DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Султанбек Аббасов - автор

В рамках этой статьи мы не будем расписывать реально существующие болезни, не станем останавливаться и на фильмах, имеющих к ужасам опосредованное отношение, и не будем чересчур вдаваться в разнообразные кожные инфекции, а-ля «Лихорадка» Элая Рота. Мы постараемся перечислить те болезни, заразы и глобальные пандемии, которые уродуют не только внешность человека, но и очерняют его душу… или просто превращают в бесформенный кусок мяса, распространяющего инфекцию почище бактериологической бомбы.

Люди с давних времен тянулись к звездам, к их манящему и сакральному свету. О них слагали легенды, приносили им жертвы, обожествляли. Но кто знает, какие страшные тайны они скрывают? Султанбек Аббасов рискнул приоткрыть эту завесу.

В свое время Ганс Руди Гигер расплодил на холстах, экранах и в воображении своих поклонников целый выводок монстров и кошмарных существ, выдернутых из могил, глубин океана и тьмы бескрайнего космоса. Наиболее известны, конечно, ксеноморфы, ставшие, если присмотреться, ходячими (точнее, ползающими) оговорками по Фрейду. Но были у Гигера и другие примеры сочетания в одном образе смертельной опасности и эротизма. Чего стоит одна только Сил из «Особи».

Доктор Смерть, но не Менгеле. Любитель носить черную шляпу, но не Боярский. Мастер препарировать трупы и делать из них экспонаты, но не Коллекционер. Напоминающий Мрачного жнеца из «Седьмой печати», но никогда не снимавшийся у Ингмара Бергмана. Патологоанатом, хирург, создатель шокирующих выставок по всему миру, и просто эксцентричная личность — это все он. Профессор Гюнтер фон Хагенс. Султанбек Аббасов побывал в берлинском пластинариуме знаменитого профессора и вернулся с массой впечатлений.

Сверхпопулярный у одних, и совершенно не известный у других. Похожий одновременно и на умиротворяющий сон наяву, и на яркий наркотический приход. Обволакивающий, точно туман, и заряжающий изнутри не хуже десяти тысяч вольт. Иногда тягучий, как полет к звездам, а иногда быстрый, словно до предела разогнанный космолет. Весь состоящий из противоречий, но от того лишь еще более притягательный. Безумный, несравненный, психоделический, фантастический и удивительный спейс-рок.

В наш век всеобщей толерантности свой негр есть почти в каждой команде «хороших парней», какой фильм ни возьми. Ну а если сделать темнокожего антигероем, почти наверняка кто-то заподозрит создателей картины в расизме. Мы же считаем, что настоящая дискредитация – это лишать негров права быть «плохими парнями». К счастью, на деле не все так плохо, и Султанбек Аббасов предлагает вашему вниманию топ-10 самых опасных чернокожих героев темного кино.

Представьте себе: вы сидите перед телевизором, смотрите очередную киношку, как вдруг яркая насыщенная картинка сменяется унылой черно-белой и на экране появляется колодец. Вы не успеваете толком понять, что происходит, а оттуда уже кто-то лезет наружу и, шатаясь, медленно идет прямо на вас. Последнее, что вы запомните — это взгляд мертвецки пустых глаз, наполовину скрытых под мокрыми черными космами… О японских призраках юрэй рассказывает Султанбек Аббасов.

Чарли Мэнсон. Он же Чарльз Миллз Мэддокс. Он же Иисус-Сатана. Он же лжепророк, интриган и лидер зловещего культа. И он же — один из худших маньяков, когда-либо известных человечеству. Чарльз… пел. Отчасти депрессивно, отчасти задушевно. И довольно неплохо, надо вам сказать. Как минимум, получше половины российских поп-звезд. А вы говорите — негодяй, убийца…

Если, согласно Поппи Брайт, убийство может быть красивым, то может ли убийца быть милым? Знакомьтесь — Деннис Нильсен, застенчивый очкарик-буквоед, втайне поглядывающий на красивых парней. Именно его британская пресса окрестила Милым убийцей, ведь на фоне своих «коллег по цеху» Джеффри Дамера и Эда Гейна, он и правда казался душкой. Да, душить людей насмерть у него получалось отменно…

Как известно, хоррор и садизм идут рука об руку: все эти маньяки, психопаты и просто монстры, за редким исключением, получают неподдельное наслаждение, измываясь над трепещущей плотью жертв. Если же говорить о героях-садомазохистах, то их куда меньше. В массе своей экранные злодеи любят мучить невинных, а себя родимых берегут, аки зеницу ока. Но разве садизм и мазохизм – это не две стороны одной медали? В сегодняшний топ-10 вошли лишь те, кто в равной степени калечит себя и других – и неважно, осознанно или нет.

