DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Днем — лихорадка, ночью — пир

Клыки: Истории о вампирах / Teeth: Vampire Tales (антология)

Составитель: Эллен Датлоу, Терри Виндлинг

Жанр: городское фэнтези, хоррор, подростковое фэнтези

Издательство: АСТ

Серия: Мастера магического реализма

Год издания: 2018 (в оригинале — 2011)

Похожие произведения:

  • «Вампиры» (антология)
  • «Повелители сумерек» (антология)
  • Если попытаться вообразить среднестатистического вампира, затаившегося в склепе массового сознания, получится довольно колоритный и противоречивый персонаж. Кровожадный, безжалостный, устрашающий, сексуальный, в меру обаятельный и, конечно же, проживший не одну сотню лет. Внешне он может выглядеть довольно молодым, но отправная точка его биографии теряется где-то в глубине веков. Идеи вампиризма и бессмертия всегда идут рука об руку, но все-таки исчисляемый столетиями возраст не очень вяжется с поведением, мировоззрением и образом жизни пьющих кровь монстров. Они циничны, жестоки, безжалостны, эгоистичны. Они активизируются ночью, избегают людей и презирают общепринятые нормы морали… Короче говоря, ведут себя как типичные тинейджеры.

    Тем удивительнее, что тема вампиризма и подростков еще не получила должного воплощения ни в хорроре, ни в фэнтези. Конечно, нельзя не вспомнить Баффи, умело сочетающую борьбу с монстрами и озабоченность новыми туфлями, парнями, выпускным. Нельзя обойти стороной и «Сумерки» Стефани Майер, вызвавшие бурный ажиотаж и породившие волну любовно-фэнтезийных романов, где роль принца на белом коне отведена вампиру с оскаленными клыками. Вот только ни одному произведению из этого кровососущего потока не удалось подняться на один уровень с «Дракулой», «Интервью с вампиром», «Голодом», «Жребием Салема» и другой жанровой классикой. Эллен Датлоу и Терри Виндлинг использовали досадное упущение и собрали антологию живых, необычных, зубастых текстов о вампирах для подростков.

    Помимо алчущих крови тинейджеров, у вошедших в антологию историй нет практически ничего общего. Нежные и жестокие, спокойные и провокационные, лиричные и пугающие, динамичные и затянутые, яркие и блеклые, они демонстрируют, насколько по-разному может воплотиться образ вампира. На страницах книги нашлось место для безжалостных кровососов, утонченных романтиков, самобытных философов, скрытных альтруистов, коварных интриганов, затравленных изгоев. Авторы смело экспериментируют не только с персонажами, но и с местами действия. Готические замки, полные пыли, паутины и древнего ужаса уже не в моде. Им на смену пришли хорошо узнаваемые улицы современных городов или удивительные края, где иногда наступает «вампирская погода», а при несоблюдении техники безопасности повышается риск «вампирнуться». Стандартный рассказ устраивает далеко не всех писателей, включенных в антологию, — многие из них не прочь поиграть с формой. Так, Кассандра Клэр и Холли Блэк вкрапляют в историю «Идеальный ужин» советы по приему гостей. Правила этикета и хитрости домохозяек задают тон действию, а заодно по мере развития сюжета наполняются черным юмором. Героини рассказа Женевьевы Валентайн «Что нужно знать о том, каково быть мертвым» составляет список секретов выживания цзян-ши — души, которой не удалось покинуть тело и которая вынуждена вечно себя прокармливать: «Это так же странно, как и быть живым. Тоже вникаешь во все по ходу дела».

