в Тихом океане островным государством, куда сбегаются информационные артерии Азии и Америки? Какая ниточка протягивается сквозь шестьдесят лет и опоясывает весь земной шар, связывая судьбы незнакомых людей из разных, порой враждующих, стран?.. Ярослав Землянухин перечитывает «Криптономикон» Нила Стивенсона.

Ассистент продюсера американской новостной программы «Час» отправляется в Румынию, чтобы договориться об интервью с Йоном Торгу, видной фигурой в мире восточноевропейской организованной преступности. Румын хочет поведать миру свою историю через «Час», но никто даже не представляет, каким ужасом Торгу собирается поделиться со всем человечеством… Иван Иванов перечитывает «Страну клыков и когтей» Джона Маркса — переосмысление романа «Дракула» Брэма Стокера.

«Бог лабиринта» Колина Уилсона — тугой узел из безудержного воображения, чувственной откровенности и дерзких теорий, разрубив который получится разгадать тайну человеческого сознания. Персонажи романа считают жизнь битвой с богом лабиринта — зловещим существом, которое не дает вырваться в великолепную простоту природы, они верят в способность человека выйти за пределы земного бытия и покорить пространства…

6 августа 1945 года Хиросима превратилась в город смерти. А те, кто пострадал в атомной бомбардировке, — в касту отверженных. Таким людям трудно найти работу, устроить личную жизнь. О таких людях повествует «Черный дождь» Масудзи Ибусэ, роман-напоминание, роман-предупреждение.

Мы живем на расплавленном лавовом шаре, покрытом тонкой коркой остывших пород — практически неизведанные недра Земли могут таить жуткую опасность. И вот однажды разогревшееся земное ядро запускает цепочку катаклизмов по всей планете: извержения вулканов, цунами, взрывы газовых карманов, землетрясения. Цивилизация всплывает кверху брюхом, и каждый отныне сам за себя. В ожесточенной борьбе за кров, еду, лекарства, оружие обычным делом становятся ограбления, убийства, изнасилования… Александр Москвин перечитывает роман «Царь Кровь» Саймона Кларка.

Антологий про зомби много, безумно много. Правда, беда многих из них — малое количество произведений. Составители «Нежити» не пошли по пути жадин — в сборнике тридцать рассказов, разных по стилистике, теме и мастерству исполнения. Абсолютно каждый может найти здесь «свою» историю… Елена Щетинина перечитывает «классический» сборник о зомби.

«Письма, несущие смерть» Бентли Литтла — серьезный роман, поднимающий проблемы морали, ответственности, взросления, выбора жизненного пути, умения признавать свои ошибки. Роман с огромным потенциалом, который, к сожалению… Елена Щетинина размышляет над плавностью и вдумчивостью, поспешностью и хаотичностью прозы Литтла.

В повести «Солнечный пес» Стивен Кинг снова исследует вопрос времени и пространства, рассматривает его через призму страха перед одержимой техникой. В свой пятнадцатый день рождения Кевин Делеван получает «Полароид». Восторженный трепет от подарка проходит с первой фотографией. На снимке проявляется совсем не то, что было в окошке видоискателя…

Антология «Садистские истории» собрана из произведений, большинство которых издано в 1960-е и 1970-е годы, во времена расцвета журналов и антологий «хичкоковской» направленности. Настоящей «жести» и яркого акцента на насилии здесь не встретишь, но жестокость все-таки правит бал. Дмитрий Квашнин перечитывает подборку текстов о пристрастии к садизму и прочих неприглядных отклонениях человеческой психики…

Правящая государством Инквизиция ведет военные действия в космосе. Грета ходит в школу, ссорится с родителями, влюбляется, наблюдает за публичными сожжениями еретиков и участвует в войне подростковых банд. Вспыльчивость и кровожадность уживаются в Грете с истовой набожностью и чуткой совестью. Грете предстоит совершить несколько ужасных открытий и радикально пересмотреть свое мировоззрение…

И снова Союз гонит на север свою армию, которую раздирает соперничество полководцев, чтобы привести дикарей к покорности. А Черный Доу, провозгласивший себя королем северных племен, собирает под свои знамена разношерстные банды бойцов. Но сможет ли сила противостоять дисциплине, а ярость — военному искусству? Андрей Гайос заглядывает в лица «Героев» Джо Аберкромби.

Вирус Чанг-Ли убивает всю траву. Близится страшный голод. Британское правительство собирается сбросить водородные бомбы на крупные города, чтобы уменьшить количество голодных ртов. Нравственные законы пали. Человеческая жизнь обесценилась. Герои бегут из Лондона, силясь добраться до долины, в которой им обещали убежище. Единственная цель — спаси себя и детей. Какой ценой?.. Перечитываем роман «Смерть травы» Джона Кристофера.

Антология «Истории для ночного чтения», собранная из рассказов «коллекции Альфреда Хичкока», обращается в основном к мистическим ужасам и классическим детективам. Подборка вышла хорошей, ладной, не беззубой… Дмитрий Квашнин перечитывает «винтажный» сборник, эксплуатирующий имя великого режиссера.