DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Осколки сюрреалистической бомбы

Три момента взрыва / Three Moments of an Explosion (авторский сборник)

Автор: Чайна Мьевиль

Жанр: Фантастика

Издательство: Э, Fanzon

Серия: Большая фантастика

Год издания: 2017 (в оригинале — 2015)

Перевод: Наталья Екимова

Похожие произведения:

  • Джефф Нун, «Пиксельный сок» (сборник)
  • Нил Гейман, «Хрупкие вещи: истории и чудеса» (сборник)
  • Джефф Вандермеер, «Город святых и безумцев» (сборник)

Два года назад британец Чайна Мьевиль взорвал бомбу. Это была не первая литературная диверсия: «Вокзал потерянных снов» громогласно заявил о себе еще в начале миллениума, «Город и город» прошелся по устоям детективного жанра, а «Посольский город» всколыхнул лингвистическую фантастику. С тех пор взрывы гремели еще несколько раз. Эхо от них достигло российского читателя в этом году дважды. И если «Октябрь» рассказывает о потрясениях революции, то «Три момента взрыва» — осколочная бомба. То есть, собрание рассказов.

Для тех, кто привык к раскатам хоррора, «Три момента взрыва» прозвучат не громче пары петард. «Пойна Кулли», история о двух подругах, решивших отдохнуть в богом забытом домике у озера, пожалуй, хлопнет мощнее всего. Благо, необходимые ингредиенты на месте: зловещая тайна, что прячется в спокойных водах, странные звуки по ночам и закономерная трагедия, эхо от которой отзовется болью в сердцах выживших.

Остальные рассказы не столь мощные и яркие, во всяком случае, для любителей страшной прозы. «Шпунтовка» — история о жильце, который принес в дом квартиросъемщиков неприятную картину. Зло, впрочем, скрывается не на холсте, а в раме, искажающей все, что видят через нее. Другой писатель добавил бы драматизма и заставил читателей поволноваться за героев; Чайна же обрывает повествование на самом интересном месте. «После праздника» рассказывает о троице гуляк, что надели головы животных и... не захотели снимать. Имел ли место ритуал, или акт протеста, или способ расплатиться за смерть зверей — ответов мы не узнаем. Потому что почти все рассказы в сборнике, как и, например, трилогия Вандермеера о Зоне Икс — «загадки, обернутые в тайну».

Да-да, Мьевиль не привык объяснять, откуда взялись летающие айсберги в «Аванто» или воронки вокруг зараженных в «Крепости». Существуй у «новых странных» манифест, первое его положение гласило бы: необъяснимое должно оставаться самим собой. Никаких поблажек или подсказок для читателя, привыкшего к архетипичным, по Макки, сюжетам. Почему умершие стали поворачиваться ногами к живым в «Позе новой смерти», или отчего актриса, имитирующая болезни, начала изображать несуществующие недуги в «Нетипичной подсказке»? Эпидемия — не худший ответ, потому как в других историях автор может до последнего играть с читателем, обещая объяснить, что происходит... и оставит в дураках.

Итак, воображаемый взрыв не заденет ни тех, кто любит расставлять точки над i, ни ценителей лавкрафтианского ужаса, как делал предыдущий сборник «В поисках Джейка». Непознанное у «новых странных» не обязано быть космическим и тем более злым. Оно самодостаточно, и только люди, случайно оказавшиеся поблизости, пытаются классифицировать его и как-либо к нему относиться.

Кстати, о людях. Большинство персонажей книги — марионетки, которых забываешь, перевернув последнюю страницу. Есть, конечно, и приятные исключения. Например, маразматичный старичок из «Яйца канюка», которому поручено охранять плененного идола. Посадив в одну камеру человека и бога — единственного, пускай и безответного, собеседника, — Мьевиль порождает массу забавных ситуаций. Не менее любопытно следить и за злоключениями Уильяма, студента-патологоанатома, который обнаруживает на костях препарируемого трупа загадочные узоры. Прими события другой оборот, протагонист стал бы колоритным душегубом, а мог бы оказаться в водовороте событий, подобно героям «Кракена» или нью-кробюзоновской трилогии. Увы, автор не подводит персонажа к разгадке, следовательно, и не развивает его. Что касается Джоанны и Мел из «Пойны Кулли», то они — типичные жертвы ужастика, человечные ровно настолько, чтобы читатель им сопереживал.

Остальные персонажи получились не то чтобы скучными — однотипными. Некоторые из них борются или взаимодействуют со Странным, но чаще — наблюдают. Наблюдают за летающими айсбергами детишки в «Аванто», наблюдает за куколкой в бутылке Конинг в «Девятой технике», и даже Анна Сэмсон из «Крепости», устав бороться с эпидемией проваливающейся земли, усаживается на островке земли и наблюдает за концом света. Большинство персонажей не делает для себя никаких выводов, не эволюционирует к финалу, более того — их сюжеты завершаются далеко не всегда. Все эти люди — свидетели Странного, во всяком случае, такую судьбу им отводит автор.

Секрет в том, что Мьевилю интереснее демонстрировать очередную безумную идею, чем плести сюжетную нить или раскрывать характеры. Его книги запоминаются сюрреалистическими образами: мало кто вспомнит с ходу, как звали протагониста в «Вокзале потерянных снов», зато образ жукоголовой девушки героя вспыхивает в голове моментально. То же самое касается «Города и города»: редкий человек, будучи в здравом уме, вытерпел бы месяц в Бещеле или Уль-Коме, а инспектор Борлу, напротив, еще и ловит преступников. В «Трех моментах взрыва» писатель наконец признается себе, что люди ему, в общем-то, неинтересны. Мьевиль не зря называет себя наследником сюрреалистов — сборник похож на галерею фантасмагорических картин, безусловно, красивых, но далеких от жизни. Понравятся они вам или нет, зависит от любви к подобному искусству, и ни к чему более.

И все же, «Три момента» — это бомба. Но что же она призвана потрясти? Конечно же, воображение. Двадцать восемь осколков разлетятся, чтобы увязнуть в мыслях и снах читателей и... дать всходы на новой почве? Может быть. Не все взрывы разрушительны.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)