Люди – вот кто может по-настоящему шокировать и испугать. И неудивительно, ведь человек не бездумное животное, готовое загрызть, повинуясь инстинктам, - нет, он убивает, калечит, насилует, издевается осознанно (за некоторыми исключениями). Это и пугает в людях, их тёмная сторона души. Страшнее отдельно взятого человека может быть только социум. Султанбек Аббасов вспоминает игры, во главу угла которых поставлено общество и человек в нём.

«The Evil Within» недавно обзавелась продолжением, и теперь вселенная этой дилогии стала более обширной и захватывающей. Несмотря на всего две части, «The Evil Within» продумана по многим аспектам, касающимся и героев, и происходящего вокруг, и мифологии в общем. Султанбек Аббасов разобрался в истории дилогии и приключениях Себастьяна Кастелланоса.

Жанр «Oi!» выковывался между молотом и наковальней, закаляясь с каждым новым ударом судьбы. Вся та злоба, все юношеское бунтарство и пролетарская гордость стали основой для пропитанных праведным гневом песен – гимнов общественной разрозненности. И если сейчас при слове «скинхед» у большинства возникают ассоциации с бритоголовым нацистом в армейских ботинках, то раньше оно означало куда более достойный образ – молодчика и трудягу, желающего бросить вызов социуму без надежды на победу.

Любителям хоррора Клайв Баркер не нуждается в представлении. Его произведения, как и фильмы, запомнились поклонникам благодаря чудовищным созданиям, порождениям фантазии Баркера. Не мог он не повлиять и на видеоигровую индустрию. Султанбек Аббасов рассказывает о шестёрке самых ужасных монстров Клайва Баркера в играх.

В свое время «Книги крови» стали настоящим культурным (точнее, контркультурным) феноменом и подарили их автору Клайву Баркеру подлинное признание. Рассказы из цикла получились особенно разноплановыми: король сплаттерпанка насытил голодное воображение читателей образами столь же отталкивающими, сколь и притягательными, и выбрать лучшую десятку историй оказалось очень и очень сложно. Но DARKER попытался — и надеемся, вы не останетесь разочарованными.

Мы не будем рассказывать вам о тех, кто использует контроль над стихией огня в благих целях. О нет, хорошие ребята и так обласканы славой. Давайте лучше перечислим куда менее приятных типов, чем симпатяга Джонни Сторм. Итак, встречайте – шестерка пироманов, поджигателей и просто неравнодушных к огню злодеев (и антигероев) из комиксов.

Даже у именитых мастеров в послужном списке находятся работы, не только малоизвестные, но и кажущиеся для них нехарактерными. Впрочем, это иногда не мешает таким произведениям быть маленькими непризнанными шедеврами. Так, далеко не все знают, что библиография Клайва Баркера, сделавшего себе имя на «Восставшем из ада» и «Книгах крови», включает в себя и другие романы, заслуживающие читательского внимания.

Клайв Баркер — настоящий гуру в деле создания монстров. Словно литературный Виктор Франкенштейн, он ваяет своих чудовищ из самых потаенных человеческих страхов, из ночных кошмаров, порезанных на лоскуты и сшитых нитью безумия. Достаточно и одной искры от его высоковольтного таланта, чтобы вселить жизнь в ужасных существ, несомненно, олицетворяющих зло. Но такое притягательное зло…

Есть те, кто пишет оды рассветам и закатам. Есть романтики, воспевающие дождливую ночь. Есть идейные продолжатели дела поэтов-классиков. Есть бунтари, обличающие человеческие пороки – от алчности до тщеславия. Есть преданные поклонники женской красоты, каждую вторую песню посвящающие очередным изумрудным глазам, золотистым локонам или обольстительным улыбкам, а каждую первую – телам, разгоряченным страстью. А есть маньяки, чьи кошмарные фантазии воплощены в музыке – и слава Богу, лишь в ней. И Йохан Ван Рой – один из таких.