DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Тьма в книгах. Перечитываем классику

Всё началось со светящегося дождя. В небе появляется неопознанный летающий объект, мертвецы оживают, а куклы начинают говорить. И даже возвращаются те, кого никак не ждёшь. В одном из своих многочисленных романов Дин Кунц пытается представить, как поведут себя обычные люди при вторжении инопланетных захватчиков. И что если эти «братья по разуму» будут выглядеть не как стереотипные «зелёненькие человечки», а как грибы-паразиты?.. DARKER вспоминает роман 2004 года издания «Вторжение».

О величайшем из бельгийских мастеров ужаса Жане Рэе DARKER вспоминал неоднократно. А между тем, небольшая европейская страна подарила миру ещё нескольких литераторов, оставивших заметный след в хорроре. «Ужасный» бельгиец Томас Оуэн был другом и младшим коллегой Жана Рэя и мастером короткого сюрреалистического рассказа. Бадма Сорокин окунулся в странный и страшный мир, созданный писателем.

В 1911 году на страницах своего романа «Фантомас» французские писатели Пьер Сувестр и Марсель Аллен, не зная того, создали для мировой литературы одного из самых известных её злодеев — гения криминального мира, убийцу, вора, манипулятора, актёра, человека со множеством лиц, невидимку и загадку, чьим именем был назван роман. Фантомас — никто и вместе с тем всё, его имя значит ничего и очень многое. Первый роман о преступнике в маске препарировал Иван Иванов.

В 1964 году знаменитый японский писатель Кобо Абэ опубликовал первый свой роман из трёх, посвящённых исследованию потери человеком идентичности. Позже к «Чужому лицу» присоединились ещё «Сожжённая карта» и «Человек-ящик». В номере DARKER, посвящённом маскам, рецензент Елена Лев обратилась к первому роману условной трилогии и проанализировала весь ужас потери человеком собственного лица.

Дарелл Швайцер известен не только как писатель и поэт, но и как литературовед, исследователь творчества предшественников, таких как Говард Филлипс Лавкрафт, Роберт Ирвин Говард, лорд Дансени и другие. Наверное, поэтому не представляет особого труда выяснить, откуда он черпал вдохновение для своего тёмного фэнтези. Дмитрий Квашнин вспоминает мрачный роман «Маска чародея» — первое произведение в цикле о колдуне Секенре.

«Аккуратней, остросюжетная проза! Странички заточены!», «Индиана Джонс из разведки», «Вы не знаете, как уничтожить мир? Роллинс подскажет!» Подобные слоганы ёмко и метко характеризуют роман Джеймса Роллинса «Песчаный дьявол». Эта книга, ставшая первой в цикле «Отряд «Сигма», повествует о затерянной в песках Аравии тайне и развернувшихся вокруг неё событиях. Максим Алиев прикоснулся к секрету песков.

Читать Баркера — это всё равно что смотреть лихо закрученный фильм. Здесь, впрочем, ничего удивительного: кроме того, что писатель, Клайв — ещё и режиссёр, и сценарист фильмов ужасов. Миру кинематографа он посвятил один из самых известных своих романов — «Каньон Холодных Сердец». Конечно же, здесь дело также не обошлось без монстров и секса. Александра Горелая заглянула в голливудскую Страну Дьявола и осталась довольна тем, что там увидела.

Представьте: солнце, море и острова. Яхта и богатенькое семейство, намеревающееся отдохнуть и понежиться на Багамских берегах. Если бы книгу обо всём этом писал кто-то другой, то кто знает, что бы получилось в итоге? Но поскольку «Остров» написал Ричард Лаймон, то будьте уверены: здесь будут и маньяк, и секс, и жестокость, и динамичный сюжет. Марина Комарова вспоминает один из самых известных романов писателя.

На данный момент цикл Дина Кунца о Странном Томасе насчитывает восемь романов и несколько графических произведений. Главный герой считает своим талантом виртуозное приготовление быстрых блюд, но отличается от окружающих уникальной способностью видеть призраков. Из-за этой особенности он и стал борцом со злом. «Апокалипсис Томаса», пятую книгу цикла, оценил Иван Иванов.

Первый роман Уильяма Хоупа Ходжсона многолик: здесь вам и классические морские приключения, и красочные описания, и ужасы... Спасательные шлюпки с парусника «Глен Карриг» побывали во многих странных местах, и их пассажиры видели много диковинных вещей. Мария Иванова оценила первую попытку Ходжсона в крупной форме.

