DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Тьма в книгах. Перечитываем классику

Знакомьтесь: Джо Питт, вампир. Он так же крут, как крутосваренный микс темной литературы, куда его занесло. Во-первых, это, конечно, нуар, который чернее ночи. Тут же и «хардбойлд» с запутанным расследованием и неразговорчивыми ребятами с пушками — в лучших традициях. И без хоррора не обошлось... Да, Чарли Хьюстон знает толк в извращениях. Первый роман из цикла о Джо Питте, этот мрачный коктейль под названием «Мертвее не бывает» препарирует Александр Подольский.

Писатель приезжает в небольшой городок, чтобы в тиши и спокойствии заниматься любимой работой. Но вдруг!.. Не правда ли, очень знакомый сюжет? Возьмите хоть Стивена Кинга — тема «писатели в ужасах» в его творчестве раскрыта достаточно широко. Но Марина Туманова имеет что сказать по этому поводу. И хотя место действия в её романе — американская глубинка, а главный герой — американский литератор, это ещё не повод заранее с недоверием относиться к «Райскому месту». Григорий Андреев убедился в этом сам — и пробует убедить других!

«Мясо». Первый роман англичанина Джозефа Д'Лейси, переведённый на несколько языков и завоевавший Британскую премию фэнтези. И хотя с тех пор автор выпустил ещё несколько романов, «Мясо» так и остаётся первым и главным. DARKER уже беседовал с писателем, в том числе речь шла и о его главном произведении. Теперь пришла пора внимательнее взглянуть на само «Мясо», что и проделала Александра Миронова.

С 1994 года Жан-Кристоф Гранже создал немало интересных и захватывающих детективов и триллеров. Его книги отличают далёкие от банальности убийства, что сыграло не последнюю роль в становлении всемирной известности автора. И преступник-каннибал не оказался белой вороной среди злодеев Гранже. Роман «Лес мертвецов» пожрал... то есть прочёл Александр Подольский — и спешит поделиться впечатлениями.

Книжная серия «Классика литературы ужасов» довольно широко представляет разнообразие англо-американского хоррора. Но не только Туманный Альбион или другой берег Атлантики может похвастаться известными «ужасными» писателями. Клод Сеньоль — единственный европейский автор, книга которого увидела свет в рамках серии. Дмитрий Квашнин завершает цикл обзоров «Классики литературы ужасов», вглядываясь в художественное творчество знаменитого француза.

Как-как вы говорите? «Ужасы по дешёвке»? Их есть у меня! Роман «Адская закусочная Джила» — весёлый винегрет из нескольких составляющих, в том числе узнаваемых клише, характерных для фильмов ужасов. Главными героями выступают оборотень и призрак; описываемый мир забавен и необычен. Из всего этого можно сварганить очень неплохую «сборную солянку»! Насколько это удалось А. Ли Мартинесу, попытался разобраться Александр Косачев.

Абрахам Меррит, один из писателей, стоявших у истоков современного фэнтези, славен не только «Лунным бассейном» и «Кораблём Иштар». «Тёмный» жанр ему не был чужд, что подтверждает известный роман «Гори, ведьма, гори!» — о нём DARKER писал в номере, посвящённом куклам. Но и это не единственное достижение американского автора. О романе «Ползи, тень, ползи!» и чудовищном колдовстве проклятого города Ис рассказывает Татьяна Адаменко.

Создатели книжной серии «Классика литературы ужасов» подошли к своему детищу со всей ответственностью. В рамках проекта вышли не только избранные романы и сборники рассказов знаменитых писателей, оставивших заметный след в жанре хоррора, но и оригинальные подборки произведений. Даже спустя несколько лет после очевидного закрытия серии в планах издательства «АСТ» появлялись названия двух антологий: «Голем. Немецкая готика» и «Английская готика. XX век». К сожалению, эти книги так и не вышли, но три подборки всё же увидели свет — и две из них DARKER уже рассмотрел. Теперь Дмитрий Квашнин ознакомился с «Вампиром» и его «древними» собратьями.

Триффиды. Сложно обойти вниманием этих несущих смерть созданий, когда речь заходит о растениях в хорроре. Их придумал британский писатель Джон Уиндем, опубликовавший свой самый известный роман «День триффидов» ещё в 1951 году. Классику не только фантастики и постапокалиптики — но и «страшной» литературы — вспоминает Наталия Николаева.