    Помимо рассказов, в сборник включены два стихотворения. В «Кровавом рассвете» Нила Геймана за чередой поэтических образов проступает история влюбленного вампира. Щеголь и франт, совсем непохожий на нежить, каждую ночь выходит на охоту за красотками, грезя об одной — желанной, но недоступной. Для него она навсегда останется образом, призраком, следом памяти, а виной всему кровавый рассвет. «Мое поколение» Эммы Булл лишено утонченной лиричности. Ее текст больше похож на вызывающий рок-н-ролльный манифест тех, чьему сердцу в груди «ритм задают гитара и бас-барабан». Вполне подростковое противопоставление жизни («… перемены, новые бэнды, новые песни, новые сказки, новые сны») и смерти («старый мотив на повторе») оборачивается мечтой о бессмертии («жаждущий жизни и после жизни залпом глотает новые песни, еще и еще»). Образ вампира здесь не присутствует напрямую, он скорее выступает в роли туманного намека, способного воплотить невыполнимое желание.

    Сверхъестественные способности, которыми обладает вампир (вроде вечной молодости, бессмертия, недюжинной силы, стремительной регенерации), в фантастике всегда уравновешиваются разного рода ограничениями (невозможность войти в дом без приглашения, боязнь солнечного света, уязвимость перед определенными предметами). Многие подростки пытаются проявить себя в творчестве. В каком еще возрасте люди с такой самоотдачей исписывают блокноты корявыми стихами, сколачивают гаражные рок-бэнды, рисуют граффити на случайно подвернувшихся стенах? Авторы некоторых историй учли эту особенность и начисто лишили вампиров креативности. В рассказе Делии Шерман «Летящая» юная гимнастка Ленка Кубатова сбегает со странствующим вампирским цирком. Девушка неизлечимо больна. Став полноправным членом группы, она сохранит жизнь и возможность блистать на сцене, но полностью лишится воображения и творческого огня. Джош Берднем из рассказа Сьюзи Макки Чарнас «Поздний цветок» считает, что «оставаться молодым — залог успеха в музыкальном бизнесе». Вот только он забывает, что стать вампиром означает умереть, а «мертвецы не создают ничего: ни детей, ни картин, ни музыки, ни рецептов блюд или дизайна одежды».

    Подростковое фэнтези немыслимо без любовной линии. Танит Ли в рассказе «Почему свет?» излагает очень романтичную и весьма «сумеречную» по духу историю. Солнцерожденная Дайша Северин (не путать с Бурерожденной Дейенерис) — юная девушка, которой не страшен дневной свет, — вынуждена выйти замуж за наследника могущественного вампирского клана Зеэва Дюваля. Брак с нелюбимым кажется ужасным, пока она не узнает тайну, превращающую нежеланного суженого в «восход солнца после темной ночи моей бессмысленной жизни». Впрочем, в антологии «Клыки. Истории о вампирах» любовь окрашена не только в нежно-розовые тона. В рассказе Мелиссы Мар «Переход» — местами жутком, местами ироничном — после убийств, предательств, козней и распитий крови складывается отвязная вампирская парочка, готовая быть вместе, пока «один не выбесит другого настолько сильно, что тому хватит сил его убить».

    В антологии «Клыки. Истории о вампирах» легко найдутся рассказы, над которыми можно посмеяться, задуматься, всплакнуть. От чтения не стоит воздерживаться даже слабонервным — здесь нет страшных или шокирующих сцен. Вампиры, собравшиеся под стильной обложкой, не столько пугают, сколько олицетворяют типичные подростковые проблемы. «Вечные изгои», хотя и не отражаются в зеркалах, отлично отражают трудности национальных, сексуальных и прочих меньшинств. Недаром церковный пастор из рассказа Гарта Никса «Вампирская погода» ставит вампиров в один ряд с такими опасными вещами, как интернет, телевидение и запрещенные книги. Антология «Клыки. Истории о вампирах» получилась чем-то похожей на типичного подростка. В ней сочетаются ранимость и юмор, эгоизм и неуравновешенность, амбициозность и неуверенность. Несмотря на зловещий потенциал, книга получилась довольно безобидной — в нее можно смело вонзить клыки, не ожидая ответного укуса.

    Комментариев: 0 RSS

    Оставьте комментарий!
    • Анон
    • Юзер

    Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

    Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

    (обязательно)