Творчество Абрахама Меррита всегда пользовалось популярностью. Его произведения читали и уже не забывали никогда, начиная с момента опубликования. Несколько незавершённых текстов попали в руки Ханнеса Бока, который всегда восхищался старшим коллегой по писательскому ремеслу. Такая судьба ждала и роман «Чёрное колесо»: эта мистическая история явилась плодом труда двух авторов. И хотя произведение уступает в популярности лучшим вещам Меррита, всё же оно заслуживает внимания. Марина Комарова окунулась в мир далёкого прошлого на неведомом острове.

На совести Жана-Кристофа Гранже — множество детективов и триллеров, жёстких и жестоких. Об одном из романов писателя DARKER уже вспоминал. Теперь же под внимательный взгляд Лидии Ващенко попало первое опубликованное произведение автора, роман «Полет аистов». География книги впечатляет: вместе с главным героем читатель побывает в Восточной Европе, Индии, Израиле, Африке. И всё это — ради единственной цели: найти пропавших аистов...

«Призрак Оперы» — настоящее культурное явление. Роман француза Гастона Леру, впервые увидевший свет 23 сентября 1909 на листках газеты «Ле-Голуа» и впоследствии изданный единой книгой, прошёл через весь двадцатый век, принимая все возможные формы, которые был способен предложить прогресс (даже комиксы). О чём же писал автор, что так сильно завладело умами и сердцами людей? Максим Алиев и Ярослав Симуков перечитали знаменитое произведение.

Если главный герой киновед, который думает, что исследует творчество немецкого режиссера-экспрессиониста Макса Касла, читатель вправе заподозрить, что, прикрываясь именем Фуко в аннотации, ему навязывают очередного Дэна Брауна. Если под Эко понимать «интеллектуальность», а под Брауном «увлекательность», то Рошаку нет равных в сочетании этих двух качеств в такой небольшой книге. Энциклопедичность «Киномании» легко поддается проверке: вспомните все, что вы знаете о кино, и вы найдете упоминание об этом в романе. Татьяна Адаменко пересмотрела старые ленты Макса Касла вместе с писателем Теодором Рошаком.

Цикл о Брайанте и Мэе стал самым известным произведением британского писателя Кристофера Фаулера. Первый роман о приключениях двух детективов «Тёмный аншлаг» служит своеобразным признанием писателя в любви к жанру «гран-гиньоль». Этот очаровательный триллер в декорациях разбомблённого Лондона наполнен крайне симпатичными персонажами, мрачными тайнами, жестокими смертями и множеством ехидных отсылок к классике жанра. Игорь Евдокимов с удовольствием просмотрел мрачный спектакль, поставленный Кристофером Фаулером.

Если вы думаете, что это кино, вы ошибаетесь. Впрочем, так же точно вы заблуждаетесь, если думаете, что это театр. Для кого-то это всего лишь шоу, представление — правда, с эффектом присутствия: зритель буквально живёт в шкуре актёра, все чувства последнего доступны и первому. А для кого-то это серьёзное испытание, из которого, бывает, живыми и не возвращаются... О первом романе из цикла Мэтью Стовера о Кейне «Герои умирают» рассказывает Дмитрий Квашнин.

«Хозяин судьбы» стал настоящей вехой в творчестве Роберта Говарда. Первый его короткий роман вышел в трёх номерах журнала «Weird Tales» в конце 1929 года. В развлекательной литературе это было время коварных злодеев, мечтающих о завоевании мира, и противостоящих им одиноких храбрецов. В «Хозяине судьбы» Говард вспомнил об Атлантиде и возродил древнюю магию, которая, конечно, ничего хорошего с собой не несёт... Мария Иванова перечитала первый короткий роман «техасского мечтателя».

Роман «Ведьма» Фрица Лейбера стал первым романом в его писательской карьере. И по сей день он остаётся одним из самых значительных вкладов автора в жанр ужасов. В романе наука и магия сталкиваются лицом к лицу, но главный герой не верит в существование последней. Даже несмотря на то, что его жена, как выясняется, — ведьма... С «любимой колдуньей» Фрица Лейбера познакомилась Александра Горелая.

Грэм Джойс, автор знаменитой «Зубной феи», тоже с чего-то начинал. «Тёмная сестра» — второй его роман. История начинается с того, что в камине папа с мамой обнаруживают старую книгу, которая принадлежала прежней хозяйке дома. Девочка Мегги заинтересована этим томиком — конечно, ведь он посвящён колдовству! Вместе с героями Джойса в таинственную книжку заглянула и Лидия Ващенко.

«Ватек» — единственный в своем роде представитель арабского готического романа. В то время как вдохновлённые Уолполом авторы в основном размещали свои замки с призраками в солнечной Италии, Уильям Бекфорд черпал вдохновение из французского перевода «Тысячи и одной ночи». Неслучайно «Ватек» был впервые написан именно на французском. Знаменитую страшную сказку вспоминает Татьяна Адаменко.