Москва, повсеместно заросшая травой; трава как база для жизни людей — в прямом и переносном смысле. Таков антураж романа «Хлорофилия» Андрея Рубанова. Постапокалиптика, антиутопия, социальная фантастика в одном флаконе — каждый найдёт в этом произведении что-то своё. В том числе и любители «тёмной» литературы — писатель не забыл о нас. Валерий Цуркан перечитал книгу-событие 2009 года.

На первый взгляд может показаться, что «Руины» — это всего-навсего очередной ужастик о злоключениях компании подростков. Но за простотой и незатейливостью романа прячется настоящий ужас. Зелёный ужас, сокрытый в древних развалинах. Роман Давыдов ознакомился с романом Скотта Смита и поведал о нём читателям DARKER.

Книжная серия «Классика литературы ужасов» действительно собрала под обложками своих книг классических писателей. Не стал исключением и томик, посвящённый творчеству Ричарда Матесона. Ему были подвластны и душещипательный хоррор, и зубодробительный триллер, и мрачная и пронзительная научная фантастика. Дмитрий Квашнин продолжает исследовать серию классических литературных «ужастиков». На этот раз он расскажет о творчестве «легендарного» писателя.

«Куклы мадам Манделипп нежно любят нас»... Недаром Евгений Головин, поклонник и знаток «литературы беспокойного присутствия», посвятил знаменитым дьявольским созданиям целую песню. Роман Абрахама Меррита «Гори, ведьма, гори!» вот уже не первый десяток лет будоражит умы поклонников ужасов. Татьяна Адаменко вспомнила классический «кукольный» кошмар.

Глядя на список произведений плодовитого Дина Кунца, можно сделать предположение, что он в своих романах не обошёл ни одной мало-мальски известной хоррор-темы. А как насчёт кукол? Пожалуйста! «Тик-Так», изданный на русском не единожды, к вашим услугам! Максим Филатов рассказывает о романе, с ужасом прислушиваясь к топоту маленьких ножек.

Фриц Лейбер, знаменитый американский фантаст, чьё творчество отмечено большим количеством жанровых наград, — из ряда тех авторов, кто предпочитал работать в разных жанрах. Причём работать — уверенно и добросовестно. Не чужд был ему и «тёмный» жанр. «Ведьма», «Дымный призрак», «Власть кукол» — всё это дело рук Лейбера. Продолжая знакомиться с серией «Классика литературы ужасов», Дмитрий Квашнин обратил взгляд к ужасам чикагского писателя.

Поезд в Брэдли отправляется в 8:43. Обычный поезд, обычный рейс... Что может случиться? Впрочем, если вы окажетесь в компании с доктором Шреком, можно с уверенностью сказать: эту поездку вы не забудете никогда. Роман Джона Берка «Театр доктора Страха» перечитал Дмитрий Квашнин.

Не все новеллизации одинаково бесполезны. В руках московского писателя Ивана Сербина, скрывавшегося в начале 90-х под псевдонимом «Арч Стрэнтон», скромные романы «по мотивам» превращались в увлекательные истории, не уступающие экранным оригиналам, а иногда и превосходящие их. Единожды изданный «Попутчик» стал едва ли не лучшей из его работ. Анатолий Уманский пустился в ностальгическую поездку в компании Джона Райдера, каким-то чудом вернулся живым и невредимым — и охотно делится впечатлениями.

Книжная серия «Классика литературы ужасов» дважды обращалась к «американской готике». И если подборка произведений авторов XX века была довольно спорной, то антология, составленная из работ Ирвинга, По, Бирса и других классиков века XIX отличается в лучшую сторону. Дмитрий Квашнин ознакомился с мрачными шедеврами Нового Света.

Каталонский антрополог Альберт Санчес Пиньоль серьезно подошел к теме страхов в своем творчестве, задумав условную трилогию о столкновении человека с неведомым злом. Во второй книге — «Пандора в Конго» — людям противостоят подземные существа тектоны. В третьей автор обещает угрозу с неба. А началось все с тварей, вышедших из воды. Александр Подольский вспоминает дебютный роман Пиньоля «Холодная кожа», который принес автору всемирную славу.

В серии «Классика литературы ужасов» случались осечки, но сборник М. Р. Джеймса, мастера историй о призраках и потустороннем, вышел почти что образцовым. Дмитрий Квашнин делится впечатлениями, вытирая холодный пот со лба.